Михаил Маркитанов (mikhael_mark) wrote,
Михаил Маркитанов
mikhael_mark

Categories:

Украинец из-под Волновахи

Среди Героев Советского Союза личности встречались разные. В том числе и такие, которым, казалось бы, сама жизнь препятствовала в том, чтобы стать героями и вообще воевать. А они - воевали и били врага настолько эффективно, что все только поражались. Человек, о котором пойдёт речь сегодня, вполне мог бы в годы войны трудиться в тылу, ковать обороноспособность Родины - и никто бы его за это не осудил. Вероятно, он заслужил бы этим даже горячую благодарность потомков. Но "то, что другие почитали бы приобретением, он почитал тщетой" - и отправился на Курскую Дугу.





Григорий Иванович Пэнэжко


Звали этого человека Григорий Иванович Пэнэжко (1912 - 1992), родился он в селе Валериановка Волновахского района Донецкой области в семье крестьянина. По национальности - украинец. Семья Пэнэжко была крепкой, дружной и работящей, а потому, в условиях восточно-украинского плодородия - и зажиточной. Ивану Климовичу Пэнэжко, отцу нашего героя, принадлежал просторный дом, несколько коров и целый табун лошадей, кроме того - большой земельный надел. Конец этому благополучию положила Гражданская война - в Донбассе в 1918 - 1919 годах шли ожесточённые бои. Да и политика продразвёрстки, проводимая большевиками, не лучшим образом сказывалась на благосостоянии крестьян. В довершение всего два старших брата Григория Ивановича были мобилизованы в РККА и погибли один за другим.

В результате Гриц Пэнэжко был вынужден в 12 лет бросить учёбу и отправиться на заработки на рудники, чтобы помочь семье хоть как-то свести концы с концами. За трудовые успехи начальство наградило молодого украинца - направило его на учёбу в Мариупольский сельскохозяйственный техникум, по окончании которого Гриц Пэнэжко работал зоотехником - сперва в Киргизии, затем - в Алма-Атинской области.

В 1939 году Григория Ивановича призывают на срочную службу в РККА. В этот период Красная Армия активно занимается своим техническим переоснащением, испытывая острую потребность в грамотных специалистах танковых, механизированных войск и авиации. Захватила эта тенденция и Григория Ивановича Пэнэжко: по комсомольской путёвке его направляют в Ленинградское танко-техническое училище. В 1938 году Пэнэжко заканчивает его и получает воинское звание техник-лейтенант.

Свою офицерскую службу будущий Герой Советского Союза начал в Одессе - военным представителем на машиностроительном заводе имени Январского восстания. В обязанности молодого офицера входили приёмка боевой техники на заводе и её сопровождение в воинские части. Во время одной из таких служебных командировок его и застала Великая Отечественная война.

22 июня 1941 года Пэнэжко перегонял колонну плавающих танков Т-37 в район Перемышля, где эти танки должны были поступить на вооружение 8-го механизированного корпуса. Однако при подходе к месту назначения колонна была атакована немецкими бомбардировщиками, и только хладнокровие и сообразительность Пэнэжко спасли танки от полного уничтожения. Григорий Иванович так рассказывал об этом: "
Вот война и началась! Она застаёт меня неподалёку от Перемышля ранним утром, когда я думал: скорее бы сдать роту и — в Москву, на зачётную сессию заочников инженерного факультета Бронетанковой академии. Светает. За кормой моей машины разгорается заря. Серая лента шоссе тонет в тумане. Туман тянется по лощине и цепляется вдали за островерхие кровли Перемышля.


Я веду роту танкеток Т-37. Моя обязанность, как военного представителя на машиностроительных заводах Одесской группы, — сдать роту штабу Н-ской части, стоящему в местечке под Перемышлем. После этого я должен заехать в Одессу, к месту своей службы, а оттуда уже можно в Москву. Со мной на головной танкетке едет Иван Кривуля, младший политрук, назначенный на должность замполита роты.





Лёгкий плавающий танк Т-37 с экипажем




Кривуля рассказывает мне о своём житье-бытье в Одессе, где он учился на курсах младших политруков. Я слушаю историю его встречи на танцплощадке одесского парка культуры и отдыха с некоей прекрасной Машей, от которой будто бы вся молодежь Январского завода сходит с ума и которая скоро будет его женой, посматриваю на Кривулю и думаю: «Молод он всё-таки, не солиден как-то для политработника».
Увлёкшись воспоминаниями о своей Маше, Кривуля при резком развороте машины свалился на меня в башню. Он поправляет свой растрепавшийся при падении большой тёмно-русый чуб. Меня всё это раздражает, я говорю:
— А политрук из вас, товарищ Кривуля, вряд ли получится.
Кривуля улыбается с таким добродушным видом, как будто уже не раз слышал это.
— Думаете, слабоват? — спрашивает он.
— Вы почти угадали, — говорю я.

Кривуля рассказывает о себе. Оказывается, он три года прослужил на действительной в должности помкомвзвода батареи и уже побывал на войне. Служил в артиллерии и бредил танками. Когда его полк преобразовали в танковый, решил остаться на сверхсрочную. В финскую кампанию был старшиной, командиром танка.

Разговор ведётся уже совсем в другом тоне. Кривуля говорит:
— Только на войне я стал размышлять о жизни. Сижу как-то под днищем танка, подогреваю его и думаю: мало еще сделал ты, Кривуля, в жизни, не далеко ушел, а время такое, что каждый должен много сделать.
— Так вот вы какой! — смеюсь я. — Теперь вы больше похожи на политработника.

Мы приближаемся к Перемышлю при полном рассвете. От тумана осталась только лёгкая дымка. День обещает быть чудным. Свежий ветерок от быстрой езды дует в лицо. Приятно думать, что через час-два я сдам дивизии роту и, может быть, ещё сегодня успею выехать в Одессу. Нужно только не задерживаться в Одессе, и тогда я попаду в Москву вовремя.

Моё короткое раздумье было прервано монотонным завыванием моторов, заглушивших шум нашей колонны. Я увидел в небе впереди себя рябоватое облачко. Это облачко шло вдоль шоссе, росло и быстро приближалось к нам. Вот уже ясно видны большие чёрные самолёты с хищно вытянутыми вперёд, светлыми клювами и белыми крестами на крыльях.

— Это немцы! — закричал Кривуля. — Такие в Финляндии были! Неужели война? ..

Как бы в подтверждение его слов, со стороны Перемышля докатились далёкие взрывы. Где-то рядом оглушительно охнуло, и над головой с ноющим воем пронеслись чужие самолёты.

— Война! — одними губами сказал я Кривуле.


Флажком дал сигнал «Делай, как я!», машинально, совершенно не отдавая себе отчёта, почему это делаю, свёл колонну с шоссе в рожь и ускорил движение. Мысль о том, что война началась, ещё не укладывалась в голову, но Москва уже стала далёкой" (конец цитаты).

Прибыв в расположение 34-й танковой дивизии, Пэнэжко оказался сразу же вынужден принять командование над приведённой им танковой колонной (автоматически превратившейся в танковую роту) и во главе этой стихийно возникшей роты выдвинуться на фронт. Здесь, благодаря решительным действиям новоиспечённого командира-танкиста удалось остановить наступление колонны немецких мотоциклистов.

В дальнейшем Григорий Иванович принимал участие в танковом сражении под Дубно - Луцком - Бродами. Дивизия, в составе которой сражался Пэнэжко, попала в окружение. Советские танкисты вели бой до тех пор, пока не израсходовали весь запас горючего и боеприпасов, после чего уничтожили танки и пробились из окружения. После выхода из окружения Пэнэжко вернулся в Одессу, на свою прежнюю должность. Хотя завод имени Январского восстания был эвакуирован на восток, часть его рабочих осталась в городе. Из них Пэнэжко сформировал бригады, поставил в строй старое списанное оборудование и на нём наладил ремонт танков, принимавших участие в боях против немецко-румынских захватчиков. Занимались созданные Пэнэжко бригады и производством специфически одесских танков "НИ-1" ("На испуг"), переделанных из гусеничных тягачей. Боевые возможности этой машины были невелики, но в условиях катастрофического дефицита военной техники и они сыграли существенную роль.


Танк НИ-1 ("На испуг") - импровизированная бронетехника, выпускавшаяся в 1941 году в осаждённой Одессе.
Разработчик - П.К. Романов



В октябре 1941 года Пэнэжко вместе с группой танков НИ-1 был эвакуирован в Севастополь и принимал участие в обороне главной базы русского Черноморского флота. В марте 1942 года Пэнэжко был тяжело ранени эвакуирован из Севастополя на Северный Кавказ в госпиталь. В Севастополь он уже не вернулся - город был захвачен гитлеровцами. Выздоровевшего Пэнэжко направляют в Москву, где он организует производство запчастей для танков на базе завода "Динамо".

В феврале 1943 года Григорий Иванович получает новое назначение - в состав 5-й гвардейской танковой армии. Так он оказывается на Курской Дуге и принимает участие во встречном танковом сражении под Прохоровкой 12 июля 1943 года. Об этом бое остались воспоминания: "Стоял такой грохот, что перепонки давило, кровь текла из ушей. Сплошной рев моторов, лязганье металла, грохот, взрывы снарядов, дикий скрежет разрываемого железа… От выстрелов в упор сворачивало башни, скручивало орудия, лопалась броня, взрывались танки. От выстрелов в бензобаки танки мгновенно вспыхивали. Открывались люки, и танковые экипажи пытались выбраться наружу. Я видел молодого лейтенанта, наполовину сгоревшего, повисшего на броне. Раненый, он не мог выбраться из люка. Так и погиб. Не было никого рядом, чтобы помочь ему. Мы потеряли ощущение времени, не чувствовали ни жажды, ни зноя, ни даже ударов в тесной кабине танка. Одна мысль, одно стремление — пока жив, бей врага. Наши танкисты, выбравшиеся из своих разбитых машин, искали на поле вражеские экипажи, тоже оставшиеся без техники, и били их из пистолетов, схватывались врукопашную. Помню капитана, который в каком-то исступлении забрался на броню подбитого немецкого «тигра» и бил автоматом по люку, чтобы «выкурить» оттуда гитлеровцев. Помню, как отважно действовал командир танковой роты Черторижский. Он подбил вражеский «тигр», но и сам был подбит. Выскочив из машины, танкисты потушили огонь. И снова пошли в бой".

А затем была Белгородско-Харьковская наступательная операция. 5 августа 1943 года его переводят на должность старшего адъютанта 278-го танкового батальона. В документах командования отмечается, что Григорий Иванович хорошо организовал снабжение батальона и работу штаба в условиях масштабной наступательной операции. Во время немецкого контрудара под Богодуховом Пэнэжко лично руководил доставкой горючего, боеприпасов и продовольствия на передовую. О дальнейшем сообщает "Википедия": "26 августа 1943 года батальон выбил противника из опорного пункта обороны села Гавриловка Харьковской области. Понимая, что танкистам без поддержки пехоты удержать занятые рубежи будет крайне сложно, старший техник-лейтенант Г. И. Пэнэжко собрал остатки различных стрелковых подразделений и лично повёл их в бой. В результате занятые танкистами позиции у села Гавриловка были прочно закреплены пехотой. Контратакующий противник, понеся большие потери в живой силе, отошёл на исходные позиции".

После этого сражения бригаду выводят в резерв. На фронт Пэнэжко возвращается в октябре 1943 года. И сразу же попадает в огонь: противник снова предпринимает контрнаступление на советские части. Пэнэжко, бывший к этому времени уже заместителем начальника штаба 31-й Кировоградской танковой бригады, берёт 6 танков и с ними обходит контратакующего противника. Небольшой отряд из шести русских танков неожиданно появляется на железной дороге Знаменка - Пятихатка, которую ему удаётся перерезать. При этом оказывается захвачен вражеский эшелон с военными грузами, уничтожен склад боеприпасов, штаб артиллерийской группы, 4 противотанковых орудия и до двухсот гитлеровцев. Захваченные отрядом Пэнэжко немецкие штабные документы позволили советскому командованию успешно спланировать наступательные операции и продолжить наступление.

В ноябре 1943 года в районе города Знаменка Пэнэжко уничтожил в бою два танка противника.

Трудно сказать, в какой именно период украинец из-под Волновахи дал свой странный обет, невольно вызывающий ассоциации с ветхозаветными аскетами-назореями, но факт остаётся фактом: Пэнэжко торжественно поклялся не бриться до тех пор, пока фашистская Германия не будет окончательно разгромлена. К моменту описываемых нами событий Григорий Иванович был уже обладателем окладистой "поповской" бороды. В июне 1945 года, после Парада Победы в Москве Пэнэжко напомнили про его обет, который он честно сдержал. Григорий Иванович отправился в парикмахерскую и немедленно сбрил свою ставшую знаменитой бороду, которую сослуживцы тут же растащили на сувениры.




Григорий Пэнэжко зимой 1943 - 1944 годов.


В ночь с 31 декабря 1943 года на 1 января 1944-го Григорий Пэнэжко, заняв с танкистами своей бригады село Карловку Кировоградской области, неожиданно оказался во вражеском окружении. Всю ночь валил густой снег. И всю ночь немцы праздновали новый год, что не мешало им обстреливать позиции советских танкистов из миномётов. Так что Пэнэжко и его сослуживцам было не до праздников. Утром под прикрытием снегопада на позиции танковой бригады двинулись в атаку "тигры". Но Пэнэжко к этому времени был уже опытным танковым командиром.  Подпустив фашистов на 30 метров, он с закрытых позиций обошёл их во фланг и сам ринулся в стремительную атаку. Немцы никак не ожидали такого поворота: они-то думали, что русские "тридцатьчетвёрки" у них уже, что называется, в кармане. Два "тигра" вспыхнули, подбитые снарядами наших танкистов, остальные поспешили ретироваться, разжимая клещи, давая Пэнэжко возможность вырваться. В этом бою Григорий Иванович был ранен, но продолжал командовать боем. 8 января 1944 года, развивая наступление, Пэнэжко первым ворвался в город Кировоград. Заняв выгодную позицию, капитан Пэнэжко отрезал пути отхода кировоградской группировке нацистов. В результате этого манёвра добычей Красной Армии стали 18 танков противника, 400 автомашин с военными грузами, 35 тягачей и даже 1 самолёт.

За образцовое выполнение боевых заданий украинцу Григорию Ивановичу Пэнэжко 13 сентября 1944 года было присвоено почётное звание Героя Советского Союза с вручением Ордена Ленина и медали "Золотая Звезда".

Последствия ранений, полученных в бою за Карловку, заставили Пэнэжко отбыть на лечение в госпиталь. Предполагая, что медики вчистую спишут его по состоянию здоровья и желая продолжать борьбу до полной победы над захватчиками, летом 1944 года Григорий Иванович попросту сбежал из госпиталя и вернулся в свою часть, которая к этому времени уже вела бои в Прибалтике.  В августе 1944 года он принимает участие в Каунасской наступательной операции, в ходе которой первым ворвался в город Расейняй и завязал уличные бои, не позволив немцам как следует выстроить оборону. Осенью 1944 года он участвует в Мемельской операции, зимой 1945 - в Восточно-Прусской операции. Весной 1945 года командование направило перспективного офицера доучиваться в Военную Академию Бронетанковых войск. Окончив её в 1948 году, Пэнэжко продолжил свою армейскую службу. В 1961 году он вышел в запас, преподавал в Московском автомеханическом техникуме, написал учебник по безопасности дорожного движения. Из-под его пера вышла также книга воспоминаний о Великой Отечественной войне, написанная очень живым и доступным языком, без лишней казёнщины и пафоса, зато с яркими образами однополчан.


Григорий Иванович Пэнэжко в послевоенные годы.
Уже без своей знаменитой бороды.

После выхода на пенсию Григорий Иванович жил в Московской области, активно занимался военно-патриотической работой с молодёжью. Трагически погиб 26 марта 1992 года.

_____________________________________
Статья о Григории Ивановиче Пэнэжко на сайте "Герои страны"
Воспоминания Григория Ивановича Пэнэжко

Tags: Браття-українці, Великая Отечественная война, История Отечества, История Украины, Курская битва, Неизвестных героев не бывает
Subscribe

promo mikhael_mark август 12, 21:50 Leave a comment
Buy for 10 tokens
То, чего я так боялся в прошлом году, увы, становится реальностью и приобретает конкретные очертания. Похоже, с нашими поездками на озеро Большое Унзово - окончательно и бесповоротно всё. Рейдерам, захватившим нижегородский НИИ Радиотехники (причём на безупречно законных основаниях захватившим -…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment