Михаил Маркитанов (mikhael_mark) wrote,
Михаил Маркитанов
mikhael_mark

Category:

Тайны и ужас Хатыни

Ровно 75 лет тому назад гитлеровскими карателями и их пособниками - полицаями-ОУНовцами была уничтожена белорусская деревня Хатынь. Из 158 жителей деревни погибли 149 человек, в том числе 75 детей и подростков младше 16 лет. Две чудом спасшиеся девушки, раненые, смогли добраться до деревни Хворостени. Девушек звали Мария Федарович и Юлия Климович. Но в августе того же 1943 года деревня Хворостени также была сожжена вместе со всеми жителями. Юлия Климович погибла в огне пожара, а Марии Федарович отрубили голову и бросили её безжизненное тело в колодец.










Современные прогитлеровски настроенные авторы, в особенности - украинские лжеисторики и их белорусские подпевалы, сегодня усиленно стараются переложить вину за гибель Хатыни на партизан. Дескать, деревня прятала у себя партизанский отряд, за что и поплатилась. Действительно, накануне расправы в Хатыни ночевал партизанский отряд под предводительством Василия Воронянского (этот партизанский командир погибнет в сентябре 1943 года)... Вот только немцы об этом не знали. Зато они знали, что на пути между Логойском и Плещеницами партизаны повредили кабель военной связи. Именно этот факт следует считать отправной точкой Хатынской трагедии. Подчеркну: немцы не винили и не имели оснований винить жителей Хатыни в повреждении этого злосчастного кабеля. То есть, причиной расправы стали отнюдь не действия партизан.

Рядом с повреждённым кабелем партизаны устроили засаду, решив, что рано или поздно немцы явятся его чинить. Но угодил в эту засаду человек, лично знакомый Гитлеру. Собственно, именно его гибель и стала причиной расправы над Хатынью.  Рано утром 22 марта 1943 года в направлении Логойска ехал на своей легковой машине немецкий капитан Ганс Вёльке, олимпийский чемпион 1936 года. Его на двух грузовиках сопровождали боевики 118-го полицейского батальона, сформированного из членов ОУН-м. Мнения исследователей расходятся, направлялся ли Вёльке с подельниками расследовать причины повреждения кабеля или просто ехал в свой очередной отпуск. По пути Вёльке встретил группу женщин из деревни Козыри, рубивших лес, и спросил их о партизанах. Женщины ответили, что никаких партизан не видели. И немудрено: ведь партизаны остановились в Хатыни, а не в Козырях. Но, проехав метров 300, каратели налетели на партизанскую засаду. Завязалась перестрелка, в ходе которой Вёльке был убит. Принявший командование полицай Василий Мелешко вызвал подкрепление.




Капитан полиции Ганс Вёльке был первым немецким легкоатлетом,
завоевавшим олимпийское золото. Карателям очень хотелось за него отомстить.
И никто не задумался о том, какой леший вообще звал этого "атлета" в Белоруссию



Андрий Мельник, один из лидеров украинских националистов, коллаборационист.
Его фигура сегодня менее заметна на фоне Бандеры и Шухевича.
Но именно на мельниковцах лежит кровь умученных жителей Хатыни.


Вскоре на помощь ему прибыл не только весь карательный 118 полицейский батальон (тот самый, из мельниковцев), но и батальон СС "Дирлевангер" - специализированное карательное подразделение, набранное из уголовников и отличавшееся исключительной жестокостью. Поскольку партизаны благополучно ретировались, каратели решили допросить женщин-лесорубов. Вернее, допросить - это было мягко сказано. 26 женщин немедленно расстреляли. Остальные, сообразив, что им грозит та же участь, пытались бежать - их переловили и отправили под конвоем в Плещеницы. Основная же масса карателей двинулась вперёд по маршруту следования Вёльке и вышла к Хатыни.

Гибель олимпийского чемпиона привела гитлеровцев в ярость. К тому же Вёльке был личным знакомым Гитлера, и тем, кто его не уберёг, грозили серьёзные неприятности. Именно этим, и ничем иным, следует объяснить составленный нацистами рапорт о бое близ Хатыни, в ходе которого, якобы, было уничтожено 34 партизана и от "случайных" пуль и "случайных" же пожаров погибло "несколько" мирных жителей. Надо было спешно спасать свою репутацию, выгораживаться перед начальством. Помните, в старом советском мультике "Фунтик": "Хозяйка, пули свистели над головой!"? Вот такие же, очевидно, "пули" свистели и над головой командира 118-го полицейского батальона майора Эриха Кернера, когда после разгрома Хатыни он составлял свой рапорт, сохранившийся по сю пору в архивах Белоруссии.



Вторжение карателей в советскую деревню. Это фото, естественно, не из Хатыни.
Но там происходило то же самое - жителей выгнали из домов, а дома сожгли.


Выжившие жители Хатыни после войны много рассказывали о пережитом. Вот только о бое в деревне никто из них не говорил, хотя, казалось бы, для этого были все резоны - такой бой превращал их из беспомощных жертв в героев антифашистского сопротивления. Выживший после расправы подросток Саша Желобкович охотно рассказывал и про партизанскую ночёвку в деревне, и про то, как лично проводил троих партизан в лес, где они и устроили свою засаду, в которую попался Вёльке. Вот только о бое в деревне он почему-то ничего не говорит - только о том, как ходили по Хатыни полицаи, обшаривали дома и выгоняли жителей. Поднимали даже тяжело больных. Кузнец Иосиф Каминский, чудом не сгоревший в пламени хатынского пожара, потерявший 15-летнего сына, тоже не помнит ни о каком бое. Жители 22 марта 1943 года встречали обычное мирное утро, не догадываясь, что для большинства из них оно - последнее.

Тем не менее, упоминание о бое при Хатыни встречается в советских источниках. "22.03.43г. находившиеся в засаде первая и третья роты уничтожили легковую автомашину, убито два жандармских офицера, несколько полицейских ранено. После отхода с места засады роты расположились в д. Хатынь Плещеничского района, где были окружены немцами и полицейскими. При выходе из окружения потеряли убитыми 3 человека, четверо — ранены. После боя фашисты сожгли д. Хатынь", - сообщает журнал боевых действий партизанского отряда "Мстители", если, конечно, эту цитату не выдумала ушлая журналистка и не позаимствовала из каких-нибудь бандеровских источников. Сопоставив показания партизан с рассказами выживших хатынцев, журналист "Аргументов и фактов" Андрей Сидорчик делает вывод, что партизаны, опасаясь мести карателей крестьянам, после удачной засады решили покинуть Хатынь, но при выходе из деревни напоролись на карателей и дали им короткий бой, которого мельниковцы не приняли, ибо у них были другие планы. Воевать с вооружёнными партизанами - слишком велик риск, отыграться на мирных жителях куда проще и безопаснее. Точку зрения Сидорчика подтверждает и отсутствие потерь среди карателей - а ведь если верить рапорту Кернера, его головорезов "обстреливали из всех домов", пришлось даже "применить противотанковые орудия и миномёты" (которые, будто бы, и вызвали пожар). При такой интенсивности боя потери среди карателей были неизбежны - но их нет. И Нюрнбергский трибунал, подробно разбиравший в числе прочих и хатынское дело, не нашёл оправдания для палачей Хатыни.



Палачи Хатыни из 118-го карательного полицейского батальона

Да и просто - задумайтесь: стали бы крестьяне поддерживать партизан с риском для жизни, если бы оккупанты обращались с ними цивилизованно и в полном соответстви с нормами международного права? Особенно если учесть, что речь идёт именно о крестьянах, которые мало хорошего видели от советской власти. Полагаю ответ очевидным. Задайте себе также вопрос: такие меры, как расправа над Хатынью, способствовали ли умиротворению тыла, или, напротив, будили в народе гнев и желание мстить кровожадным захватчикам? Усиливалась ли народная поддержка партизан после расправы над Хатынью, или ослабевала? Ответ полагаю столь же очевидным. А стало быть, все попытки переложить ответственность за гибель Хатыни на партизан, суть ничто иное, как "жалкий лепет оправданья", который никем и никогда во внимание не принимался. Преступниками были те, кто сжёг Хатынь. А не те, кто в ней накануне ночевал (о чём немцы до самой расправы над Хатынью так и не узнали).

Дальнейший ход событий многократно зафиксирован в публикациях как советского, так и постсоветского периода. Мельниковцы и дирлевангеровцы окружили Хатынь, вошли в неё и пошли по домам, выгоняя жителей из домов. Женщин заставляли брать с собой всех детей, в том числе грудных. Не щадили ни стариков, ни, как я уже упоминал, больных. Времени на сборы не давали - выгоняли на улицу, в чём застали (напомню, на дворе март, погода ещё далеко не тёплая). Тех, кто пытался бежать, пристреливали на месте. Остальных, обезумевших от страха, погнали к колхозному сараю, в котором и заперли. Дома, из которых выгнали жителей, немедленно поджигались. Общее руководство операцией осуществлял Эрих Кернер. Людей заперли в сарае, который обложили соломой, облили бензином и подожгли.

«Мы всей семьей спрятались в погребе, - вспоминал о трагедии чудом выживший Виктор Желобкович, которому в роковом марте 1943 года было 7 лет. -  Через некоторое время каратели выбили в погребе дверь и приказали нам выходить на улицу. Мы вышли и увидели, что из других хат тоже выгоняют людей. Нас повели к колхозному сараю. Мы с матерью оказались у самых дверей, которые потом заперли снаружи. Я видел через щели, как подносили солому, затем поджигали ее. Когда рухнула крыша и от пламени стала вспыхивать одежда, все рванулись к воротам и выломали их.



Виктор Желобкович, один из выживших в Хатыни




По устремившимся в пролом людям со всех сторон начали стрелять стоявшие полукругом каратели. Мы отбежали от ворот метров на пять, мама сильно толкнула меня, и мы упали на землю. Я хотел подняться, но она прижала мою голову: «Не шевелись, сынок, полежи тихонько». Меня сильно ударило что-то в руку, потекла кровь. Я сказал об этом маме, но она не отвечала — была уже мертвая. Сколько я пролежал так, не знаю. Все вокруг горело, даже шапка на мне начала тлеть. Потом стрельба прекратилась, я понял, что каратели ушли, еще немного подождал и поднялся. Сарай догорал. Вокруг лежали обугленные трупы. На моих глазах хатынцы один за другим умирали, кто-то просил пить, я принес воды в шапке, но все уже молчали…»

Схожие воспоминания оставил единственный выживший взрослый - поляк-кузнец Иосиф Каминский, потерявший во время "пацификации" Хатыни жену и четверых детей: "
Как я вспомню Хатынь — так сердце кровью обливается. 22 марта нагрянул фашист, окружил деревню. Обстрелял. Людей согнали в сарай. Двери закрыл. Село обобрал. Хаты запалил, а тогда и сарай запалил. Крыши соломенные — огонь сыплется на головы. Люди двери выломали. Стали люди вылазить. Стал с автомата бить… Угробил 149 душ. И моих 5 душ — четверых детей и жёнку.




Кузнец Иосиф Каминский выжил в Хатыни. Но потерял четверых детей.




Я со своим 15-летним сыном Адамом оказался около стены, убитые граждане падали на меня, еще живые люди метались в общей толпе, словно волны, лилась кровь из раненых и убитых. Обвалилась горевшая крыша, страшный, дикий вой людей еще усилился. Под ней горевшие живьем люди так вопили и ворочались, что эта крыша прямо таки кружилась. Мне удалось из-под трупов и горевших людей выбраться и доползти до дверей. Тут же каратель, по национальности украинец, стоявший у дверей сарая, из автомата выстрелил по мне, в результате я оказался раненым в левое плечо. Мой сын Адам до этого обгоревший, каким-то образом выскочил из сарая, но в метрах 10 от сарая, после выстрелов упал.

Я, будучи раненым, чтобы не стрелял больше по мне каратель, лежал без движения, прикинувшись мертвым, но часть горевшей крыши упала мне на ноги и у меня загорелась одежда. Я после этого стал выползать из сарая, поднял немного голову, увидел, что карателей у дверей уже нет. Возле сарая лежало много убитых и обгоревших людей. Там же лежал раненый Етка Альбин Феликсович, у него из бока лилась кровь. Услышав слова умиравшего, Етки Альбина, каратель подошел откуда-то, ничего не говоря, поднял меня за ноги и бросил, я, хотя был в полусознании, не ворочался. Тогда, этот каратель ударил мне прикладом в лицо и ушел. У меня была обгоревшая задняя часть тела и руки. Лежал я совершенно разутый, так как снял горевшие валенки, когда выполз из сарая. Вскоре я услышал сигнал к отъезду карателей, а когда они немного отъехали, мой сын Адам, лежавший недалеко от меня, в метрах примерно трех, позвал меня к себе, вытащить его из лужи. Я подполз, приподнял его, но увидел, что он перерезан пулями пополам. Мой сын Адам еще успел спросить: «А жива ли мама?», и тут же скончался" (конец цитаты).

Итак, свидетели показывают, что поначалу, когда жители поняли, что их собираются сжечь заживо, людьми овладела паника. Они пытались кричать, плакать, умолять о пощаде. Но когда рухнула крыша и на них загорелась одежда, хатынцы поняли, что терять им нечего, и попытались выломать дверь. Напора полутора сотен людей дверь ветхого сарая не выдержала и обвалилась. Толпа, толкаясь и давя друг друга, в пылающей одежде, хлынула наружу. Но каратели такой вариант развития событий предвидели. Спасающихся людей мельниковцы встретили пулемётным огнём в упор. Захваченные после войны в плен и представшие перед судом, каратели не лукавили, признавали в открытую: стреляли именно мельниковцы. А командовал расстрелом Григорий Васюра, начальник штаба 118-го полицейского батальона. Примечательно, что после войны Васюра сумел ускользнуть от правосудия, подделал себе документы и зажил себе полноправным советским гражданином, и даже корочки ветерана Великой Отечественной войны себе выхлопотал - он действительно какое-то время служил в Красной Армии и в начале войны попал в плен. Дети на 9 мая поздравляли его с Днём Победы... Возмездие настигло бывшего палача Хатыни только в 1986 году.




Григорий Васюра. Мельниковец, полицай.
Один из главных виновников трагедии Хатыни.
Расстрелян в 1986 году.

Вместе с Виктором Желобковичем и Иосифом Каминским из пылающего сарая сумел выбраться и 12-летний Антон Барановский. Если 7-летнего Витю закрыла собой мать, и под её мёртвым телом полицаи не заметили мальчика, то Антон был ранен в обе ноги, и мельниковцы сочли его за мёртвого. Примечательно, что после ухода карателей партизаны вернулись в Хатынь - в надежде найти хоть кого-то живого. Антона подобрали и выходили. Мальчик выжил, повзрослел и погиб уже в 1960-е - когда ездил поднимать целину.

Антон Барановский знал многих полицаев по именам. После войны он много выступал перед молодёжью, рассказывал о трагедии Хатыни - и никогда не скрывал правды. Да-да, в СССР правду о Хатыни говорить было не принято. Высокое советское начальство боялось конфликтов между белорусами и украинцами, если всплывёт, кем по национальности были каратели, уничтожавшие Хатынь. На всякий случай происхождение боевиков 118-го полицейского батальона засекретили - официально Хатынь сожгли немцы. А Антон Барановский не стеснялся говорить правду, называя убийц по именам. Если бы он погиб не в Оренбурге - можно было бы предположить, что кто-нибудь из тайных бандеровцев, изобразивших раскаяние, заставил его замолчать навсегда. Впрочем, и в степях Оренбуржья могло оказаться бандеровское охвостье - либо в ссылке, либо даже под видом добровольцев.




Антон Барановский. Во время расправы над Хатынью
ему было 12 лет.




Спрятаться от карателей и избежать общей участи смогли также Володя Яскевич, его сестра Соня и Саша Желобкович - да-да, тот самый, который выступил проводником для партизан, отправлявшихся в злополучную засаду. Они не попали в сарай вместе со всеми. И когда всё внимание карателей оказалось приковано к вырывающимся из сарая людям, потихоньку выбрались из деревни. «Каратели ворвались в хату, - рассказывала потом Соня. - Тётю тут же, на моих глазах, убили. Меня вытолкнули на улицу, показывают в сторону сарая Каминского, дескать, иди туда. «Шнель, шнель!» — кричат, и — в плечи прикладом. Я еле удержалась на ногах. Побежала от дома. Каратели вернулись в тётин дом грабить, а я одна осталась. И побежала не к сараю, а в сторону поля. Долго бежала. После слышу, стреляют по мне, пули засвистали». Софья Яскевич и Виктор Желобкович живы до сих пор, оставаясь последними свидетелями Хатынской трагедии.




Софья Яскевич - послевоенное фото


Всего в Хатыни, как я уже говорил, погибли 75 человек детей и подростков в возрасте младше 16 лет. Полный список погибших есть в "Википедии". Приведу лишь имена тех, кому в тот роковой день было 7 лет или младше. Это Лена Барановская (7 лет), Костя Новицкий (5 лет), его братья Антон (4 года) и Михаил (2 года), Коля Барановский (6 лет), Жыдовичи Славик (7 лет) и Миша (5 лет), Юзефа Каминская (5 лет), Лёня Желобкович (4 года), Миша Желобкович (2 года), Аня Яскевич (4 года), Миша Яскевич (2 года), Иотка Доминик, Регина, Стёпа и Юзефа (соответственно 7, 6, 4 и 2 года), ещё одна Юзефа Иотка, 4-х лет (видимо, родственница), Дражынская Михалина (5 лет), Мирановичи Петя (6 лет), Вася (3 года) и Лена (2 года), Карабан Костя (4 года), Карабан Володя (2 года), Яскевич Владик (7 лет), Яскевич Толик (7 недель - !!!), Рудак Антон (5 лет), Рудак Соня (5 лет), Рудак Христина (3 года), Федарович Катя (5 лет), Федарович Аня (3 года). 30 человек - дети только дошкольного возраста. Какими помощниками партизан они могли быть? А уж тем более - участниками каких "гонений на Церковь", какими "богоборцами", какими "цареубийцами"? До какой же степени нужно не иметь совести, чтобы оправдывать преступления гитлеровских палачей советским богоборчеством, чтобы утверждать, подобно иерею Д. Сысоеву, будто немцы истребляли только партийных, комсомольских и колхозных активистов - непосредственных гонителей Православия? А ведь я ещё не перечислял младших школьников - детей в возрасте от 7 до 13 лет, которых тоже было достаточно среди погибших.


"Рухнувший Сарай" - часть мемориального комплекса в Хатыни.
Когда в горящем сарае, куда согнали жителей и подожгли, рухнула крыша, хатынцы поняли, что терять им нечего,
и выломали дверь, которая не выдержала тяжести полутора сотен тел. Но снаружи тех, кто пытался спастись,
ждали пулемёты мельниковцев.



После расправы над Хатынью партизанское командование сделало надлежащие выводы - и строжайше запретило своим бойцам под каким бы то ни было видом ночевать в деревнях, даже в одиночку. Тем не менее, случаи сожжения белорусских деревень вместе с населением фашистскими и бандеровскими карателями продолжались. Что лишний раз доказывает голословность утверждений, будто Хатынь была уничтожена за поддержку партизан. Карателям было важно расквитаться за жизнь гитлеровского любимца и спасти тем самым свои шкуры - несомненно. Кого в этом обвинить, им было всё равно. Хоть Толика Яскевича семи недель от роду. Остальные деревни жгли просто так - в порядке национальной политики "освобождения жизненного пространства". Гибель Хатыни в эту политику тоже идеально вписывалась. И ради Бога, не надо больше о партизанах!

____________________________________________________
Источники:
1) Светлана Балашова. "Как сожгли Хатынь".
2) Андрей Сидорчик. "Сожженные заживо: каратели в Хатыни не щадили ни стариков, ни детей".
3) Денис Мартинович. "75 лет Хатынской трагедии. Кто и за что сжёг белорусскую деревню?"
4) Ещё одна статья к 75-летию сожжения Хатыни. Автор, увы, неизвестен.
5) Материал из "Википедии"

Tags: Белоруссия, Великая Отечественная война, История Отечества, Мерзкие лики коллаборационизма, Преступления нацистов
Subscribe

promo mikhael_mark december 26, 2019 12:52 8
Buy for 10 tokens
Как известно, одним из главных аргументов тех, кто категорически выступает против передачи храмовых зданий верующим, является ограниченность финансовых ресурсов у Церкви и отсутствие понимания "всей всемирно культурной ценности этих старинных памятников". В итоге, делается вывод,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments