Михаил Маркитанов (mikhael_mark) wrote,
Михаил Маркитанов
mikhael_mark

Categories:

Вождь Ярославского восстания был эмиссаром Корнилова

В свете недавнего юбилея Ярославского восстания захотелось поднять информацию о том, кто же возглавлял этот героический акт сопротивления большевистской тирании? Имя этого человека мне было известно - полковник Александр Петрович Перхуров. А вот о его биографии пришлось собирать сведения по разным источникам. Что удалось найти - судить вам.






Александр Петрович Перхуров, руководитель Ярославского восстания




Александр Петрович Перхуров родился в русской дворянской семье, известной со времён Ивана III. Появился он в родовом поместье в селе Шерепово Корчевского уезда Тверской губернии, где жил его отец - отставной титулярный советник. Семья была большая - кроме Александра, в ней имелось ещё два сына - Борис и Сергей, оба участники Белого Движения, сложившие свои головы в боях с красными узурпаторами, и две дочери - Лидия и Екатерина. В семье имелись военные традиции: дед будущего белогвардейца служил в Лейб-Гвардии Литовском полку. Так что, хоть путь военного для Александра и не был предопределён (отец, например, пошёл по гражданской стезе), но определённый пример у него был. И Александр свой выбор сделал.

Он покидает родную Тверь и поступает в Московский кадетский корпус, который окончил в 1893 году. Два года спустя Перхуров оканчивает Александровское военное училище - одно из наиболее престижных в Российской империи. По окончании училища Перхуров выбирает себе стезю артиллериста - и, судя по всему, это был осознанный выбор, вплоть до самой революции он служит в артиллерийских частях, в качестве артиллерийского офицера проходит две войны. Что ж - в условиях конца XIX - начала XX столетия это был закономерный выбор, артиллерия начинала господствовать на полях сражений, успех битвы теперь решало не столько мужество пехоты в штыковом бою и не своевременный удар кавалерией, а прежде всего огневая подготовка. А это повышало требования к артиллерии, вызывало необходимость совершенствовать её организацию и тактику. В общем, служба для офицера-энтузиаста обещала быть интересной.



Александр Петрович Перхуров в форме
Русской Императорской Армии конца XIX столетия.




Первым местом службы будущего вождя ярославских белогвардейцев стала 39-я артиллерийская бригада, стоявшая в Закавказье, под Карсом. В период своей службы в Закавказье Перхуров познакомился с Евгенией Владимировной Григорьевой, дочерью гражданского чиновника. Под занавес XIX века они поженились, в 1899 году появилась на свет их дочь Тамара.

В 1901 году молодой офицер покидает ряды родной артбригады, чтобы поступить в Академию Генерального Штаба - основную на тот момент кузницу военных кадров высшей квалификации. Видимо, Перхуров почувствовал, что имеющихся у него знаний для успешного прохождения службы ему уже не хватает. Вряд ли им двигали карьерные мотивы: поступить в Академию в те времена было крайне тяжело, поступал в лучшем случае один из десяти претендентов на место, вступительные экзамены были двухступенчатыми. Перхуров эти испытания прошёл успешно и в 1903 году окончил Академию. После Академии он был направлен на службу во 2-ю Туркестанскую бригаду, однако прослужил в ней он менее года. Разразилась Русско-Японская война, и Перхуров отбыл на фронт, переведясь для этого в 1-й Сибирский артдивизион.

После Русско-Японской войны Александр Петрович служил в Омске, в 1907 году произведён в капитаны и переведён в 3-ю Восточно-Сибирскую артиллерийскую бригаду. В 1911 году у Перхурова родился сын Георгий.

Александр Петрович участвовал в Первой Мировой войне с самых первых дней, командовал 5-й батареей 14-й Сибирской стрелковой артбригады. Бои 29 - 30 мая 1915 года дали ему возможность отличиться. 1915 год выдался для Русской Армии особенно тяжёлым. Снарядный и патронный голод вынудили русские войска отступать, оставляя в руках австро-германцев не только занятые прежде большой кровью территории, но и исконно русские земли. Солдаты бредили изменой. Главнокомандующий великий князь Николай Николаевич откровенно паниковал (что в итоге кончилось его смещением и принятием должности на себя самим императором Николаем Вторым).



Ещё одно фото Александра Перхурова в дореволюционный период




29 мая 1915 года немцы у деревни Суха атаковали русские войска на позициях. А перед этим - открыли шквальный артиллерийский огонь и применили отравляющие газы. В результате оборонявшиеся русские войска понесли значительные потери. Когда же немцы двинулись в атаку на ослабленные русские войска, Перхуров со своей батареей открыл по ним убийственный огонь, чем заставил остановиться, после чего перенёс огонь вглубь, нанеся удар по вражеской артиллерии. Немецкие пушки смолкли. Точная и грамотно организованная стрельба батареи Перхурова позволила русским войскам продержаться до подхода резервов, после чего русские перешли в контратаку, что позволило ей занять более удобные позиции и закрепиться на них, причём артиллеристы Перхурова активно поддержали контратаку огнём. За свои умелые действия Александр Петрович был награждён Орденом св. Георгия IV степени.

В январе 1916 года Перхуров досрочно был произведён в полковники (со старшинством с 19 июля 1915 года). В том же году он был назначен командовать артиллерийским дивизионом и направлен на Румынский фронт. В начале 1917 года вернулся в Россию. Осень застаёт его в должности начальника артиллерийских курсов в г. Юрьеве (ныне Тарту). В октябре того же 1917 года Перхуров был представлен к чину генерал-майора, но большевистский переворот не дал этому производству осуществиться.

А потом начались явочным порядком переговоры о "перемирии", большевики провозгласили свой печально известный "Декрет о мире", армия объявлялась демобилизованной (в условиях не подписанного мира это означало сдачу наших территорий под немецкую оккупацию без сопротивления). В декабре 1917 года, поняв, что фронт окончательно рухнул, Перхуров демобилизуется и отправляется на Дон, где Алексеев и Корнилов ведут формирование новой, Добровольческой Армии для свержения узурпаторов-большевиков и восстановления противогерманского фронта.



Основатели Добровольческой Армии - М.В. Алексеев и Л.Г. Корнилов





Таким образом, можно утверждать, что Александр Петрович Перхуров вступил в Добровольческую Армию одним из первых. Но отправиться в Ледяной Поход ему не довелось. Командование Белой Армии считало необходимым разжечь пламя антибольшевистской борьбы по всей России, чтобы зарождающееся движение действительно могло решать общероссийские, а не узко-локальные задачи. Поэтому Корнилов направляет Перхурова ещё с двумя офицерами в Москву для установления связей с тамошним антибольшевистским подпольем и формирования добровольческих белых отрядов.

В Москве Перхуров быстро выдвигается на должность начальника штаба местной тайной офицерской организации, устанавливает связи с "Союзом Защиты Родины и Свободы" Бориса Савинкова. Казалось бы: что общего могло быть между офицером-патриотом и одним из наиболее ярких представителей "революционной демократии", человеком, запятнавшим себя предательством Корнилова в августе 1917 года? Этот вопрос, однако, легко снимается, если обратиться к программе савинковского "союза". Его целями провозглашалось свержение советской власти, восстановление элементарных гражданских свобод, введение военной диктатуры (!!!) впредь до Учредительного Собрания и продолжение войны с Германией. Согласитесь, любой патриот-консерватор (за исключением, разве что, совсем отмороженных политических лунатиков) в 1918 году подписался бы под этой программой. Удовлетворила она и Перхурова.




Борис Савинков. В прошлом - профессиональный революционер, в 1918 году
он стал одним из организаторов контрреволюции, когда увидел, какими страшными последствиями
для страны обернулся большевистский переворот




Бедой белого подполья, однако, оставалось отсутствие у офицеров конспиративного опыта. Савинков, как опытный в прошлом революционер, мог бы с ними этим опытом поделиться, но не хватило времени. В мае 1918 года большинство московских подпольщиков было арестовано и уничтожено большевиками. Оставшимся в живых пришлось перебираться в глубинку и там начинать всё с нуля. В июне 1918 года по заданию Савинкова Перхуров выехал в Ярославль.

В этом городе Александру Петровичу удалось не только установить контакты с подпольными офицерскими организациями, но и действительно разжечь пламя антибольшевистской борьбы. 6 июля город восстал против большевистского произвола. Восстание развивалось по заранее намеченному плану. По условному сигналу повстанцы, вооружённые всего лишь 12-ю револьверами, захватили артиллерийский арсенал в городе, вооружили добровольцев, заняли почту, телеграф, радиостанцию и казначейство. Находившиеся в городе немногочисленные большевистские отряды были легко разбиты, страшная губЧК - ликвидирована, а советская власть объявлена низложенной. В этот же день Перхуров был провозглашён командующим Ярославского отряда Северной Добровольческой Армии (которую ещё предстояло создать). Отряд Перхурова насчитывал от 400 до тысячи человек, в основном - офицеры, кадеты, учащаяся молодёжь и некоторые крестьяне окрестных деревень.  На сторону повстанцев перешёл в полном составе Ярославский автобронедивизион. Правда, скоро выяснилось, что на ходу в нём только два броневика - но эти машины сыграли существенную роль в борьбе с большевиками.



Ярославский автобронедивизион примкнул к антисоветскому восстанию в полном составе.




Перхуров объявил город на военном положении, а самого себя стал именовать "Главноначальствующим Ярославской губернии". В этой должности, однако, ему не суждено было продержаться и месяца. Ход восстания хорошо изложен в статье Вячеслава Кондратьева. Остаётся добавить (со ссылкой на статью Ю. Урюкова), что оборона восставшего города была организована на редкость грамотно, так что большевики отнюдь не сразу решились штурмовать Ярославль, несмотря на своё подавляющее численное превосходство. Весь периметр города Перхуров поделил на участки, каждый участок занимали 100 - 150 человек при пулемётах, в самом городе удалось наладить ремонт повреждённого большевиками оружия и боевой техники. Перхуров старательно пресекал все эксцессы в городе. «Приказываю твёрдо помнить, - писал он, - что мы боремся против насильников за правовой порядок, за принципы свободы и неприкосновенности личности». В Ярославле была восстановлена городская управа, легализована деятельность запрещённых большевиками политических партий. Это обеспечило белым широкую поддержку населения.


Однако силы оказались неравны, а подать помощь ярославцам было попросту некому - импровизированная каппелевская армия (200 человек при двух пушках!!!) оперировала за сотни километров от Ярославля, а чехи... Чехи не стремились ввязываться в русскую смуту, они торопились на запад, куда их должны были вывезти союзнические корабли из Владивостока. Когда стало ясно, что восстанию не продержаться, большинство повстанцев приняло решение сдаться комитету пленных немцев, находившихся в Ярославле. Эти люди, доведённые до отчаяния большевистский произволом, верили, что немцы сумеют договориться с красными и спасти их от расправы. Перхуров слишком хорошо понимал, что такое немцы, знал он и то, что единожды струсивший может струсить и вторично. А главное - ему претило просить защиты у врагов Отечества. С небольшой группой добровольцев, решивших к нему присоединиться, он 18 июля прорвался мимо красных на катере и скрылся из города. Вместе с ним из большевистского окружения вырвалось 50 человек. Поначалу планировалось силами этого отряда нанести удар в тыл красным, однако непосредственное наблюдение за силами противника убедило полковника, что такая атака явится форменным самоубийством. Поэтому решено было пробиваться на восток, на соединение с чехами. За Костромой Перхуров распустил свой отряд, сам же с двумя спутниками на лодке доплыл до Васильсурска, откуда отправился пешком через лес. Спустя полтора месяца Александру Петровичу удалось добраться до Казани, к этому времени уже освобождённой войсками Каппеля (совместно с чехами). С этого момента началась его служба в белых войсках Восточного фронта.

Те же, кто положился на честное слово пленных немцев, предсказуемо оказались обмануты. Едва большевики заняли Ярославль, немцы немедленно выдали всех белогвардейцев им на расправу. В городе начались массовые расстрелы.



Перхуров - белый офицер.

В Народной Армии КомУча Перхуров возглавлял отдельную Казанскую бригаду, участвовал в боях под Бугульмой и Нурлатом. В декабре 1918 - феврале 1919 он находился на лечении. За это время Казанская бригада была развёрнута в дивизию в составе корпуса В.О. Каппеля, которую Перхуров после выздоровления и возглавил. 17 июня 1919 года адмирал Колчак подписал приказ о производстве Перхурова в генерал-майоры с прибавлением к фамилии почётного прозвища "Ярославский" - за руководство Ярославским восстанием.

Летом 1919 года Перхуров сформировал летучий партизанский отряд для действий в тылу красной армии. Отряд провёл несколько успешных операций, после чего Перхуров был назначен командовать всеми летучими партизанскими отрядами 3-й армии Колчака.

После падения белого Омска армию Колчака ждал Великий Сибирский Ледяной поход. Принял участие в нём и Перхуров со своими бойцами. Под Красноярском в начале 1920 года он получил приказ С.Н. Войцеховского самостоятельно пробиваться за Байкал. Чтобы избежать столкновений с противником, Перхуров повёл свои войска через глухую тайгу. Идти пришлось в условиях сумеречных зимних дней и длинных ночей, и в конце концов отряд заблудился. В результате Перхурову пришлось сдаться вместе со своими бойцами красным.

В январе 1921 года Перхуров был освобождён и дал согласие красным работать в их армии как военспец. Назначили его в штаб Приуральского военного округа. Трудно сказать, что побудило белого генерала и убеждённого антисоветчика пойти на службу к своим недавним врагам. Возможно, он, не выдержав реалий Великого Сибирского Ледяного похода, решил, что Белая Борьба проиграна, и предпочёл просто служить России, пусть и оказавшейся под большевиками. А возможно - рассчитывал на скорое антибольшевистское восстание, в ходе которого мог пригодиться его ярославский опыт. И тогда можно было бы перейти на сторону повстанцев не только самому, но и с вверенными его заботам воинскими частями.


А.П. Перхуров под арестом у красных

В ночь на 20 мая 1921 года Перхуров снова был арестован органами ЧК и препровождён в Москву, где в это время началось следствие по делу о Ярославском восстании. О том, какими методами "рабоче-крестьянская власть" вела следствие, Перхуров успел рассказать в своей книге воспоминаний, написанной в тюрьме. "Только за шестнадцать дней, - писал он, - проведённых в особом отделе Екатеринбургской ЧК — восемь допросов. Из них шесть — с шомполами, проволочными жгутами. Били в два-три приёма. Три месяца не давали умываться, разрешив утереться, бросили портянку. Несколько месяцев держали в нечеловеческих условиях подземелья на Лубянке". В июне 1922 года Александр Петрович Перхуров был приговорён к смертной казни и немедленно расстрелян.

Tags: Белые, Гражданская война, История Отечества, Каппель и каппелевцы, Неизвестных героев не бывает
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo mikhael_mark december 26, 2019 12:52 8
Buy for 10 tokens
Как известно, одним из главных аргументов тех, кто категорически выступает против передачи храмовых зданий верующим, является ограниченность финансовых ресурсов у Церкви и отсутствие понимания "всей всемирно культурной ценности этих старинных памятников". В итоге, делается вывод,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment