Михаил Маркитанов (mikhael_mark) wrote,
Михаил Маркитанов
mikhael_mark

Categories:

Сергей Лозунько. Карпатский рейд Ковпака

11 декабря 1967 года не стало прославленного партизанского командира времён Великой Отечественной войны, украинского генерала, героя Советского Союза Сидора Артемьевича Ковпака. К 50-летию со дня кончины героя предлагаю своим читателям статью Сергея Лозунько, составленную для сайта "Военное обозрение". Оригинал здесь.



Сидор Артемьевич Ковпак

В легендарный рейд Сумское партизанское соединение выступило 12 июня 1943 г. с территории Житомирской области (от села Милошевичи, что на украинско-белорусской границе), примерно за месяц до начала Курской битвы. Всего свыше полутора тысяч бойцов. В своем дневнике Сидор Артемьевич Ковпак укажет даже национальный состав отправившихся в Карпатский рейд: русских — 684, украинцев — 598, белорусов — 405, других национальностей — 197, неподданных СССР — 19. Перед ковпаковцами стояла задача нанести удар по тыловым коммуникациям врага, организовать диверсии на нефтепромыслах Галиции.


15 июня партизаны пересекли железную дорогу Сарны — Лунинец.
20 июня соединение Ковпака вступит в контакт с отрядом другого знаменитого партизанского командира Дмитрия Медведева. Встреча будет сопровождаться инцидентом: ковпаковцы и медведевцы приняли друг друга за гитлеровцев и открыли огонь. В дальнейшем «Победители» — отряд, которым командовал Герой Советского Союза Медведев окажет посильную помощь соединению Ковпака, прежде всего разведданными. В дневнике Ковпак даже упоминает легендарного советского разведчика Николая Кузнецова (хотя и не называет его фамилии, очевидно, она ему была неизвестна): «представитель Медведева, который работает тайным агентом в Ровно в роли офицера, имеет 2 креста и несколько ранений, получил разрешение на свидание с Кохом. Кох расспрашивал, как дела на фронте, настроение солдат, за что он получил кресты и т. д. Генералы, присутствовавшие при этой беседе, слушали вранье нашего человека, а потом пожимали ему руки. Он разговаривал на чистом немецком языке, а блеску его вида мог бы позавидовать любой немецкой офицер».

21 июня ковпаковцы форсировали реку Случь. В ночь с 24-го на 25 июня соединение пересекло шоссейную дорогу Костополь — Александрия и железную дорогу Сарны — Ровно на переезде Гура-Каменка. Все переходы сопровождаются диверсиями на коммуникациях противника.


Партизанское соединение Ковпака выступает в поход.



Надо отметить, что каждый переход железной или шоссейной дороги, форсирование реки — это в высшей степени опасное и сложное мероприятие для партизанской колонны длиной до 10 км! Но благодаря огромному опыту партизанской борьбы, в т. ч. руководства крупными партизанскими формированиями, Ковпаку удается водить свои десятикилометровые колонны под носом у противника.

В книге воспоминаний «От Путивля до Карпат» Сидор Артемьевич пояснит секрет своего успеха: «Выйдя из лесов и болот южного Полесья в поля Западной Украины, мы должны были пройти три области — Ровенскую, Тарнопольскую и Станиславскую, форсировать несколько больших рек, пересечь до десятка железных дорог. Может ли партизанская колонна, растягивающаяся по дороге на 8—10 километров, совершить такой марш скрытно, не обнаружив себя?


За время маневренных действий у нас постепенно выработались свои железные законы партизанского марша. Выступать в поход с наступлением темноты, а при дневном свете отдыхать в лесу или в глухих селах. Знать все, что делается далеко впереди и по сторонам. Не идти долго в одном направлении, прямым дорогам предпочитать окольные, не бояться сделать крюк или петлю. Проходя мимо крупных гарнизонов врага, прикрываться от них заслонами. Небольшие гарнизоны, заставы, засады уничтожать без остатка. Ни под каким видом не нарушать в движении строй, никому не выходить из рядов. Всегда быть готовыми к тому, чтобы через две минуты после появления врага походная колонна могла занять круговую оборону и открыть огонь на поражение из всех видов оружия. Одни пушки выезжают на позиции, а другие тем временем бьют прямо с дороги. Главные силы идут глухими проселками, тропами, дорогами, которые известны только местным жителям, а диверсионные группы выходят на большаки и железнодорожные линии, закрывают их для противника — рвут мосты, рельсы, провода, пускают под откос эшелоны. Там, где идет ночью партизанская колонна, — тишина, а далеко вокруг все гремит и пылает».

29 июня соединение переходит железную дорогу Луцк — Здолбунов. «Для того чтобы не допустить эшелона с живой силой и избежать боя при переезде железной дороги обозом, высылаю диверсионные группы направо и налево от переезда, которые в 23.00 должны во что бы то ни стало заминировать оба пути железнодорожного полотна», — запишет Ковпак в дневнике. Близость столицы рейхскомиссариата (которой, как известно, являлся город Ровно) — в случае обнаружения партизанского отряда — давало возможность гитлеровцам быстро подтянуть силы. Поэтому требовалась исключительная осторожность и максимальная слаженность в действиях бойцов. В 23.15, пишет Ковпак, раздались 2 взрыва на запад от переезда, а в 23.25 прозвучали взрывы и с востока (от переезда). Результат: «Спущено 5 эшелонов. Когда колонна прошла уже 2—3 км от переезда, а хвост колонны, переправившись через дорогу, заметал след обоза срубленной березой, которую везли пара волов, на дороге в темноте горели два эшелона, трескались снаряды и бомбы».


Ковпаковцы на походе



30 июня очередной нелегкий переход: железная дорога Ровно — Львов — Перемышль. Соединению предстояло совершить марш в 57 км. «Народ плохо отдохнул. Но настроение хорошее. Дорога скользкая, глинистая, бесконечные подъемы и спуски по холмам, по долинам, но никто не жалуется. Сегодня особенно идут хорошо», — отметит Ковпак.
6 июля партизанское соединение вступает в пределы Галиции. В пограничных селах небольшие немецкие гарнизоны в основном попросту разбегаются при приближении ковпаковцев. Те, кого партизанам удается застать врасплох, подвергаются разгрому. «После разгрома м. Скалат сделали большой марш до 45 км и остановились в районе г. Лыса Гора на дневку», — запишет 9 июля в дневнике Сидор Ковпак.

После трехдневного отдыха у Лысой Горы соединение продолжает рейд. У населенного пункта Раков Конт немцы пытаются устроить партизанам засаду. «В 21.00 разведкой было установлено, что в Раков Конт и прилегающие к лесу села с западной стороны прибыло до 60 автомашин с противником и несколько бронемашин. Видимо, продолжительная стоянка наша в районе Лысой Горы повлекла беду. Противник разведал, где мы, и подтянул силы, чтобы уничтожить нашу воинскую часть», — фиксирует Ковпак в дневнике. После непродолжительного боя «немцы бежали». Форсировав две реки и объехав немецкое «окружение», соединение направилось к намеченной стоянке в районе Скомороше.
Осознав, что в фашистском тылу действует многочисленный партизанский отряд, гитлеровцы усиливают давление на партизанское соединение. 13 июля против ковпаковцев уже брошена немецкая авиация, которая «обстреливала и бомбила» партизан. 5 человек ранено. Но рейд продолжается.

15 июля соединение пересекает две железные дороги (Станислав — Тернополь и Станислав — Львов), а в ночь на 16 июля форсирует реку Днестр. «Надо было переправиться через Днестр и подойти к нефтяным вышкам Дрогобыча раньше, чем немцы организуют их оборону, сосредоточат против прорвавшихся в горы партизан превосходящие силы», — писал Ковпак в книге «От Путивля до Карпат». Для переправы через Днестр был выбран мост севернее Галича. Внезапным и дерзким ночным штурмом охрана моста была захвачена врасплох и уничтожена: «Темной ночью 15 июля кавалерия Ленкина скрытно подошла к мосту у села Сивки, севернее Галича. С криком «ура» появившиеся из тьмы конники лавой обрушились на ошеломленную охрану, и она была перерублена, прежде чем успела открыть огонь. К утру партизанское соединение было уже на том берегу Днестра» (там же). При этом железные дороги были заминированы таким образом, «чтобы проходящие поезда утром взорвались», — пишет Ковпак в дневнике, — а мост через реку Днестр после прохода партизан взорван и сожжен.

Переправившись через Днестр, партизанское соединение вошло в горы, опыта боевых действий в которых не имело. В этом сам себе (в дневнике) признается Сидор Ковпак. То же самое отмечает в своих записях и комиссар Руднев.


Ковпак напутствует своих партизан



Практически сразу после входа в горы соединение было блокировано немцами. Впоследствии Ковпак со своими бойцами будет неоднократно попадать в «мешки» (не менее 20 раз!), но раз за разом партизаны, по ходу дела обучаясь искусству маневра в горах, будут прорывать окружение, не забывая при этом о выполнении стоявших перед ними диверсионных задач.

19 июля соединение пересекает последнюю поперечную дорогу перед Карпатами и штурмом берет селение Россульна. «Фрицы в одном исподнем белье выскакивали из окон и, на ходу отстреливаясь, покидали село, — запишет Ковпак в дневнике. — В результате 2,5-часового боя противник бежал, оставив штаб полка с документами и много машин и убитых солдат и офицеров. Были взяты трофеи: четыре 75-мм пушки, около 40 автомашин, 5 легковых автомашин, 1 штабной автобус, минометы, пулеметы и много другого вооружения».
20 июля стало наиболее результативным днем в ходе Карпатского рейда соединения Ковпака — были разгромлены галицийские нефтепромыслы, активно использовавшиеся гитлеровцами для снабжения топливом своей военной машины. Особенно важно, что это произошло в разгар Курской битвы, в которой Гитлер делал ставку на бронетанковые силы, боеспособность которых, как известно, зависит от обеспеченности горюче-смазочными материалами.

«В ночь на 20 июля все наши батальоны выслали под прикрытием автоматчиков группы подрывников для уничтожения нефтяных промыслов. Пламя пожаров озарило склоны Карпатских гор. Партизаны любят ночь, тишину, но тут и ночью было светло как днем, а от горящей нефти стоял кругом такой треск, воздух так дрожал, что не было слышно гула моторов немецких самолетов, не дававших нам покоя даже ночью. Враг метался с места на место, но помешать нам не мог. Мы нападали одновременно на все участки», — будет вспоминать Ковпак в мемуарах «От Путивля до Карпат».

Диверсионные группы соединения Ковпака высаживали в воздух нефтевышки и нефтеперегонные заводы. Только 20 июля было взорвано 32 нефтяные вышки, сожжено свыше 600 т нефти, уничтожены две нефтеперекачивающие станции и лаборатория.

С огромными трудностями столкнулись бойцы соединения Ковпака при попытке вырваться с гор, с тем чтобы вернуться к местам своего постоянного базирования. Труднопроходимая горная местность. Отсутствие топографических карт. Противник наравне с захватом господствующих высот стал организовывать плотную оборону и населенных пунктов, чтобы отрезать партизанам возможности пополнения съестными припасами. В отряде голод. Встает вопрос, что делать с артиллерией — передвигаться с тяжелым вооружением невозможно.

29 июля 1943-го в дневнике Ковпака появится следующая запись: «Противник повел наступление, закрыл по нашей неопытности все ходы и выходы отрядов, (отрезал) нас от базы питания. В наступлении участвовали против нас три мадьярских полка, 13, 14, 23-й полки немцев, один батальон бельгийцев и один батальон из военнопленных кавказцев. Поддерживали наступление десять самолетов. На протяжении 30 км противник занял господствующие высоты и дороги. Бой закончился в нашу пользу, и противник, имеющий с нами соприкосновение, под натиском пехоты и артиллерии бежал. Приказал артиллерию взорвать и сделать выход по горам без дорог. При выходе по бездорожью потеряли до 100 лошадей».

С 29 июля по 3 августа соединение маневрирует в горах, пытаясь вырваться из окружения. Принимается решение штурмовать Делятин, захват которого открывал путь к переправе через Прут. Далее долиной этой реки предполагалось уйти на восток. Авторство этого плана некоторые (например, тогдашний начальник разведки соединения П. П. Вершигора) приписывают комиссару Рудневу.

Внезапная атака на Делятин в ночь на 4 августа увенчалась успехом. «Разгром Делятина, уничтожены 4 шоссейных и 3 железнодорожных моста и 40 автомашин с живой силой и боеприпасами. После вступления в Карпаты, в Делятине в первый раз бойцы, командиры и политработники покушали хлеба», — запишет в своем дневнике Ковпак. Он принимает решение разбить соединение на 7 групп, «из которых 6 групп боевых и одна пассивная, с ранеными, которую направил в глубь крупного леса».

Недалеко от Делятина принял свой последний бой прославленный партизанский комиссар Герой Советского Союза Семен Руднев. В перестроечные годы на волне «переосмысления» прошлого вокруг этой трагической истории появилось немало разного рода мифов — вроде того, что «Руднев был ликвидирован агентами НКВД». Оказались по сути оклеветанными ряд заслуженных людей, как, например, радистка соединения Ковпака Анна Михайловна Лаврухина («Аня Маленькая») — якобы непосредственно исполнившая это задание «органов». Нередко и сейчас можно встретить пересказы этих нелепых домыслов. Однако ни с точки зрения здравого смысла (зачем чекистам могло понадобиться убийство Руднева?), ни с позиций фактов нет оснований для утверждений указанного толка.


Семён Васильевич Руднев




Очевидно, мы уже никогда не узнаем полной картины того, как погиб партизанский комиссар, но в целом обстоятельства известны. Например, из мемуаров Петра Петровича Вершигоры.

Успех выхода соединения из окружения зависел от захвата и удержания переправы через Прут. Авангарду, в составе которого находился и комиссар Руднев, удалось захватить мост через реку. Однако гитлеровцы, пытаясь не дать партизанам вырваться из кольца окружения, начали перебрасывать к Делятину дополнительные силы. На одну из таких автоколонн немецкого горнострелкового полка, выдвигавшегося из Коломыи к Делятину, у села Белые Ославы и нарвался партизанский авангард Руднева. Комиссар принял решение дать встречный бой.
«Встречный бой за Делятином — это была его (Руднева. — С. Л.) роковая ошибка», — напишет в книге воспоминаний Петр Вершигора.

В 1946 г. по заданию правительства Украины в Карпаты будет отправлена специальная экспедиция, которой предстояло выяснить в т. ч. судьбу комиссара Руднева. В ее состав входил и П. Вершигора. В упомянутой книге он сообщит о результатах поисков: «На горе Дил и в урочище Дилок мы нашли могилы погибших в Делятинском бою. 72 наших товарища остались там навеки. Подробно опросив гуцулов, хоронивших погибших, мы выяснили, что в двух могилах в овраге были зарыты: в одной — 18, а в другой — 22 человека. По фотографии гуцулы указали, где был похоронен еще не старый красивый человек с черными усами. Разрыв эту могилу, вторым мы увидели череп с черными усами. «Это он!» — хотелось вскрикнуть мне, лишь только я увидел пулевые пробоины в височной кости черепа. И как живой встал в памяти комиссар...»

Ценой своей жизни комиссар Руднев и десятки других бойцов, героически павших у переправы через реку Прут, обеспечили спасение основных сил соединения. О событиях тех дней Ковпак напишет в книге «От Путивля до Карпат»: «Это «чудо» у реки Прут».

Возможно, у кого-то из читателей возникнут вопросы к датам и приводившимся в статье цифрам. Я в основном пользовался информацией из походного дневника Сидора Артемьевича Ковпака. Хотя в других источниках можно встретить несколько отличающиеся данные...

За сто дней наиболее активной фазы рейда соединение Ковпака прошло около двух тысяч километров по глубоким тылам противника — территориями Ровенской, Тернопольской, Ивано-Франковской областей. Ковпаковцы уничтожили свыше 3800 гитлеровцев и их пособников, разгромили до 17 немецких гарнизонов, подорвали 18 военных эшелонов противника, 52 моста, 43 нефтяные вышки, 13 нефтехранилищ, 4 нефтеперегонных завода и нефтепровод.

Карпатский рейд, основной период которого пришелся на время Курской битвы, имел большое военное значение. Например, партизанами надолго был выведен из строя железнодорожный узел Тернополь — что существенно затруднило переброску гитлеровских войск в район Курской дуги. Соединение Ковпака дезорганизовало коммуникации и тылы противника, отвлекло на себя значительные силы врага — столь необходимые ему на фронте. Приводятся даже цифры (например, Героем Советского Союза, участником Карпатского рейда В. А. Войцеховичем) в 60 тыс. человек, задействованных немецким командованием для борьбы с соединением Ковпака. Даже если эта цифра несколько преувеличена, тем не менее тот факт, что против партизан-ковпаковцев гитлеровцам пришлось задействовать крупные силы, сомнений не вызывает. Достаточно упомянуть, к примеру, о снятии с фронта 8-й кавалерийской дивизии СС Florian Geyer и переброске ее в полном составе в район действий соединения Ковпака.

Попутно заметим (для героизаторов ОУН-УПА, якобы «боровшейся с немцами»): все вместе взятые националистические банды — бандеровцев, мельниковцев, бульбовцев и проч. — не причинили гитлеровской военной машине столько вреда, сколько соединение Ковпака во время только одного Карпатского рейда. Точно так же никогда немцы не бросали столько войск против националистических формирований, сколько против партизан-ковпаковцев в дни их 100-дневного героического рейда.

1 октября основные силы соединения собрались у хутора Конотоп на Житомирщине. Этот день можно считать завершением Карпатского рейда. Сидор Артемьевич Ковпак за этот поход был удостоен второй золотой звезды Героя Советского Союза. Высокими правительственными наградами были отмечены и все бойцы, принимавшие участие в Карпатском рейде.

Tags: Великая Отечественная война, История Отечества, История Украины, Ковпак
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo mikhael_mark december 26, 2019 12:52 8
Buy for 10 tokens
Как известно, одним из главных аргументов тех, кто категорически выступает против передачи храмовых зданий верующим, является ограниченность финансовых ресурсов у Церкви и отсутствие понимания "всей всемирно культурной ценности этих старинных памятников". В итоге, делается вывод,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments