Михаил Маркитанов (mikhael_mark) wrote,
Михаил Маркитанов
mikhael_mark

Categories:

Дарья Андросова. Воспоминания о дочери

Память народная - совсем не то, что память официальных властей или профессиональных историков. Земляки героев хранят в своей памяти их живые образы, образы реальных земных людей, со своими слабостями и ошибками, которые, тем не менее, не помешали этим людям стать героями. Особенно ценны воспоминания родных. Пусть они не всегда изложены грамотным русским языком, пусть в этих воспоминаниях много идеологической шелухи, оставшейся от той эпохи, в которой они создавались - но в этих бесхитростных рассказах живёт наше прошлое. 16 января 1943 года нацистскими палачами была уничтожена большая группа подпольщиков молодогвардейцев. Среди них - совсем юная девушка Лида Андросова. По сути, девочка ещё. Которая, когда в её родной посёлок пришёл враг, не побоялась вместе со своим возлюбленным создать подпольную антифашистскую организацию и начать неравную борьбу с сильнейшей на тот момент армией Запада. Спешу поделиться этим свидетельством матери. Оригинал здесь [1].




...Счастливая её жизнь была недолгой. Эта проклятая война помешала им в счастливой жизни. Наша Лида в это время дружила с Колей Сумским. И вот враг дошёл до нашего любимого Краснодона. В это время они договорились не уходить, а остаться в тылу врага. Враг вот-вот должен войти в наш любимый Краснодон, а здесь всё шумит, гудит, снаряды рвутся, а Лида взяла книгу, легла и читает. Я ей говорю: "Что же ты лежишь и книги читаешь? Разве сейчас время читать?" А она мне отвечает: "Хорошо". Взяла жакет плюшевый, зашила комсомольский билет в рукав и пошла. А что было с матерью, конечно, это не описать, кошмарная картина. Я думала, что она правда уйдёт, а она совсем не думала уходить. Дошла до переправы через Донец, а здесь налетели самолёты и начали бомбить и обстреливать с пулеметов. Все полегли на землю в том числе и наша дочь Лидочка (она была одета в красный сарафан).

"Я, - говорит, - легла вниз лицом, якобы боюсь смерти и сразу повернулась вверх лицом. Что же я за комсомолка, если буду бояться. Положила левую руку на грудь, где был зашит билет, и сразу почему-то стало весело и ничуть не страшно смерти... Но я не собиралась умирать, и вот один самолёт пристал ко мне. Обстреливает и обстреливает, как будто я ему нравлюсь, паразиту проклятому. А я была в красном сарафане, ну, думаю, паразит проклятый, всё равно не убьёшь, комсомольцы бессмертны, они не умирают. У меня груди комсомольский билет, и его никакая пуля, никакой снаряд не возьмёт. И как он не старался застрелить меня и летал низко, всё равно я осталась жива и невредима. И осталась я на оккупированной территории. Но я не думала уходить дальше, это я выполняла мамину просьбу. Ведь она не знала, что я должна бороться с этими проклятыми паразитами, и крепко бороться, пока их всех не уничтожим, эту свору идиотскую".

И вот они начали работу в подполье. Коля Сумской, с которым дружила Лида, был секретарём, Лида, наша дочь - заместителем. Это было в посёлке Краснодон (14-км. от города Краснодона). У Лиды по работе были подруги: Надя Петля, Нина Старцева, Надя Петрачкова, Тоня Дьяченко, Женя Кийкова и другие. Мальчики: Коля Сумской, Володя Жданов, Жора Щербаков, Шурик Шищенко и др. Ходили они в степь вроде за колосками, а сами рвали провода, заражали хлеб клещами, вешали флаги и листовки. Когда немцы отступали, машины с радиостанциями попадали в яры, наши дети разбирали остатки, приносили домой детали и устанавливали радиоприёмники, слушали Москву. Ходили каждое воскресенье на базар, брали много листовок, расклеивали их, где могли, и даже вешали на спины полицаям. Одна старушка продавала пирожки с мясом без бумаги. Так наши дети предложили ей бумагу, а то, говорят, без бумаги не культурно. И она взяла эту бумагу и стала продавать пирожки культурно, а это были листовки, кто покупал и читал Советские новости. Машины с продовольствием отбивали и отдавали бедным семьям. Делали они очень много, всего не описать.

Я, как мать Лидочки, их работу знала, они очень часто собирались у нас на квартире, все ребята и девочки. У нас была гитара и мандолина. Они очень часто приносили свои инструменты, играли. Часто было так, иногда проводили собрания. У нас была соседка Анна Демьяновна Лебедева. И вот она часто интересовалась молодежью. И как только соберутся у нас, так вот и она тут как тут. Они сразу начинают играть на инструментах, чтоб не так было заметно. Однажды они собрались идти вешать флаг на высокую трубу. Это был канун дня Конституции. Коля Сумской пришёл к нам в рабочем костюме. Вот и соседка заходит и спрашивает Колю, почему он в рабочем костюме? А он говорит: "Да пришёл Лиду проведать, а потому пойду домой и переоденусь". Флаг этот красила я, потому что они ходили в полицию отмечаться, а я боялась, чтобы Лида не выпачкала руки в краске. Я попросила, чтобы Коля разрешил мне покрасить флаг. Он не возражал, а наоборот сказал: "Пожалуйста, Дарья Кузьминична". И был он очень доволен. У нас писали листовки все девочки, а потом ночью ходили и расклеивали их, а я как мать Лиды, провожала и встречала их после того, когда они расклеивали листовки. Я угощала их пирогами из ячменной муки, начинка кабак и буряк. Они все были довольным моим угощением и благодарили меня. Так, что я им помогала, я разносила листовки по надёжным соседям, говорила что наши на пороге. Была у них за сторожа. Они просили меня выйти. Первым говорил Коля, а потом моя любимая дочь Лидочка: "Да, мамочка, выходи, выходи. Тебе нельзя здесь присутствовать, хотя ты и знаешь нашу работу, а я тебе после расскажу". И вот я хожу вокруг дома, чтобы никто не подошёл, никто не подслушал.

Теперь хочу вам рассказать о своей любимой дочери Лидочке, какая она была у нас умница. Любила страшно рукоделье. В 10 лет вышила себе платье в школу. Вышивала коврики разных видов, вязала варежки и т.д. Учила подруг своему рукоделью, хорошо играла на гитаре, пела, играла на сцене. Когда у нас на квартире были военные, они просили меня, чтобы Лида была в их кружке, я разрешила. Хорошо танцевала "фокстрот", "танго" и др. В жизни была весёлая и радостная, читала очень много книг, и помогала мне по хозяйству. Я её ругала за то, чтобы она допоздна не читала, но она не слушала. Проснёмся в 12 часов, она сидит и читает. Говорю: "Ложись спать". Не ложится, а говорит: "Ну что тебе до этого. Спи преспокойно, захочу и лягу спать". Я встану, потушу свет, а она притворится, что спит. Я ложусь, она дверь в спальне открывает и снова читает. Из-за этого у нас с ней был большой скандал. Вот какой была у нас любимая дочь Лидочка. Она была настойчивой, что захочет, то сделает, так, чтоб было по её. Мы с отцом часто уступали ей. Большое впечатление произвело на неё сообщение о Зое Космодемьянской. Она сказала тогда мне: "Все решено, я тоже буду партизанкой" [2]. Я никогда не думала, что это будет всерьёз, думала поговорили и все, а она не тут-то было. Моя дочь Лида стала действительно такой, как и положено. И когда я узнала о её страшной работе, я начала ей говорить: "Лида, что ты делаешь. Ты же погибнешь. А она мне в ответ: "Ничего, мамочка, не погибну. А погибну, молодёжь будет жить и нас вспоминать. Ведь погибли миллионы людей, а по-твоему я должна сидеть сложа руки, а кто же будет нашим помогать? Ведь Красная Армия на передовой линии, а мы в тылу врага".

Никто об их работе не знал. И вот они проработали 6 месяцев, а потом нашлись предатели и выдали наших детей. Когда полиция забрала нашу дочь, то её сильно били. Три раза её выбрасывали на снег без сознания, а когда она приходила в себя, её снова пытали. Но Лида не сдалась. Она была бесстрашна. Лила, смотря прямо в глаза, сказала: "Сколько бы вы меня не мучили, всё равно я не скажу вам ничего, паразиты проклятые". Когда нашу дочь избивали, а потом она приходила в себя, она поправляла джемпер. Начальник полиции говорит: "Эта сволочь, сухая, сухая, да крепкая". А моя дочь Лида отвечает: "Я горжусь тем, что меня мама родила с крепким сердцем". Когда их перевезли в городскую тюрьму, там вновь над ними издевались эти паразиты. Загоняли под ногти булавки, закладывали пальцы в двери. От этого у них были искажены кисти рук. Когда их привезли к шахте N5 на расстрел, то нашу дочь и пытали. Потом повели к стволу. Лида говорила подругам, чтобы они в шахту прыгали живыми. Она говорила: "Не давайтесь в руки этим паразитам. Наша Красная Армия за бугром. Она отомстит за нас. Кровь за кровь! Смерть за смерть! А мы погибаем за нашу Родину!". И когда их достали из шахты, у нашей дочери так и осталась веревка на шее, не было глаза, не было уха, ноги, убита в лоб. А как она смеялась над паразитами, так и осталась на её устах улыбка. На другой день после казни приехали полицаи. Они и рассказали, как ораторствовала перед смертью Лида Андросова: "Потом мы ей дали и Ленина и Родину - расстреляли в лоб".

_____________________________
Примечания

[1] По этой ссылке можно ознакомиться и с другими воспоминаниями и свидетельствами о Лиде Андросовой и её подвиге. В том числе - и с очень подробными мемуарами Дарьи Кузьминичны, объём которых таков, что не уместился бы в формат ЖЖ.

[2] В другой раз Дарья Кузьминична Андросова вспоминала об этом эпизоде более подробно: "В 1942 году у нас стояли советские командиры, на квартире, из них был политрук. Он получал газеты, и вот однажды в одной газете вычитали статью о Зое Космодемьянской. Как её мучили немецкие пираты, на допросах, и была нарисована картинка, как она была повешена на виселице. И вот, когда наша любимая дочь Лидочка прочла эту статью о Зое Космодемьянской, то она сразу себе внушила быть такой, как Зоя Космодемьянская. Лидочка мне всегда говорила: "Мамочка, но какая была отважная Зоя Космодемьянская, как её мучили эти немецкие паразиты при допросах, каких они ей только не делали пыток, они её сильно били, почти ногою и босую выводили в самый крепкий мороз на улицу и водили её по улицам, чтобы видел весь наш советский народ. И когда приводили обратно, то пытали, вот однажды спрашивает у неё немецкий пират: "А ну-ка скажи нам, где сейчас будет ваш Сталин". Зоя отвечает: "Сталин? Сталин на своём посту!"

Это за эту статью моя любимая дочь Лидочка говорила очень часто, почти ежедневно, дошло до того, что я как мать стала замечать за ней, что она хочет быть такой, как Зоя Космодемьянская. Однажды я ей говорю, что это ты Лидочка очень часто мне говоришь о Зое Космодемьянской, не думаешь ли ты быть такой как Зоя, а она мне отвечает: "А что же ты думаешь, мама, захочу и буду такой отважной девушкой, как Зоя". "Значит", - я ей говорю, "ты думаешь быть партизанкой?" Лидочка мне отвечает: "Да, мамочка, я буду такой партизанкой, как Зоя!"
Tags: Великая Отечественная война, Вечная память, Донбасс, Жизнь замечательных женщин, История Отечества, Молодая Гвардия
Subscribe

Buy for 10 tokens
То, чего я так боялся в прошлом году, увы, становится реальностью и приобретает конкретные очертания. Похоже, с нашими поездками на озеро Большое Унзово - окончательно и бесповоротно всё. Рейдерам, захватившим нижегородский НИИ Радиотехники (причём на безупречно законных основаниях захватившим -…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments