Михаил Маркитанов (mikhael_mark) wrote,
Михаил Маркитанов
mikhael_mark

Categories:

Ровесник генерала Алексеева

В Белом Движении люди бывали разные. Были зелёные юнцы, восторженно рвавшиеся защищать Родину, преданную революционерами и растоптанную грабительским миром, который большевики заключили от имени русского народа, вот только мнением самого народа забыли поинтересоваться. Были пропахшие порохом, украшенные георгиевскими крестами ветераны Первой Мировой, не желавшие отдавать плоды своих фронтовых трудов наглому врагу. Эти люди знали, как никто, что к концу 1916 года Россия стояла на пороге несомненной победы, и лишь революция не дала ей  этот порог переступить. Были опытные кадровые военные, для которых главным в жизни были офицерская честь и долг присяги. Были люди, на своей шкуре испытавшие ужасы красного террора и горевшие местью. Были верующие фанатики, подобные атаману Калмыкову, восставшие в защиту поруганной православной веры. Но человек, о котором я хочу рассказать сегодня, уникален даже на их фоне.




Михаил Николаевич Промтов

Знакомьтесь: генерал Михаил Николаевич Промтов. Один из старейших деятелей Белого Движения, скончавшийся в почти столетнем возрасте. О нём неспециалисты знают мало - он не был ни признанным вождём Белой Борьбы, как Деникин или Колчак, ни харизматичным отцом-командиром, подобно Маркову или Дроздовскому. Но заслуженным человеком он, без сомнения. был. Достаточно сказать, что к 1914-му году, когда разразилась Первая Мировая, Промтов был уже ветераном двух войн: Русско-Турецкой 1877 - 1878 гг. и Русско-Японской 1904 - 1905 гг. В ходе последней он сражался в отряде генерала Ренненкампфа, впоследствии расстрелянного большевиками, участвовал в сражении под Ляояном и получил орден Св. Георгия 4-й степени.

Первую Мировую Михаил Николаевич встретил командиром артиллерийской бригады, но уже в ноябре 1914 года оказался командиром пехотной дивизии из числа войск, осаждавших Перемышль. В июне 1916 г. он получает под командование корпус. И уже 10 июня во главе этого корпуса отличился: занял Сучаву, взяв в плен 27 австрийских офицеров, 1235 солдат и захватив 27 пулемётов.

В отличие от большинства других участников Белого Движения на Юге России, Промтов в Корниловском выступлении не участвовал - то ли его просто не посвятили в курс дела, то ли, подобно М.В. Алексееву, он считал это выступление несвоевременным и обречённым на провал. Поэтому в сентябре 1917 года Промтов получает под командование армию.

А затем грянул Октябрьский переворот. Развал армии вступил в свою завершающую стадию, военно-революционный комитет вступил в переговоры с командованием центральных держав о перемирии, солдаты окончательно оставили всякое подобие воинской дисциплины. На Юго-Западном фронте, к которому принадлежала 11-я армия Промтова, в армию стали проникать и агенты "третьей" силы, не подконтрольной ни русским патриотам-корниловцам, ни узурпаторам-большевикам. Украинские национал-сепаратисты, именовавшие себя мазепинцами, но в истории оставшиеся под именем петлюровцев. ВРК Юго-Западного фронта оказался полностью под влиянием Петлюры. И очень быстро отрешил Промтова от должности - что свидетельствует о безоговорочно патриотической позиции командарма.

Осенью 1918 года Промтов вступает в Добровольческую Армию Деникина. С 1919 года он получает под своё командование 2-й армейский корпус этой армии, с которым успешно противостоит тем же самым петлюровцам, отстаивая с оружием в руках территориальную целостность России. Когда белый фронт заколебался и начал быстро откатываться назад, к югу, Промтов успешно отвёл свой корпус из района Фастов - Белая Церковь на линию Знаменка - Никополь. Дальше самой очевидной стратегической перспективой выглядел отход в Крым на соединение со Слащовым. Но Промтов неожиданно получает от генерала Шиллинга приказ идти на защиту Одессы. Одесса к этому времени уже пала, сданная англо-французскими союзниками вопреки всем протестам белых, защищать там было уже нечего. Промтов логично расценил приказ Шиллинга как стратегическую ошибку. Но ослушаться не дерзнул: старый генерал, прошедший окопы Первой Мировой, слишком живо помнил, что случилось, когда солдаты принялись обсуждать приказы командования вместо того, чтобы исполнять их. Михаил Николаевич честно привёл свой корпус к Одессе - но там уже хозяйничали красные.

Промтову ничего не оставалось делать, как присоединить свои войска к войскам отступавшего от Одессы генерала Бредова. Вместе с Бредовым он проделал еего знаменитый поход и был интернирован в Польше. В июле 1920 года поляки, наконец, разрешили Промтову с остатками его корпуса выехать в Крым и присоединиться к генералу Врангелю. Врангель, однако, никакой должность Михаилу Николаевичу не дал, а оставил его "в распоряжении ставки". В ноябре 1920 года Промтов вместе с армией Врангеля эвакуировался из Крыма.

В эмиграции Михаил Николаевич проживал в Югославии, преподавал в русском кадетском корпусе, созданном для детей белоэмигрантов. Стал начальником военных курсов РОВС в Югославии. Написал статью о походе генерала Бредова. В силу преклонного возраста во Второй Мировой войне не участвовал. Скончался он в Белграде. О точной дате его кончины спорят, называя то 1950, то 1951 годы.

Tags: Белые, Гражданская война, История Отечества
Subscribe

Buy for 10 tokens
То, чего я так боялся в прошлом году, увы, становится реальностью и приобретает конкретные очертания. Похоже, с нашими поездками на озеро Большое Унзово - окончательно и бесповоротно всё. Рейдерам, захватившим нижегородский НИИ Радиотехники (причём на безупречно законных основаниях захватившим -…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments