Михаил Маркитанов (mikhael_mark) wrote,
Михаил Маркитанов
mikhael_mark

Categories:

К 145-летию генерала Антона Ивановича Деникина

16 декабря (4 декабря старого стиля) 1872 года, 145 лет тому назад родился Антон Иванович Деникин. Человек, которому суждено было стать вождём Белого Движения на Юге России, главнокомандующим Добровольческой Армией и верховным главнокомандующим ВСЮР. Человек, которому было уготовано более, чем кто бы то ни было ещё из белых, приблизиться к заветной цели - взятию большевистской столицы и освобождению России от красного ига. Но непреодолимые обстоятельства оказались сильнее его. И он, ветеран Русско-Японской и признанный герой Первой Мировой войн, на долгие годы оказался в сознании соотечественников "классовым врагом" и "наймитом мирового империализма".





Не жаловали Деникина и правые - за его последовательное непредрешенчество в вопросе о будущем государственном устройстве России. Но Деникин и впрямь полагал, что большевики - захватчики и германские агенты, намеренно развалившие фронт и угнетающие Россию, безжалостно искореняя всё русское. И ради борьбы с этими захватчиками власти он полагал необходимым максимальное сплочение государственно мыслящих людей. Провозглашение же монархического лозунга могло оттолкнуть от армии крестьянство и казачество. В итоге в тылу белой армии людьми, старавшимися держаться как можно дальше от фронта, дабы не подставлять под большевистские пули свои холёные лбы, вызревали заговоры и даже "освящался нож", которым предполагалось убить Верховного.

Между тем, Деникин ни единой минуты не был либералом в современном понимании этого слова. Он до последних дней оставался государственником и русским патриотом. Когда произошёл февральский переворот, и новые власти принялись реформировать страну через колено, Антон Иванович в числе первых выступил против безумных экспериментов во время войны. Он жёстко критиковал временных за поспешные "чистки" командного состава, жертвами которых сплошь и рядом становились профессионалы высочайшего класса и искренние патриоты, он безоговорочно выступил против "декларации прав солдата" и солдатских комитетов, против демократизации армии, в корне подрывавших военную дисциплину. Офицерам были хорошо известны его слова, публично брошенные Керенскому: "Вы втоптали наши знамёна в грязь! Поднимите их и преклонитесь перед ними!" Ещё более жёстко отозвался Деникин о февралистах в "Очерках Русской Смуты". Говоря о памяти генерала Корнилова, Антон Иванович с беспощадностью писал:"Проклятье им — прелюбодеям слова и мысли! Прочь их цветы! Они оскверняют святую могилу!"

Непредрешенчество Деникина диктовалось и чувством его глубочайшего смирения: "Какое право имеем мы, - задавался он риторическим вопросом, - маленькая кучка людей, решать вопрос о судьбах страны без ее ведома, без ведома русского народа?" В здоровый государственный инстинкт русского народа Деникин верил свято: "Я считаю одинаково возможным честно служить России при монархии и при республике, лишь бы знать уверенно, что народ русский в массе желает той или другой власти (выделено мной - М.М.). И поверьте, все ваши предрешения праздны. Народ сам скажет, чего он хочет. И скажет с такой силою и с таким единодушием, что всем нам — большим и малым законодателям — придется только преклониться перед его державной волей". Знал он и цену верноподданическому трёпу "профессиональных монархистов", крепко окопавшихся в далёком тылу Белой Армии, знал, что эти самые деятели, обвиняющие его в "либерализме" и "социализме", ни единым словом не заступились за императора в роковые дни Февраля, зато весьма активно заигрывали в 1918-м с немецкими оккупантами, рассчитывая из рук врага (!!!) получить возрождение монархии. А с вражескими прислужниками Деникину было не по пути. "Проклятие предательства не даст счастья, - писал он. - В конце этого пути – политическое, моральное и экономическое рабство".




Деникин понимал, как никто, что тыловые агитаторы толкают армию в тупик - и потому не шёл у них на поводу. Он сам объяснял офицерам Добровольческой Армии: "Хорошо — монархический флаг. Но за этим последует естественно требование имени. И теперь уже политические группы называют десяток имен, в том числе кощунственно в отношении великой страны и великого народа произносится даже имя чужеземца (выделено мной - М.М.) — греческого принца. Что же, и этот вопрос будем решать поротно или разделимся на партии и вступим в бой? Армия не должна вмешиваться в политику. Единственный выход — вера в своих руководителей. Кто верит нам — пойдет с нами, кто не верит — оставит армию". В целом же "только военная диктатура могла с надеждой на успех бороться против диктатуры коммунистической партии". Таково было политическое кредо Белого Движения, как формулировал его Деникин.

Сегодня некоторые публицисты из ультраправых приписывают белым генералам в их непредрешенчестве мотив властолюбия. Антон Иванович словно предвидел это обвинение. И оставил на него исчерпывающий ответ: "Я веду борьбу только за Россию. И будьте покойны: в тот день, когда я почувствую ясно, что биение пульса армии расходится с моим, я немедля оставлю свой пост, чтобы продолжать борьбу другими путями, которые сочту прямыми и честными". Это своё слово генерал Деникин сдержал. Весной 1920 года, когда многие офицеры и генералы Добровольческой Армии начали обвинять его в Новороссийской катастрофе, когда по рукам пошли оскорбительные памфлеты генерала Врангеля, обвинявшего Деникина в честолюбии, ради которого он погубил армию и "не допустил" её соединения с войсками Колчака, Антон Иванович подал в отставку, назначив Врангеля своим преемником. Для Деникина не существовало ничего личного - он спокойно утвердил главнокомандующим своего личного недоброжелателя, про которого он знал как про талантливого военачальника, а самое главное - знал, что этому военачальнику пока ещё верит армия. И отбыл за границу, чтобы не мешать своим присутствием новому главнокомандующему.

В эмиграции Деникин продолжил свою борьбу с большевизмом пером публициста. Одна за другой выходят из-под его пера статьи и брошюры. Одновременно Деникин начинает работать над своим фундаментальным историческим трудом - пятитомными "Очерками Русской Смуты", которые до сих пор остаются одним из самых авторитетных источников по истории русской Гражданской войны. И в которых Антон Иванович с беспощадной откровенностью описывает злодеяния новых хозяев России. Очень быстро Деникин становится известен как плодовитый публицист и талантливый историк. Столь же быстро для него самого становится ясно, что помимо большевиков, у русского народа имеется ещё один, не менее страшный враг - европейские "великие державы", которые не прочь были поживиться за счёт русской смуты кусками некогда российской территории. А свои захватнические аппетиты прикрывали "борьбой с большевизмом", на что успешно клевали некоторые белоэмигранты.




Такая позиция встретила в лице Деникина непримиримого оппонента. "Я не приемлю ни петли, ни ига!" "Защита России и свержение большевиков!" - эти принципы старался отстаивать Антон Иванович в своих обращениях к эмиграции. "В сознании честных русских людей счастье Родины не может быть приобретено путем ее расчленения", - предупреждал он сторонников "крестового похода против большевизма" под иноземными знамёнами.

В годы Великой Отечественной войны Антон Иванович занимал патриотическую позицию, стал главным идеологом белого оборончества, не допускавшим никаких компромиссов с немецкими агрессорами. А в послевоенные годы он столь же энергично, как некогда против коллаборационистов, выступал против сближения белой эмиграции с руководством СССР, предрекая, что советское влияние в Восточной Европе в ближайшем будущем породит всплеск самой чёрной русофобии. В этих условиях Деникин полагал долгом белой эмиграции в любых обстоятельствах защищать независимость и территориальную целостность России.

Скончался Антон Иванович в клинике в США. Американская армия проводила бывшего белого главнокомандующего в последний путь со всеми причитающимися воинскими почестями. Сегодня прах Антона Ивановича Деникина торжественно перезахоронен в Москве, в Донском монастыре.

Испрашиваю молитв всех православных читателей моего журнала об упокоении раба Божия Антония. Вечная ему и светлая память!

Tags: Белые, Вечная память, Гражданская война, Деникин, История Отечества
Subscribe

Buy for 10 tokens
То, чего я так боялся в прошлом году, увы, становится реальностью и приобретает конкретные очертания. Похоже, с нашими поездками на озеро Большое Унзово - окончательно и бесповоротно всё. Рейдерам, захватившим нижегородский НИИ Радиотехники (причём на безупречно законных основаниях захватившим -…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments