Михаил Маркитанов (mikhael_mark) wrote,
Михаил Маркитанов
mikhael_mark

Categories:

А.В. Козлов. Кто убивал польскую профессуру?

Как известно, Львов стал одним из первых крупных городов СССР, захваченных гитлеровцами. Причём как в захвате города, так и в разразившихся там немедленно по приходе оккупантов этнических чистках живейшее участие приняли бандеровцы, составившие карательный батальон СС "Нахтигаль". Бандеровцы имели чёткие списки, кого им надлежит уничтожить, составленные заранее (именно этим объясняется, что нередко каратели приходили искать людей, давно умерших - бандеровцы считали их живыми). Уничтожены были не только евреи и советский актив. Тотальному истреблению подверглась польская профессура Львова. До войны город был университетским городом, одним из крупнейших научных и культурных центров Польши. Советский Союз, присоединив Львовскую область к Украинской ССР, польских профессоров не тронул - университет продолжил работать в своём прежнем режиме - СССР неуклонно стремился к повышению грамотности населения, и поляки-профессора представлялись для решения данной задачи ценным кадром. Нашествие же нацистов стало для Львова подобно нашествию варваров на Рим. И не только потому, что нацисты, презиравшие славян, с презрением относились к польской культуре и не собирались поддерживать её развитие. Но и потому, что культура как таковая и интеллиганция как таковая рассматривались бандеровцами как помеха на пути строительства их вожделенной "украинской соборной державы". Профессура же польская - в особенности: ведь она была носительницей чуждой идентичности.




Боевики ОУН из карательного батальона СС "Нахтигаль".


Сегодня фальсификаторы истории из т.н. "украинского института национальной памяти" (лженаучное сообщество, созданное с целью исторической реабилитации нацистских оккупантов и перекладывания вины за их злодеяния на советских партизан и НКВД) пытаются утверждать, будто к погрому львовской профессуры бандеровцы не имеют никакого отношения. Но факты, кропотливо собранные кандидатом исторических наук А.В. Козловым, неоспоримо свидетельствуют: снять с бандеровцев это страшное обвинение никак не получается. Судите сами. Оригинал здесь.

"В документах Нюрнбергского процесса говорится: «Интеллигенция тоже стала объектом репрессий со стороны гестапо… Эти репрессии осуществлялись по заранее разработанному плану. Так, например, отряды гестапо еще до оккупации города Львова имели список наиболее известных представителей интеллигенции города, которых нужно было уничтожить».

Возникает вопрос: кто готовил данный документ? Сомнительно, что еще до начала боевых действий нацисты засылали разведывательные группы в тыл Красной Армии с заданием составить списки интеллигенции.

После начала войны у немцев времени на это не было, ведь известно, что «массовые аресты и убийства профессоров, врачей, адвокатов, писателей и художников начались сразу после оккупации города Львова немецкой армией».

Списки врагов Украины составлялись националистами задолго до начала войны, сроки которой, напомним, несколько раз переносились фюрером. За это время некоторые из ученых умерли, некоторые поменяли места жительства… Вот и ходило гестапо по старым адресам, на ходу уточняя информацию о потенциальных жертвах.

Здесь же вспомним, что составление расстрельных списков — излюбленное занятие бандеровцев. Подобные документы хорошо известны научной общественности. С какой стати им изменять собственным привычкам? Тем более что именно в данном случае националисты могли решить одну из главных задач — избавиться от тех, кто являлся препятствием на пути установления украинской государственности на бывших польских территориях.

Были ли украинские националисты среди непосредственных исполнителей акций? Еще раз перечитаем воспоминания очевидца тех событий Тадеуша Гумовского. Он наблюдал за казнью из окна своей квартиры в доме на улице Набеляка, 53. «В ночь с 3 на 4 июля 1941 г. нас разбудил стук в ворота, — писал Тадеуш Гумовский . — В переднюю ввалилось пять человек: трое в военной форме и двое в гражданском . Приказали принести домовую книгу… Просматривал ее, они натолкнулись на фамилию «Родзевич». У сестры проживал актер и режиссер Родзевич, который теперь живет в Польше. Было легко догадаться, что гражданские поясняли военным: это не тот Родзевич, который им нужен. Спросив, не живет ли у нас кто-нибудь из непрописанных, они вышли. Дом был окружен. Я видел сквозь открытые двери солдата. Под впечатлением неожиданного визита спать мы уже не ложились. Через час мы увидели, что в соседнем особняке, где жил профессор политехнического института Роман Виткевич, загорелся свет, а минутой позже прогремело два выстрела. Обыск длился минут пятнадцать. Когда все стихло, я подошел к забору, который разделял наши участки, и узнал, что профессора Виткевича арестовали вместе со сторожем. Несколько минут я просидел во дворе. Начинало светать, и тогда я увидел, что на Вулецких холмах солдаты копают яму. Это очень меня встревожило. Рассказал про это близким, и с этой минуты мы уже не отходили от окон. Яму выкопали за полчаса. Людей приводили от «строений Абрагамовичей» (так, насколько помню, назывались эти дома) и ставили на краю ямы лицом к нам. Военные находились с противоположной стороны. После залпа жертвы падали в могилу. Мы считали четверки. Насколько помню, их было около пяти. Среди приговоренных были женщины. Все происходило очень быстро, потому что новые партии уже ждали своей очереди. После расстрела военные забросали могилу землей. Мы наблюдали за расстрелом в бинокль. Кроме меня, экзекуцию видели мой отец, жена и сестра. Кроме профессора Виткевича, я никого не узнал, но помню, мои близкие увидели немало знакомых и среди них профессора Влодзимеджа Стожека с сыновьями, профессора хирургии Тадеуша Островского с женой, профессора права Романа Лонгшамо де Берье и других. Женщин было, насколько я помню, три. Одну из них, которая не могла идти, волокли два солдата. Таким способом было расстреляно приблизительно двадцать человек».

Прежде всего, обратим внимание на людей в штатском — проводников и консультантов гестаповцев. Судя по разговору, свидетелем которого стал Тадеуш Гумовский, нацистов сопровождали люди компетентные, т. е., вне всякого сомнения, из местных жителей, но не до конца владеющие обстановкой. Кто бы это мог быть, догадаться не трудно.

Участница тех событий Каролина Лянцкоронская в своих воспоминаниях писала, что в разговоре с ней сотрудник нацистских органов безопасности Вальтер Кучманн обмолвился: в составлении списков польских ученых сотрудникам полиции безопасности и СД помогали «плохие украинские студенты» (сторонники Степана Бандеры). Не верить Каролине Лянцкоронской нет оснований.

Еще одно косвенное подтверждение — именно украинские националисты в первые месяцы Великой Отечественной войны выступали в качестве переводчиков в немецкой армии и в органах безопасности. Вспомним, например, биографик) Зиновия Тершаковца («Федора»), В должности переводчика он работал у оккупантов до конца 1941 г.

Отметим, что «людей в штатском» — проводников и консультантов гестаповцев — пытаются скрыть как биографы Теодора Оберлендера, так и западноукраинские историки. «Аресты осуществляли несколько групп, в которые входили: офицер, 1–2 унтер-офицера гестапо и 2 солдата или унтер-офицера тайной полевой полиции», — со ссылкой на автора книги «Дело Оберлендера» Филиппа-Кристиана Вахса (Wachs Philipp-Christian) пишет Андрей Боляновский. С какой целью авторы занимаются сокрытием соучастников преступления, какой правды боятся?

Аресты, допросы и расстрелы проводились разными людьми. Пока одни хватали несчастных, а другие допрашивали, третьи готовили место для экзекуции. Они же и были исполнителями убийств.


Теперь еще раз вернемся к воспоминаниям Тадеуша Гумовского и вспомним солдат, которые копали яму, расстреливали, а после закапывали братскую могилу. Кто это мог быть? Вспомогательной полиции (Hilfspolizei) в городе еще не было. Во Львове ее создали лишь 1 августа 1941 г. Тогда, вне всякого сомнения, функции палачей выполняли военнослужащие армейского подразделения, несшего комендантскую службу в городе. Нам же со слов самого Теодора Оберлендера известно, что «Нахтигаль» все шесть дней своего пребывания во Львове выполнял комендантские функции: патрулировал улицы, охранял важные объекты…"
Tags: Великая Отечественная война, История Отечества, История Украины, Мерзкие лики коллаборационизма, Преступления нацистов, УПА - армия вурдалаков
Subscribe

Buy for 10 tokens
То, чего я так боялся в прошлом году, увы, становится реальностью и приобретает конкретные очертания. Похоже, с нашими поездками на озеро Большое Унзово - окончательно и бесповоротно всё. Рейдерам, захватившим нижегородский НИИ Радиотехники (причём на безупречно законных основаниях захватившим -…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments