Михаил Маркитанов (mikhael_mark) wrote,
Михаил Маркитанов
mikhael_mark

Categories:

Ветеран, профессор, командир. Часть первая.

К 140-летию со дня рождения Сергея Леонидовича Маркова


19 июля (7 июля старого стиля) родился Сергей Леонидович Марков. Человек, которому суждено было стать одним из наиболее харизматичных и наиболее нравственно безупречных героев Белого Движения.





Марков Сергей Леонидович



Когда в России, растерзанной революцией и униженной большевиками, начиналась Гражданская война, для Маркова не стоял вопрос, на чьей стороне ему быть. Не стоял просто в силу того, что для победивших путчистов он по определению являлся преступником. В августе 1917 года Сергей Леонидович Марков вместе со своми командующим Антоном Ивановичем Деникиным поддержал Корниловское выступление, благодаря чему оказался под арестом в Быхове. Однако, дерзну предположить, что, даже если бы и не было в жизни Сергея Леонидовича этого эпизода и последовавшего за ним Быховского сидения, его выбор всё равно был бы не в пользу большевиков.
Сергей Леонидович Марков появился на свет в семье потомственного дворянина и офицера, командира артиллерийской батареи в Кронштадте и ветерана Среднеазиатских экспедиций русской армии при Александре Освободителе. В семье был царил культ армии, так что с выбором судьбы у юного Серёжи никаких проблем не стояло. В 1895 году он с отличием окончил 1-й Московский императрицы Екатерины Второй кадетский корпус и поступил в Константиновское артиллерийское училище, решив, видимо, пойти по стопам отца-артиллериста. Военными стали также братья Сергея Леонидовича.

В 1898 году Сергей Леонидович окончил в числе лучших и Константиновское училище. Училище считалось престижным, ео выпускники часто пополняли ряды корпуса Лейб-Гвардии, а лучшие выпускники имели право сами избирать себе место службы. Произведённый в подпоручики Марков оказался в рядах Лейб-Гвардии 2-й артиллерийской бригады. Это давало ему преимущество в один чин перед соучениками-армейцами. Но уже в этот период Маркова больше занимали не вопросы карьеры, а военное дело, которое он за время учёбы успел полюбить по-настоящему. Чтобы усовершенствоваться в военных науках, у выпускника училища в императорской России был один путь - Николаевская Академия Генерального Штаба. Поступить туда было крайне сложно, для этого требовалось выдержать двухступенчатые экзамены, отсев превышал 90 %. Марков экзамены выдержал. Способный, целеустремлённый и трудолюбивый молодой офицер сумел завоевать исключительное расположение своих наставников. За время учёбы он дважды повышался в чине - в 1902 году стал поручиком, а в 1904-м году, по окончании Академии - штабс-капитаном. Примечательно вообще, что Марков оказался на третьем курсе - обычно учёба в академии Генрального Штаба продолжалась два года, на дополнительный третий курс набирали самых успешных. Сергей Леонидович оказался в числе этих счастливчиков. И даже на фоне лучших из лучших умудрился показать "отличные успехи в науках", которые и дали ему досрочное производство в следующий чин.



Сергей Леонидович Марков вскоре после
окончания Академии Генерального Штаба




Выпуск из Академии совпал для Маркова по времени с началом Русско-Японской войны. Восприятие этой неудачной для России войны сегодня очень сильно искажено последующей большевистской пропагандой. А тогда, в 1904 году, внезапно разразившаяся на Дальнем Востоке война впервые не объединила, а разделила русское общество. Либеральная интеллигенция и шастающая по революционным кружкам молодёжь, как водится, принялась на все лады склонять "агрессивную политику" и "авантюризм" "прогнившего режима" и радоваться неудачам русского оружия (ибо поражение русской армии от столь "недостойного" противника, каковым считалась Япония, могло быть использовано в целях антиправительственной агитации). Патриоты - вне зависимости от политической окраски - понимали объективно две вещи. Во-первых, это не "агрессивный царизм" напал на "беззащитную" Японию, это Япония, стремящаяся к переделу заморских колоний в свою пользу, вероломно, без объявления войны напала на Россию, а раз так - честь независимого государства велит России защищаться, не считаясь ни с возможностями, ни с потерями. Иначе граждан России просто не будут по всему миру считать за людей. А во-вторых - ведущие западные геополитические игроки, вечно недовольные усилением России, активно вооружали Японию, подталкивая её к конфликту с Россией, а раз так - перед нами серьёзный противник. Была ещё третья категория - "шапкозакидатели", полагавшие, что уж кого-кого, а "макак" Россия расколотит в течение нескольких дней, и совершенно не учитывавшие, что основные промышленные мощности и основные войсковые контингенты Россия содержит в Европейской части, а транспортная сеть в Сибири не настолько развита, чтобы обеспечить быстрый переброс необходимых ресурсов на Дальний Восток. К числу последних Марков, всерьёз интересовавшийся военной наукой и в частности военной географией, явно не относился. Но на войну он отправился добровольцем.

На фронте Русско-Японской войны Маркову пришлось выполнять не только функции штабного офицера и военного топографа, но и разведчика, совершая дальние рекогносцировки и длительные походы по тылам японских войск. В качестве штабного офицера Марков принимал участие в боях при Шаушаньпу и на высоте 99, под Хуанлотоцзы, Сандепу и в решающем Мукденском сражении, о котором оставил достаточно подробные воспоминания. Все ужасы войны, все порождённые ею страдания людей прошли перед его глазами. Душа содрогалась, но Марков умел владеть собой. "Прочь, кровавые призраки! - записал он. - Вы колеблете дух, парализуете волю, а воевать надо, и воевать упорно" (выделено мной - М.М.). Это "воевать надо, и воевать упорно", - в определённом смысле станет в дальнейшем его девизом, которого он будет держаться и на фронтах Первой Мировой, и в походах Гражданской войны. Маркова неизменно отличало чёткое понимание смысла войны и проистекающей из него цели каждой конкретной операции. Это понимание придавало ему решимости действовать с полным самоотвержением. В ходе Русско-Японской войны Марков сумел также продемонстрировать прекрасное умение отделять главное от второстепенного. Например, он полагал, что в дни, предшествующие боям и непосредственно в дни боёв дог штабного офицера - планировать боевые операции  и следить за их ходом, а не заниматься "писарскими" вопросами об оформлении наградных документов или о разрешении тому или иному офицеру вступить в брак. А для того, чтобы разобраться с канцелярией и воздать по заслугам отличившимся, существуют периоды затишья.




С.Л. Марков (во втором ряду третий справа) среди выпускников Академии Генерального Штаба
на фронте Русско-Японской войны. Фото 1904 года




В одном из сражений Русско-Японской войны был тяжело ранен и от полученных ран скончался подпоручик Леонид Леонидович Марков, родной брат Сергея Леонидовича. Марков тяжело переживал эту трагедию, и тогда, наверное, впервые задумался о своей собственной смерти и о судьбе матери, оставшейся в тылу. Понимая, что в случае его гибели мать рискует остаться без средств к существованию, он пишет в редакцию одной из военных газет о необходимости установить специальные пенсии для матерей, чьи сыновья погибли на фронте. Вместе с тем, как бы ни велика была забота Маркова о матери, он и в мыслях не допускает, чтобы покинуть действующую армию. Государство, считает Марков, обязано позаботиться о женщине, которая смогла воспитать героя, погибшего за Отечество [1].

И ещё один важный момент, связанный с Русско-Японской войной. В бумагах Маркова, относящихся к данному периоду, обнаруживается ряд листовок. Листовок, судя по всему, адресованны к офицерству. То, что Сергей Леонидович заботливо сохранил их, может свидетельствовать о двух вещах. Либо он, как штабной офицер, считал необходимым эти листовки довести до сведения войск, либо вышестоящее командование вручило их ему (в числе прочих офицеров), а он счёл необходимым сохранить их на память, ибо они соответствовали его собственному мировоззрению. Листовки эти звали армию к самоотверженной борьбе за Россию и - внимание!!! - государя, к верности императору, напоминали о том, что только ценой безоговорочной преданности армия может сохранить страну от распада, а себя - от постыдного поражения. Одна же из этих листовок носит ярко выраженный антизападнический характер [2]. Таким образом, можно уверенно утверждать: в 1905 году, в условиях разразившейся первой "русской" революции Марков проявил себя как верный долгу офицер, не допускавший с революцией ни малейших компромиссов, убеждённый монархист и горячий патриот.

Марков, как и Деникин, был убеждён, что Россия не проиграла войну, что силы для её победоносного окончания у империи имелись в избытке, а время работало не на Японию. Поспешить с миром (на невыгодных условиях) Россию заставил революционый взрыв в тылу [3]. При этом Марков отнюдь не идеализирует порядки в русской армии, отмечая поверхностное усвоение офицерами принципов современной войны, преподаваемых в военных учебных заведениях [4]. Так в боях Русско-Японской войны ковался будущий вождь контрреволюции.

Наиболее плодотворным для Маркова стал межвоенный период. Именно в этот период во всю ширь развернулись таланты Маркова-теоретика, тем более, что для этого представилась благоприятная возможность в виде преподавания в Академии Генерального Штаба. Период после Русско-Японской войны, столь неожиданно проигранной Россией вызвал настоящее бурление военной мысли. Офицеры собирались вместе, образовывали кружки, в рамках которых обсуждали события недавней войны, причины поряжений, понесённых русской армией [5], и направления будущей военной реформы, необходимость которой осознавалась как царём, так и его подданными. "Никогда еще, вероятно, военная мысль не работала так интенсивно, как в годы, последовавшие после японской войны. О необходимости реорганизации армии говорили, писали, кричали. Усилилась потребность в самообразовании, и, сообразно с этим, значительно возрос интерес к военной литературе, вызвав появление целого ряда новых органов", - характеризовал этот период Антон Иванович Деникин. Для Маркова это была благоприятная возможность: во время Русско-Японской войны он много наблюдал, много размышлял за ходом боевых действий и решениями командования. Теперь появилась возможность эти наблюдения систематизировать и обобщить.





Пока же Сергей Леонидович направляется в штаб Варшавского военного округа,  а затем - проходит цензовое командование ротой в Лейб-Гвардии Финляндском полку. То есть, начав своё военное образование с артиллерии, Марков неожиданно решает переквалифицироваться в пехотинца. С чем связано такое его решение? Точно утверждать не берусь, однако характер Маркова заставляет предположить, что движет им прежняя любознательность в профессиональных вопросах. Несмотря на крайнюю важность артиллерии, пехота оставалась на полях сражений главной действующей силой, а раз так - ни о каком серьёзном руководстве боевыми операциями не приходилось говорить, не постигнув досконально премудростей пехотного командира. Финляндский же полк был знаменит не только своим элитарным гвардейским статусом, но и своей богатой боевой историей, и своими славными делами в Русско-Турецкую войну 1877 - 1878 годов. Цензовое командование продолжалось год, после чего в январе 1907 года Марков получил назначение в штаб 16-й пехотной дивизии. Это назначение тоже не было случайным и имело последствия для дальнейшей биографии Маркова - военного учёного. Дело в том, что 16-й пехотной дивизией в 1877 - 1878 годах командовал прославленный русский полководец Михаил Дмитриевич Скобелев, исследованием полководческой биографии которого Марков активно занимался. Вероятно, именно служба в 16-й пехотной дивизии и рассказы сослуживцев пробудили в Маркове интерес к фигуре "Ак-паши".

В июне 1908 года "Марков был переведен в Генеральный штаб и по 1911 год служил на должности помощника начальника делопроизводителя в отделе генерал-квартирмейстера Главного управления Генерального штаба, - пишет о дальнейшей военной карьере Маркова Елена Семёнова. - В этот же период, 29 марта 1909 года он был произведен в подполковники (утвержден в декабре).

К этому же периоду относятся знаменательные события в личной жизни Сергея Леонидовича: женитьба на княжне Марианне Павловне Путятиной, рождение сына Леонида в 1907-м году и дочери Марианны в 1909-м.

В 1910 году Марков отправляется в командировку в Германию. Официальной целью её является усовершенствования знаний немецкого языка, однако, предположительно, Сергей Леонидович выполнял секретное разведывательное задание по фотографированию усовершенствованных фортов немецкой крепости Торн. В воспоминаниях одного из юнкеров Владимирского военного училища в Петербурге сохранился эпизод этой миссии, передаваемый из уст в уста, как легенда, но не имеющий точных подтверждений: заметив за собой слежку, Марков, не теряя находчивости и присутствия духа, использовал единственное средство спасения - выгребную солдатскую яму, где просидел довольно длительное время, пока немцы не прекратили его поиски" (конец цитаты).

С 1911 года Марков находится на преподавательской работе. В Академии Генерального Штаба, которую он сам не так давно окончил, Марков преподаёт историю военного искусства периода Петра Великого. 6 декабря 1911 года молодого офицера производят в полковники. Одновременно Сергей Леонидович ведёт занятия также в Павловском военном и Михайловском артиллерийском училищах. Там он ведёт курсы по тактике, военной географии и русской военной истории.




Штаб-офицер (преподаватель) и юнкер Павловского военного училища.




Занятия одновременно военной географией и военной историей существенно облегчают Маркову его научные труды, а его курсантам - усвоение материала. Излагая особенности той или иной местности как ТВД, Марков мог с лёгкостью приводить примеры из войн прошлого, как то или иное географическое обстоятельство успешно или не очень успешно использовалось командирами. Марков как преподаватель был строг, но умел заинтересовать. Его лекции слушали, затаив дыхание. Он настаивал на том, чтобы юнкера как можно больше читали, чтобы досконально понимали суть излагаемой им науки - и в то же время Марков добивался понимания, что никакие книги и никакие, самые стройные, теории не смогут охватить всего множества ситуаций, которые могут возникнуть на войне. Поэтому Марков настаивал на том, чтобы его ученики фантазировали, чтобы проявляли творческий подход к выданным им заданиям. Е. Семёнова приводит такие любопытные воспоминания одного из курсантов Маркова: "Юнкера Павловского военного училища, готовящиеся стать офицерами, естественно, обращали большее внимание на такие предметы, как тактика, фортификация, артиллерия, чем на военную историю и географию, особенно на последнюю, так как она не находила в их представлении ясного практического применения, да и была, в сущности, малоинтересна. Поэтому военная география проходилась юнкерами формально, лишь для получения хорошей отметки. Это был предмет, подсобный для основных и имевший второстепенное значение.


Но преподавать его стал подполковник Марков, не терпящий формального отношения к делу, внесший в преподавание живой дух, связавший все, что давалось предметом военной географии, с реальной жизнью, с войной, со всеми деталями, с которыми столкнется офицер на войне. Начав с того, что он привлек внимание юнкеров к себе - видом, манерами, живостью и энергией, красивой речью, ее образностью - постепенно, но и быстро, он увлек юнкеров и самим предметом. Все - и местность, и жизненные ресурсы, и само население районов возможных боевых действий, все принимало важное значение.

Подполковник Марков коротко, выпукло и ясно рисовал жизненные картинки, в которых участвовали леса, реки, болота, горы, ресурсы районов, само население, благоприятно или неблагоприятно относящееся к армии. "Вообразите" или "фантазируйте" - говорил он юнкерам и, нарисовав картину, спрашивал: "Как вы поступаете?". Для пояснения он рассказывал примеры из военной истории, касающиеся действий мелких воинских частей, т.е. таких, начальниками каких могут быть молодые офицеры. Он говорил, что примеры, рассказываемые им, и те примеры, которые юнкера, а затем офицеры прочтут в книгах ("Читать всегда нужно. Много читать!"), и даже их богатая фантазия не покроют всех возможных на войне случаев; часто случаи могут быть совершенно не предусмотренные, но знания и "реальная фантазия" облегчат быстрое решение всяких задач.

На образных примерах подполковник Марков развивал у юнкеров между прочим два важных чувства: наблюдательность и соображение. Вот пример.

Офицер послан в разведку на приграничную с соседним государством полосу. Он отлично знает военную географию, он даже специально подготовился к этой разведке. Выполняя полученное задание, офицер, проходя населенный пункт, видит, что учитель играет с детьми. Дело нормальное, но офицер все же заинтересовался игрой. Оказалось, учитель играет с детьми "в войну". Он разделил детей на две стороны: желтую и синюю, и всегда проводит решение игры так, что "желтая" сторона побеждает "синюю". При каждой такой победе учитель говорит детям, что "желтые" победили потому, что у них было больше порядка, они слушаются своих начальников, они более смелы и прочее. Дети в восторге все, и "желтые", и "синие".

- Какой вывод делает офицер? - спрашивает подполковник Марков. - Ответ: ведется моральная подготовка детей к войне, и им внушается, что при известных условиях желтые (японцы!) должны всегда побеждать синих (русских!).

- Что требуется от разведчика? - Ответ: знать местность, население и... быть наблюдательным во всем и всегда. Другой пример.


Разведчик направляется в приграничную зону Восточной Пруссии. В лесу он наталкивается на... проволочные заграждения. Разведчик сообразителен - он видит в проволочных заграждениях не случайность и доносит, куда следует. Делу дается ход: Германскому правительству делается запрос. Оно отвечает: "Русский рогатый скот часто ищет тень в жаркую погоду, входит в лес, ломает и портит деревья. Проволока оберегает лес". Подполковник Марков расшифровывает этот ответ: "Конечно, господа, рогатый скот - это наша кавалерия в предстоящих боевых действиях в Восточной Пруссии". Так указан был не только пример сообразительности разведчика, но и определенно сказано было о возможной войне с Германией. Результат: "фантазия" юнкеров стала развиваться сильней, а интерес ко всей географии возрос настолько, что этот предмет занял в их представлении первостепенной важности положение среди остальных предметов" (конец цитаты). Видим таким образом, что Марков стремился не только обобщить опыт недавно закончившейся войны - он понимает причины этой войны, а от этих причин переходит к выводу о неизбежности войны новой, ещё более страшной - европейской, когда западные кураторы Японии решатся открыто выступить против России. И готовит к этой войне своих слушателей. Так что в успехах, которые выпали на долю русского оружия в Первую Мировую войну, есть безусловная заслуга не только Маркова-командира, но и Маркова-профессора.

Марков сурово требовал от своих учеников дисциплины. Опоздавшему лучше было вообще не попадаться на глаза полковнику-профессору. "Почему задержались? - спрашивал Марков уничтожающе спокойным тоном. - Играли на бильярде? Так продолжайте играть дальше, я вам не мешаю". На первый взгляд, такое отношение представляется жестоким. Но не будем забывать, что речь идёт о воспитании будущих офицеров, которым в боевых условиях, возможно, придётся исполнять приказ, от которого будет зависеть и их собственная жизнь, и жизни тысяч других людей. И точность исполнения данного приказа может решить исход всей кампании. Марков ни на минуту не позволял себе об этом забыть. Как не позволял себе забыть и о том, что предчувствовал: новая война стоит на пороге. Понимая же важность для войны и победы своих предметов, он добивался от юнкеров интереса к этим предметам и усердия в их изучении.

В этот период Сергей Леонидович много пишет. Самым знаменитым его трудом стал учебник "Военная география России", написанный в соавторстве с полковником Г.Г. Гиссером. Этот учебник выдержал несколько переизданий, в 1911 году был переработан в соответствии с изменившимися требованиями. Помимо описания возможных театров военных действий, книга содержит довольно точную характеристику самих боёв, которые на этих театрах могут развернуться. Прогнозы Маркова в ходе Первой Мировой войны блестяще подтвердились.

В 1911 году Марков выпустил учебник "Военная география иностранных государств". Примечателен список государств, выбранных Марковым для анализа - это Германия, Австро-Венгрия, Румыния, Турция, Китай и Япония. Из перечисленных стран три оказались противниками России в Первую Мировую войну, на территории четвёртой Русской Армии пришлось вести боевые действия. Марков с его аналитическим умом уже провидел контуры будущего мирового противостояния...



Обложка книги С.Л. Маркова "Военная география России"




Ещё одним фундаментальным трудом Маркова стали "Записки по истории Русской Армии". В этой книге Сергей Леонидович подверг всестороннему анализу военные реформы Д. Милютина, а также ходу и причинам Русско-Турецкой войны 1877 года. В этой же книге Марковым последовательно проводится мысль о самобытности русского военного искусства, о национальных особенностях русского солдата, о необходимости "поддержания духа" в армии - то, что уже скоро станет ой, как актуально.

Как я уже говорил, Марков активно занимался изучением полководческой деятельности Скобелева, которого Сергей Леонидович считал одной из наиболее выдающихся фигур второй половины XIX века. В 1907 году Марков выпустил сборник приказов Скобелева. С этими документами он имел возможность познакомиться во время своей службы в 6-й пехотной дивизии. Теперь трудами Маркова они вводились в научный оборот.

В 1914 году разразилась Первая Мировая война. Наступило время проверки на прочность и военных теорий, и проведённых в стране военных реформ. А ещё - время испытания на прочность патриотических деклараций каждого. Это испытание Марков, в отличие от многих своих сверстников, прошёл безукоризненно. Но об этом - в другой раз.

Продолжение следует

_______________________________________________________________
Примечания

[1] Марков и марковцы. - М.: Информационное агентство "Белые воины". - 2012. - с. 74 - 75.
[2] Там же, с. 76 - 77.
[3] Там же, с. 14
[4] Там же, с. 15.
[5] Напомню, что за всю Русско-Японскую войну нашими войсками ни одно крупное сражение так и не было выиграно. Героизма было проявлено много - эфективности ноль.



Tags: Белые, Вечная память, Гражданская война, История Отечества, Марков и марковцы
Subscribe

Posts from This Journal “Марков и марковцы” Tag

promo mikhael_mark december 26, 2019 12:52 8
Buy for 10 tokens
Как известно, одним из главных аргументов тех, кто категорически выступает против передачи храмовых зданий верующим, является ограниченность финансовых ресурсов у Церкви и отсутствие понимания "всей всемирно культурной ценности этих старинных памятников". В итоге, делается вывод,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments