Михаил Маркитанов (mikhael_mark) wrote,
Михаил Маркитанов
mikhael_mark

Categories:

Вячеслав Кондратьев. Самоподрыв

Наверное, в военной истории каждой страны имеются свои весьма и весьма не героические страницы. Были они, безусловно, и в истории России. Один подобный случай как раз случился 29 января 1904 года на фронте Русско-Японской войны, где благодаря конструктивным недостаткам плавучих мин, раздолбайства одного офицера и трусости другого нелепо и безо всякого ущерба для врага погибли два боевых корабля. Об этом - статья Вячеслава Кондратьева (vikond65). Помещаю её в своём журнале не для того, разумеется, чтобы лишний раз лягнуть Россию (у меня никогда не возникало подобного желания) и не для того, чтобы принизить Российскую империю, подчеркнув в пику ей достоинства "самого прогрессивного в мире первого государства рабочих и крестьян" - те, кто читает мой журнал регулярно, знают, что в этом меня никак не заподозрить. А просто ради того, чтобы люди поняли, какой иногда может оказаться цена их безответственности. Оригинал здесь.



18



29 января 1904 года (по старому стилю) произошел один из наиболее нелепых и трагичных для русского флота инцидентов Русско-японской войны. При установке минного заграждения у берегов Ляодунского полуострова на собственной мине подорвался минзаг "Енисей". Взрыв вызвал детонацию хранившихся в трюме запасов пироксилина, и корабль быстро пошел ко дну, а вместе с ним - 94 офицера и матроса, включая капитана. Только 35 человек смогли спастись.


Причиной катастрофы был конструктивный дефект русских якорных мин, из-за которого они нередко срывались с якорей и "отправлялись в свободное плавание", представляя смертельную угрозу не только для врагов, но и для своих. С палубы "Енисея" незадолго до гибели обнаружили несколько таких плавающих мин и попытались расстрелять их из пушек, но на один рогатый шар корабль все-таки напоролся.

Эта прискорбная история имела продолжение, столь же печальное и еще более абсурдное. На береговом наблюдательном посту, услышав выстрелы, а потом - мощный взрыв, решили, что "Енисей" атакован японскими кораблями и ведет бой. Соответствующую телеграмму тут же отправили в Порт-Артур. Там отреагировали незамедлительно, выслав на помощь минзагу бронепалубный крейсер "Боярин" и четыре миноносца. Однако их капитанам в спешке забыли передать координаты минных полей, выставленных накануне "Енисеем".

Не удивительно, что на подходе к месту гибели "Енисея" крейсер налетел на его же мину и получил пробоину. В затопленном трюме погибло девять моряков. Капитан "Боярина" Сарычев, поддавшись панике, приказал команде немедленно покинуть судно, вместо того чтобы организовать борьбу за его живучесть. В своем рапорте он позже написал, что опасался повторных подрывов, но для боевого офицера такое объяснение звучит, по меньшей мере, странно.

Экипаж спустил шлюпки и благополучно добрался до берега, благо он был совсем близко. Однако брошенный крейсер и не думал тонуть. Через несколько часов "Боярина" отнесло ветром на прибрежную отмель, где его на следующий день обнаружил миноносец капитана Матусевича. Осмотровая команда, отправленная на корабль, доложила, что его повреждения незначительны, машины исправны, затоплено несколько отсеков, но герметичные переборки сдерживают дальнейшее распространение воды.

Казалось бы, инцидент завершился относительно благополучно и крейсер удастся спасти, но не тут-то было. Следующей ночью разыгрался шторм, который сорвал "Боярина" с отмели и бросил его на то же самое минное заграждение, с которым он уже "познакомился". Еще два подрыва окончательно добили злосчастный крейсер. Если бы Матусевич догадался приказать осмотровой команде отдать якоря, то этого, скорее всего, удалось бы избежать. Однако, когда по окончании шторма к месту катастрофы прибыли спасательные суда, спасать там было уже нечего. "Боярин" лежал на дне на глубине 40 метров.
Капитана Сарычева признали виновным в преждевременном и необоснованном оставлении вверенного ему корабля (проще говоря - в трусости), но почему-то никакого наказания он не понес.


02
Чертеж однотипных минных заградителей "Амур" и "Енисей". В терминологии начала ХХ века их называли минными транспортами.

kreisera-rus-00197
04
"Боярин" по пути на Дальний Восток.

Enisey&Boyarin
Собратья по несчастью - "Енисей" и "Боярин" в Порт-Артурской гавани. Снимок сделан незадолго до гибели обоих кораблей.
Tags: Вячеслав Кондратьев, История Отечества, Николай Второй, Русско-Японская война, Флот
Subscribe

Buy for 10 tokens
То, чего я так боялся в прошлом году, увы, становится реальностью и приобретает конкретные очертания. Похоже, с нашими поездками на озеро Большое Унзово - окончательно и бесповоротно всё. Рейдерам, захватившим нижегородский НИИ Радиотехники (причём на безупречно законных основаниях захватившим -…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments