Михаил Маркитанов (mikhael_mark) wrote,
Михаил Маркитанов
mikhael_mark

Categories:

Хатынь: судьба палачей

Позволю себе немного вернуться к теме, начатой здесь. К теме Хатыни.


Хатынь горит

После Победы СССР в Великой Отечественной войне логично было бы предположить, что преступники, учинившие столь изуверскую расправу над Хатынью и её мирными жителями понесут самую суровую кару, тем более, что юридические основы для такой кары имелись - знаменитый указ от 1943 года, предписывавший гитлеровских пособников, участвовавших в расправах над партизанами, военнопленными и мирными жителями, вешать. Однако, не тут-то было.

Практически сразу же, как первые военные преступники стали попадаться в руки советского правосудия, как только выяснилось, что Хатынь сожжена не столько немцами (батальон СС "Дирлевангер" участвовал в этом злодеянии не в полном составе, представшие перед судом каратели называют цифру в 100 немцев - рота), сколько украинскими националистами, руководство советской Украины обратилось к руководству СССР с просьбой не предавать этот факт огласке. К просьбе отнеслись "с пониманием" - власти опасались межнационального конфликта между украинцами и белорусами. И на долгие годы правда о Хатыни оказалась засекречена. Официально деревную сожгли немцы, и этой версией все до поры, до времени довольствовались. Первую группу представших перед судом карателей втихаря осудили на длительные тюремные сроки, а в 1955 году выпустили по амнистии. Впоследствии, когда перед судом предстали их главари, эти бывшие полицаи оказались ценными свидетелями. И в своих показаниях ничего не скрывали, честно отрабатывая полученное прощение. Такова была судьба мельниковцев Остапа Кнапа, Тимофея Топчия и Ивана Петричука.

Вторая причина, позволившая многим палачам Хатыни избежать заслуженной кары, стала переброска 118-го батальона вспомогательной полиции на Западный фронт, во Францию. К этому времени война катилась к своему закономерному финалу, Белоруссия была полностью освобождена от оккупантов, Красная Армия вела бои в Польше, а на западе Франции высадились англо-американские войска. Сообразив, что за свои злодеяния рано или поздно придётся отвечать, каратели из 118 батальона в полном составе и с оружием в руках перешли на сторону французских партизан. Это им действительно зачли - после освобождения Франции бывшие полицаи оказались на службе во французском Иностранном легионе. А по окончании войны - рассредоточились в эмиграции, в основном - в Западном полушарии. Там, в частности, оказался идейный мельниковец Володимир Катрюк. Катрюка спасало ещё и то, что некоторые из его бывших подельников дали показания о его гибели. Лишь в 90-е, благодаря деятельности Центра Симона Визенталя, правда о преступлениях Катрюка всплыла. Однако, канадский суд, несмотря на то, что факт иммиграции этого нацистского преступника в Канаду по поддельным документам был исчерпывающе доказан, не счёл возможным лишить его канадского гражданства. Требование российских следственных органов, потребовавших в 2015-м году экстрадиции Катрюка, были также проигнорированы. Палач Хатыни, сидевший, согласно показаниям подельников, за тем самым пулемётом, из которого расстреливали вырвавшихся из сарая людей, так и умер своей смертью за океаном, избежав законного возмездия. Искренне хочется верить, что на Божием Суде мерзавец своё получил.


Володимир Катрюк, палач Хатыни, умер в Канаде своей смертью.



Избежал справедливого возмездия и другой мельниковец - командир 118 полицейского батальона Кость Смовский. В марте 1945 года он от имени штаба марионеточной "украинской национальной армии", созданной нацистами в период агонии "тысячелетнего рейха" вступил в переговоры с американским командованием о капитуляции. Эта капитуляция была принята. Как человек, состоявший на момент 1939 года в рядах польской армии, Смовский сумел избежать депортации в СССР и в 1950 году эмигрировал в США, где принял активное участие в работе петлюровских организаций. Да-да, в условиях Холодной войны американцы сочли возможным вызвать из небытия и этот призрак. Существовало даже "Украинское правительство в изгнании", и подконтрольный ему "Союз украинских ветеранов", который Смовский и возглавил, получив чин генерал-хорунжего. Он умер в США в 1960 году, на современной Украине почитается как один из национальных героев. Воистину, скажи, кто твой друг...



Кость Смовский




Тем же путём, что и Катрюк, хотел пройти и Василий Мелешко - тот самый, который присутствовал при гибели Ганса Вёльке, расстреливал женщин из деревни Козыри, а потом вызвал себе на подмогу дирлевангеровцев. Участвовал Мелешко и в расправе над Хатынью, вместе с другими полицаями загонял народ в сарай, вместе с другими полицаями грабил их имущество, вместе с другими стрелял по беззащитным людям, пытавшимся вырваться из огненного ада. В августе 1944 года Мелешко в числе прочих мельниковцев перешёл на сторону французских партизан, а затем завербовался в Иностранный легион. Однако, служба в легионе показалась ему слишком обременительной. Почему? Не по той ли причине, о которой говорил на суде его подельник Г. Васюра: "Мелешко - форменный садист, буквально шалел от запаха крови"? А французы потребовали от него реально воевать, подставлять под пули свою, а не чужие жизни. В ответ же на нерадивость - просто били в морду. И в какой-то момент Мелешко посчитал, что на бескрайних просторах СССР ему, пожалуй, затеряться будет проще, чем в маленькой и аккуратной Европе. Тем более, что в СССР хлынул поток людей: возвращались с фронта бойцы Красной Армии, возвращались бывшие военнопленные, возвращались освобождённые узники нацистских концлагерей и угнанные в рабство советские граждане. В этом потоке кто заметит одинокую фигуру бывшего полицая в истрёпанном французском мундире (который, скорее, мог пробудить симпатию: вот ведь, человек попал в плен к врагу, но бежал, сражался с фашистами на Западе). На первых порах Мелешко и впрямь удалось скрыться. Он выдал себя за военнопленного, восстановился в воинском звании, уволился в декабре 1945 года в запас, женился и устроился агрономом.  В 1949 году при попытке переехать в Ростовскую область, Мелешко был арестован. На суде ему удалось скрыть правду - установить, что Мелешко служил в 118 шуцманшафт-батальоне, суд не сумел. Мелешко хватило ума не отрицать, что он - мельниковец. служил он, по его собственным словам, в одном из батальонов "украинского вызвольного вийска", занимавшемся охраной железнодорожных коммуникаций, ни в каких карательных акциях не замешан. 5 января 1949 года он был осуждён к тюремному заключению, в 1955 году амнистирован.

Однако в октябре 1974 года факты об участии Мелешко в расправе над Хатынью вскрылись, и он снова предстал перед судом. Видимо, разоблачению Мелешко поспособствовал факт ареста в том же 1974 году другого палача Хатыни - С. Сахно, получившего в итоге 25 лет тюрьмы. Поскольку у мерзавца опыт судебных разбирательств уже был, он надеялся, что и здесь выкрутится. Многие свидетели его зверств уже успели к этому времени умереть, другие находились в эмиграции. А тех, кого смогли вызвать в суд, нередко подводила память. Мелешко активно этим пользовался, ловил свидетелей на противоречиях и сомнениях, всячески преуменьшал собственную вину. Но на этот раз следственными органами на него было собрано убийственное досье. В 1975 году Мелешко был приговорён к смертной казни.

Вернуться в СССР и затеряться на его просторах удалось до поры, до времени и ещё одному палачу - Григорию Васюре. Тому самому, который, по единодушным показаниям подельников, командовал расстрелом вырвавшихся из горящего сарая людей. Васюра вместе со своим карательным батальоном в 1944 году оказался за рубежом, а в 1945 году сумел выдать себя за военнопленного. В фильтрационном лагере сумел благополучно пройти проверку и вернулся на Украину, поселившись в Броварском районе Киевской области. В 1952 году, когда органы госбезопасности СССР начали проверять данные репатриированных советских граждан в поисках гитлеровских пособников, всплыл факт согласия Васюры на сотрудничество с оккупантами. Он предстал перед судом, но поскольку никаких доказательств его участия в карательных операциях украинское правосудие не имело, получил лишь 25 лет тюрьмы, из которых отсидел 3: в 1955 году подпал под амнистию. После освобождения поселился в селе Великая Дымерка, поступил в совхоз, где дослужился до заместителя директора по финансовой части. Жил Васюра богато: обеим своим дочерям - сельским учительницам - выстроил по дому. Служба в Красной Армии в июне 1941 года в качестве офицера связи, казалось, надёжно защищала его от любых подозрений, а землякам он говорил, что сидел за то, что побывал в плену. Ходил такой миф в хрущёвские, а затем и в горбачёвские годы, будто всех советских военнослужащих, побывавших в немецком плену, в СССР считали предателями Родины и после освобождения отправляли прямиком в ГУЛАГ. Насколько этот миф справедлив - мы только что видели на примере самого Васюры. Но этот миф достаточно долгое время позволял ему скрываться от правосудия. В 1984 году Васюра получил медаль ветерана труда. Более того - он считался и ветераном Великой Отечественной, охотно встречался с детьми, рассказывая байки о своём якобы героическом прошлом. Он даже умудрился стать почётным курсантом Киевского военного училища связи, которое закончил перед войной.

Погубило мерзавца банальное тщеславие. В 1985 году, успев привыкнуть к ветеранским льготам, Васюра имел наглость потребовать себе Орден Отечественной войны к сорокалетию Победы. Наградная комиссия подняла архивы, в которых обнаружила громадный пробел. Выяснилось, что Васюра пропал без вести 28 июня 1941 года во время боёв за Лиепаю. И снова "воскрес" в 1945-м. А вот где он был между этими двумя датами - полнейшее молчание. Дальнейшие поиски привели к делу Мелешко, рассмотренному в 1974 - 1975 годах. Тогда опрошенные каратели и сам Мелешко указывали на Васюру как на человека, непосредственно распоряжавшегося уничтожением Хатыни. Васюра не был тогда же арестован, вероятно, только потому, что жил на Украине, Мелешко же судили в Белоруссии. Но в 1986 году возмездие настигло подлеца.



Григорий Васюра на скамье подсудимых



Вот когда пригодились советскому правосудию бывшие подельники Васюры, отсидевшие свои сроки в тюрьме. Понимавшие, что они своё наказание уже получили, и одновременно боявшиеся, как бы вновь всплывшие факты не заставили суд снова заняться разбором их дела, они старались вовсю, чтобы утопить своего бывшего начальника штаба. Васюра их показаниями был всецело изобличён. Приговор к смертной казни подвёл черту под преступлениями того, кто распоряжался расправой над беззащитными стариками, женщинами и детьми.

Вот тут и задумываешься. С одной стороны - жаль, что не все палачи Хатыни получили заслуженную пулю или петлю. Но с другой, то, что рядовым исполнителям этого злодеяния в своё время сохранили жизнь, заменив казнь тюремным заключением, позволило потом с их помощью изобличить главарей.

Tags: Великая Отечественная война, История Отечества, Мерзкие лики коллаборационизма
Subscribe

promo mikhael_mark december 26, 2019 12:52 8
Buy for 10 tokens
Как известно, одним из главных аргументов тех, кто категорически выступает против передачи храмовых зданий верующим, является ограниченность финансовых ресурсов у Церкви и отсутствие понимания "всей всемирно культурной ценности этих старинных памятников". В итоге, делается вывод,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments