Михаил Маркитанов (mikhael_mark) wrote,
Михаил Маркитанов
mikhael_mark

Categories:

Юбилей, мимо которого не смог пройти

25 апреля 1883 года, 135 лет тому назад появился человек, который в советские годы воспринимался как символ целой эпохи - эпохи Гражданской войны. Я говорю о Семёне Михайловиче Будённом. И хотя я неоднократно уже говорил, что мои симпатии в Гражданской войне категорически и безоговорочно не на стороне "армии победившего пролетариата" - повторяю это ещё раз сейчас - но пройти мимо юбилея Будённого я, как человек, интересующийся Гражданской войной, не могу. Надеюсь, что мои друзья меня поймут и не осудят.





Семён Михайлович Будённый


Тем более, что Будённый, в отличие от многих других красных командиров, был фигурой очень неоднозначной. Безусловно, он всецело разделял и принимал все лозунги и партийные установки большевистской партии (включая "поражение собственного правительства" в Первой Мировой войне и государственный атеизм), безусловно, в своих мемуарах он крайне несправедливо отзывается о лидерах белого лагеря, о тех, с кем ему пришлось воевать в годы Гражданской войны, зато расточает комплименты красному диктатору Ленину, совершенно этих комплиментов не заслужившему. Но в то же время Будённый был одним из наиболее толковых командиров красного лагеря. Кроме того, в отличие от большинства большевистских вождей, он был русским - и это удерживало его от крайностей, которым ничтоже сумняся предавались его соратники по борьбе. Будённый не всегда верно оценивал мотивы людей, с которыми его сводила фронтовая жизнь. Но он, по крайней мере, мог позволить себе мирно заночевать в доме православного священника и уйти из этого дома, не только не истребив его обитателей как "классово чуждый элемент", не только не ограбив этот дом, но и оставив по себе добрую память. При этом его Первая Конная Армия дисциплиной отнюдь не блистала, случаи, когда его бойцов ловили на мародёрстве, в 1919 - 1920 годах были далеко не единичны.

А ещё Будённый был ветераном всех войн, которые наша страна вела в начале ХХ века. И одно это уже невольно внушает к нему определённое уважение, несмотря на все идеологические разногласия. Он получил боевое крещение на фронтах Русско-Японской, а закончил воевать в годы Великой Отечественной, на начальном этапе которой он несколько раз оказывался во главе фронтов - и не сказать, чтобы он воевал совсем уж из рук вон плохо.

Будённый родился на казачьем хуторе близ станицы Платовской, которую всю жизнь считал своей родиной. Однако было бы неверно вслед за некоторыми борзописцами советской поры называть его казаком. Будённый был родом из крестьян - таких как он на Дону именовали "иногородними". Семья Семёна жила небогато, и он уже с 10 лет оказался вынужден подрабатывать - батраком у местного купца. Труд с такого юного возраста, конечно, изматывал - зато позволил будущему командарму освоить множество ценных умений, и уже скоро он сделался если не главным кормильцем семьи, то серьёзным подспорьем для отца, особенно после того, как научился обращаться с сельскохозяйственной техникой.

В 1903 году Семёна призвали в армию. Попал он по распределению в Приморский драгунский полк, остался на сверхсрочную, в 1904 - 1905 годах участвовал в боях Русско-Японской войны. В этот период Семёна Михайловича мало заботили политические вопросы, он казался командирам человеком предельно благонадёжным и потому в 1907 году как лучший наездник полка отправился в Петербург, в Офицерскую кавалерийскую школу на курсы наездников для нижних чинов, которые закончил в 1908 году. На фронтах Первой Мировой практически с первых её дней, заслужил несколько георгиевских крестов. О количестве этих крестов историки спорят, в советские времена было принято считать, что Будённый имел "полный георгиевский бант" - т.е., кресты всех четырёх степеней. Однако некоторые современные историки обращают внимание на то, что крест 1-й степени давал его обладателю право на чин подпрапорщика, Будённый же закончил Первую Мировую в чине вахмистра. На этом основании наличие креста 1-й степени у него оспаривается. Как оно было на самом деле, мы, вероятно, уже никогда не узнаем: подлинные георгиевские кресты Будённого потерялись в годы Великой Отечественной, после войны он носил специально для него изготовленные дубликаты без номеров.



С.М. Будённый в парадной форме драгуна Русской Императорской Армии.
С георгиевскими крестами и георгиевскими медалями на груди.



В Первую Мировую Будённый сражался в рядах 18-го Драгунского Северского полка, участвовал в боях на Кавказском, австрийском и германском фронтах. Можно сколько угодно проклинать большевиков с их капитулянтством - и будет справедливо. Но Будённый в Первую Мировую воевал честно. В ноябре 1914 года вместе со взводом, участвуя в разведке, наткнулся на большой немецкий обоз и атаковал его, взяв в плен до 200 солдат противника. В боях за город Ван обходным манёвром захватил артиллерийскую батарею противника. В январе 1916-го прикрывал отступление своей дивизии, в арьергардных боях захватив нескольких пленных. Во время наступления русских войск на Багдад (был такой эпизод в Первую Мировую войну) Будённый снова был послан в разведку со взводом и не смог прорваться назад. Тогда Семён Михайлович решился на глубокий рейд по тылам противника. Взвод драгун 22 дня шёл по территории, занятой врагом, пытаясь нащупать брешь в его обороне. Нащупал, прорвался, привёл в расположение русских войск 10 пленных. Думаю, этих фактов будет достаточно, чтобы все сомнения отпали: Будённый был самым настоящим воином. Можно сказать - прирождённым воином.

Октябрьский переворот застал его в Минске, где на тот момент квартировал его полк. Здесь Будённый имел возможность наблюдать процесс формирования совета рабочих, крестьянских и солдатских депутатов. А заодно - и процесс окончательного развала Русской Армии, который, судя по дальнейшему, совершенно его не впечатлил. Решением солдатского комитета полк объявил о самороспуске, и Будённый двинулся на Дон, в родную станицу, где его ждала не только семья, но и ... партийная работа: бывалый унтер был к этому времени убеждённым большевиком.



С.М. Будённый в полевой драгунской форме. При георгиевских крестах.


Когда впоследствии Будённого спрашивали, почему в начавшейся Гражданской войне он принял сторону красных, Семён Михайлович отшучивался: "Я предпочёл стать маршалом у большевиков, чем прапорщиком у белых". Видимо, где-то в глубине души он, оставаясь русским патриотом, чувствовал шаткость, более того - непорядочность позиции тех, кому служил верой и правдой. Но старательно заглушал в себе эти чувства. В книге воспоминаний "Пройденный путь" он более подробно освещает вопрос своего идейного становления. Но эти воспоминания подвергались литературной обработке и партийной цензуре, образ "последнего героя Гражданской войны" тщательно лакировался, так что сложно утверждать, насколько Будённый в этих мемуарах откровенен. Там он пишет, что уже в 1914 году среди солдат ходили антиправительственные и антивоенные разговоры, что офицеры нередко оказывались не на высоте своего статуса, чем вызывали солдатские бунты, за которые, поскольку вина офицера была слишком очевидной, власти даже не решались наказывать солдат. Поскольку в источниках с противоположной стороны мы подобных свидетельств не находим, напротив, читаем о всеобщем патриотическом подъёме, рискнём в данном вопросе Будённому не поверить. Больше доверия вызывает утверждение А. Антонова в журнале "Военная история" о том, что в Минске Будённый познакомился с М.В. Фрунзе, который и склонил его на сторону советской власти. Фрунзе был профессиональным революционером и профессиональным пропагандистом, Будённый же происходил из беднейших слоёв крестьянства, так что революционная пропаганда в его душе падала на благодатную почву. В итоге Фрунзе удалось выковать одного из наиболее горячих  - и одновременно одного из наиболее умеренных сторонников большевизма.

Будённый прибыл в станицу Платовскую, где уже находились несколько его бывших сослуживцев и брат, также вернувшийся с фронта. На сходке эти фронтовики решили провозгласить в станице советскую власть. Началась интенсивная пропагандистская работа с местным населением. Будённому, как человеку, лично наблюдавшему процесс формирования советов в Минске, предложили поделиться опытом. В итоге было решено, что советы следует формировать на основе пропорционального представительства от двух национальностей, составлявших население Платовской и соседних хуторов. Получалось по 6 представителей от русских и калмыков. Агитировал Будённый осторожно, тщательно взвешивая каждое слово, в итоге ему удалось рапропагандировать население станицы. 12 января 1918 года на общем станичном сходе был избран совет рабоче-крестьянских, казачьих и солдатских депутатов. Станичный атаман бежал, даже не попытавшись организовать сопротивление.




Будённый в начале Гражданской войны.
Уже с биноклем - необходимый атрибут командира.



А затем донские казаки начали свой Степной поход. Он гораздо менее популярен среди исследователей Гражданской войны, нежели поход 1-й Кубанский, Ледяной. Однако было бы неверно предполагать, что казаки П.Х. Попова тихо отошли в Сальские степи, в район Зимовников, где и дождались весеннего восстания на Дону. Мемуары Будённого, хоть и написаны с красной точки зрения, позволяют пролить свет на некоторые события Степного похода - ибо первым противником Будённого по Гражданской войне стал именно Пётр Харитонович Попов и его ближайшие соратники - генералы Мамантов и Гнилорыбов. Последнего, впрочем, Будённый именует генералом ошибочно - на самом деле Михаил Николаевич Гнилорыбов на момент Степного похода был всего лишь войсковым старшиной (подполковником). 21 февраля (вероятнее всего, старого стиля) Будённый видит занятие белыми казаками станицы Великокняжеской без боя - большевистское руководство бежало, даже не попытавшись организовать сопротивление. Оставшийся в гордом одиночестве Будённый вынужден последовать их примеру. Затем до него доходят сведения о бое на Маныче между красным отрядом Никифорова и белым - уже упомянутого выше Гнилорыбова. Причём Будённый свидетельствует, что более 60 калмыков из отряда Никифорова в самый ответственный момент боя перебежали к белым, указав им удобный брод через Маныч, а затем - атаковав красных вместе с казаками. Никифоров, чтобы избежать разгрома, оказался вынужден отступить. Будённый же остался в Платовской с небольшим кавалерийским отрядом в семь человек. Полагая, что в станице большинство - сторонники советской власти, он принимает решение наблюдать за белыми и при первой возможности помочь своим. Вскоре ему удаётся отбить группу пленных, увеличить свой отряд до 24 человек и с ним совершить налёт на занятую Гнилорыбовым станицу. Ночная темнота и внезапность атаки сделали своё дело - Будённому удалось отбить станицу и освободить свыше четырёхсот пленных, которые все пополнили его отряд. Теперь под рукой Будённого оказалась боевая единица, способная решать самостоятельные тактические задачи.

Разумеется, говоря о боях Гражданской войны, Будённый старается выставить своих соратников в максимально выгодном свете. Это заставляет его живописать белых казаков самыми чёрными красками. Попов и его соратники под пером Будённого превращаются в безжалостных карателей, истребляющих мирное население, не щадящих ни женщин, ни детей, а захваченных в плен идейных большевиков предающих жуткой казни через сожжение заживо. Трудно сказать, так ли оно было на самом деле. Возможно, что-то и было - во всяком случае, известно, что жена красного командира Бориса Думенко действительно была убита белоказаками. Но большинство этих леденящих кровь историй, скорее всего, мемуарист выдумал ради пущего эффекта. Но Будённый старательно умалчивает о том, что позволяли себе пришедшие в казачьи станицы большевики - пришлые разбойники, стремившиеся, как саранча, на богатые казачьи станицы и хутора в поисках лёгкой поживы. Он признаёт, что к весне 1918 года вся область Войска Донского полыхала антисоветскими восстаниями - но совершенно не упоминает о причинах, побудивших к восстанию тех самых казаков, которые зимой палец о палец не ударили, чтобы защитить своего всенародно избранного атамана Каледина. А ведь о причинах донских восстаний вполне откровенно писал другой прокоммунистический автор (и тоже участник Гражданской войны на стороне красных) - Михаил Шолохов. Объективность, увы, никогда не была свойственна Будённому-мемуаристу.

Весной 1918 года краснопартизанский отряд Будённого соединяется с отрядом Б. Думенко, большую часть которого составляли конные бойцы. У Будённого к этому времени была своя кавалерия в несколько сотен. Так возникла первая полноценная кавалерийская часть Красной Армии. Думенко стал командиром новообразованного кавполка, а Будённый - его заместителем. Полк со временем был развёрнут в бригаду, а потом и в дивизию, которая отличилась в боях под Царицыном. Именно в этот период Будённый знакомится со Сталиным. Это знакомство определило его дальнейшую судьбу. Сталин молодого командира запомнил и начал активно продвигать.

Во второй половине 1919 года под командованием Будённого был сформирован 1-й кавалерийский корпус РККА, вскоре преобразованный в Первую Конную армию. Во главе корпуса, а затем армии Будённый участвует в боях с частями генералов Врангеля, Мамантова и Шкуро в верховьях Дона, затем - в Воронежско-Касторненской операции. Войска Будённого успешно заняли Воронеж, закрыв брешь в позициях войск Красной Армии, что решило исход всей кампании 1919 года. Впрочем, Будённый не только одерживал победы, но и терпел поражения: 19 января 1920 года под Ростовом белогвардейцы генерала Топоркова сильно потрепали Первую Конную, а 2 февраля того же года на реке Маныч поражение Будённому нанесла белая конница генерала Павлова. При этом будённовцы потеряли 3 тысячи человек и всю артиллерию. Немалую роль в поражениях Первой Конной конца 1919 - начала 1920 годов сыграла её низкая дисциплина.


Будённый - командарм Первой Конной


Группа высшего командования Первой Конной. Слева направо - Ворошилов, Будённый, Щаденко

В период Польско-Большевистской войны 1-я конная армия успешно осуществила Житомирский прорыв, одержала ряд побед над польскими войсками и осадила Львов. Будённый непременно взял бы город, если бы не категорическое требование московского командования двигаться на выручку терпящему поражение Тухачевскому. Семён Михайлович до конца своих дней считал снятие осады Львова ошибочным решением, пытался доказать его нецелессобразность, но, получив категоричный приказ, был вынужден подчиниться. Подчинился он, скрепя сердце - группа львовских украинцев накануне сообщила ему о готовности поднять восстание в городе и провести тайными ходами часть его войск внутрь Львова, минуя польские позиции. Просили только помочь оружием. Восстание в тылу польского гарнизона сулило успех - но в это самое время Тухачевский забрасывал Москву паническими телеграммами. А Тухачевский был личным выдвиженцем наркомвоенмора Троцкого...  Искусным маневрированием Будённый сумел уклониться от удара польских войск в тыл своей армии, которая затем приняла участие в успешных и ожесточённых, но ничего стратегически не решивших боях под Замостьем. Исход войны, увы, определился на Висле, без участия Будённого.

Будённый много сделал для развития тактики манёвренной войны. Он был одним из немногих в армии своего времени, кто понимал, что крупное кавалерийское соединение может действовать в отрыве от основных сил армии - за счёт быстроты своего передвижения. А поняв этого - он добился передаче его Первой Конной армии не только тачанок, но и большого количества артиллерии, а также авиации и бронепоездов. Будённый всегда стремился прорвать фронт массированным ударом кавалерии, а затем уходил в рейд по тылам, громя коммуникации и окружая крупные вражеские группировки. Свои операции он начинал с глубокой разведки - его разъезды, всегда численностью по несколько эскадронов с пулемётными тачанками, сбивали разведку противника, не давая ему подобраться к основным силам Первой Конной. Действия армии всегда прикрывал авангард численностью до полка. Когда к этому авангарду присоединялись передовые разъезды - получался довольно мощный кулак, способный навязать противнику бой и смешать его ряды, пока основные силы армии развёртываются в боевой порядок. Имея сильный авангард, Будённый мог не беспокоиться за центр своей армии и сосредоточивал основные силы на флангах. Теперь даже если неприятель прорывал центр, он оказывался под угрозой сильного флангового удара.




Будённый в полной красноармейской форме - в знаменитой будёновке
и в гимнастёрке с поперечными петлицами-"разговорами" на груди
В петлицах на воротнике командарма видны опознавательные шифровки 1-й Конной армии.


После Гражданской войны Будённый некоторое время боролся против шаек "батьки" Махно, а затем его Первая Конная была переброшена на Кавказ. В конце 20-х годов Будённый принимал участие в боях с басмачами в Средней Азии, и действовал столь успешно, что среди басмачей распространилось поверье, будто Будённый - заколдованный. В 1930-е годы, когда армия претерпевала значительную реорганизацию и техническое перевооружение Будённый получил, наконец, систематическое военное образование, окончив академию имени Фрунзе. Вопреки расхожему мнению, он не был тупым лошадником, напротив, живо интересовался техническими новинками, постоянно занимался самообразованием. Будённый горячо одобрил идею создания воздушно-десантных войск и даже лично совершил прыжок с парашютом, дабы проверить тактическую новинку на себе. И всё же основной его страстью оставались лошади. Будённый всерьёз занялся коннозаводством, а одна из выведенных под его чутким руководством пород лошадей получила его имя - будённовская. В 1935 году Семён Михайлович одним из первых получил звание Маршала Советского Союза.



Маршал С.М. Будённый. Фото 1930-х годов.


В Великой Отечественной войне Будённый, к сожалению, не сыграл столь же значительной роли, как в Гражданской. Тем не менее, он в этой войне участвовал. И нельзя сказать, чтобы его командование было совсем уж бездарным и бестолковым. Безусловно, Будённым, как и другими военачальниками, прошедшими школу Гражданской войны, в начале Великой Отечественной были допущены серьёзные просчёты. Но Будённый обладал способностью схватывать то, что ему говорили подчинённые, ориентироваться в обстановке, что иногда позволяло ему находить верное решение из числа тех, что ему предлагали. В частности, Будённый верно предвидел, что советские войска не смогут удержать Киев, что обороняющие столицу Украины армии в итоге только окажутся в котле, и предлагал Сталину отвести войска на тыловые рубежи. В ответ Сталин отрешил Будённого от командования. Жизнь, однако, показала правоту Семёна Михайловича, командующий же фронтом генерал М.П. Кирпонос, уверявший, что удержит Киев, погиб в неравном бою с немецкими захватчиками.

В ходе Обороны Москвы Будённый командовал Резервным фронтом. В этой должности он проявил нераспорядительность и был заменён генералом Жуковым. Тем не менее, именно Будённому было поручено принимать знаменитый парад 7 ноября 1941 года на Красной площади, войска с которого уходили прямиком на фронт: популярность Будённого, несмотря на допущенные им просчёты, оставалась высока. В апреле - мае 1942 года Семён Михайлович был назначен главнокомандующим Северо-Кавказским направлением, в мае - августе - командующим Северо-Кавказским фронтом. Будённый добросовестно старался вникать в обстановку, порой лично допрашивал пленных. Увы - руководство войсками в 1942 году стало самой чёрной страницей в полководческой биографии Будённого. Похоже, что должность командарма была для него потолком - во главе крупных войсковых объединений он терялся и путался. Парадоксально, но человек, во многом предвосхитивший основные оперативные и стратегические идеи Второй Мировой войны в новых условиях так и не сумел к ним приноровиться. На Кавказе результатом неудачного командования Будённого стали неоправданно высокие потери русских войск, севастопольские краеведы возлагают также возлагают на Будённого часть ответственности за неудачу обороны Севастополя.

В 1943 году Будённый был назначен на почётную, но фактически номинальную должность командующего всей кавалерией Красной Армии. К этому периоду относится его последняя полководческая удача. Один из краеведческих сайтов г. Херсона сообщает, что в период боёв в Херсонской области осенью 1943 года Будённый лично возглавил конно-механизированную группу, которая "через Серогозы, Асканию-Нова, Чаплинку, выйдя на Перекоп, разрезала на две части немецкую группировку". Вторая конно-механизированная группа отрезала немцев от переправ на Днепре около Каховки и самого Херсона.  Будённому было легко ориентироваться на Херсонщине: в 1920-м году здесь его Первая Конная воевала против Врангеля.



Маршал С.М. Будённый в годы Великой Отечественной войны.




В послевоенные годы Будённый фактически оказался не у дел: кавалерия как род войск ликвидировалась. "Вся конница Будённого ушла на колбасу", - горько шутили в народе. Тем не менее, оставалось коннозаводство как важная отрасль экономики - и Будённый продолжил им заниматься. Почти до конца своих дней - а умер маршал на 91-м году жизни - Семён Михайлович оставался хорошим наездником, последний раз он поставил ногу в стремя, когда ему было 84 года, а к лошадям, на которых ездил, привязывался, как к своим хорошим друзьям.

Избирался он и в верховный совет СССР. В этом качестве Будённому нередко приходилось выступать в роли народного заступника: люди писали ему о своих бедах, Семён Михайлович в помощи никогда не отказывал: «Сколько же надо было человеку натерпеться, чтобы решиться написать самому Буденному?!», - говаривал маршал. А ещё он написал трёхтомную книгу мемуаров "Пройденный путь", которая, несмотря на смену политического режима и господствующей идеологии в России, продолжает переиздаваться. Ибо, несмотря на все идеологические штампы, которыми она наполнена, книга всё-таки содержит богатый фактический материал, который будет небезынтересен и тем, чьи симпатии в Гражданской войне на стороне белых.

Tags: Будённый, Гражданская война, История Отечества, Красные
Subscribe

Buy for 10 tokens
То, чего я так боялся в прошлом году, увы, становится реальностью и приобретает конкретные очертания. Похоже, с нашими поездками на озеро Большое Унзово - окончательно и бесповоротно всё. Рейдерам, захватившим нижегородский НИИ Радиотехники (причём на безупречно законных основаниях захватившим -…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 27 comments