Михаил Маркитанов (mikhael_mark) wrote,
Михаил Маркитанов
mikhael_mark

Categories:

Кровь и слава Горного Дубняка

Есть у Василия Верещагина такая картина. Называется "Побеждённые. Панихида по убитым". Вероятно, эту картину знает каждый мало-мальски грамотный человек. На нём - поле, до самого горизонта заваленное трупами. Погибшие - все, как на подбор - в одном нижнем белье: турки обобрали трупы, как они имели обыкновение. Но создаётся удивительное ощущение: эти павшие бойцы - в белых одеяниях православных мучеников, они - на Небесах, "со духи праведных скончавшихся". И над этим полем, под свинцовым осенним небом - две одинокие фигуры, священник, служащий панихиду, и солдат, пришедший почтить память погибших товарищей. А с неба, сквозь тучи, неожиданно проливается солнечный свет - как будто Божественный Нетварный Свет изливается на павших за свободу православной Болгарии русских воинов.





Картина В. Верещагина "Панихида по убитым"


Приглядимся повнимательнее к фигуре солдата. Для удобства я его увеличу.


В. Верещагин. "Панихида по убитым". Фрагмент картины


Двубортный мундир и петлицы на воротнике солдата выдают в нём гвардейца. А зелёный воротник и белые канты вдоль борта мундира позволяют безошибочно определить полк, к которому этот единственный выживший герой принадлежит. Лейб-Гвардии Егерский полк. Теперь мы с уверенностью можем сказать, какому сражению посвящена картина Верещагина. Речь идёт о боях за Горный Дубняк и Телиш 24 - 25 октября 1877 года. В этих боях Гвардия понесла тяжёлые потери, а конкретно Лейб-Гвардии Егерский полк лишился половины своего состава. Верещагин несколько сгустил краски, "оставив в живых" только одного человека от полка, но этим преувеличением он сумел добиться важного эффекта - показать всю тяжесть русских потерь и весь трагизм ситуации.

Сражение это, к слову, было выиграно русскими, вопреки названию, которое дал своей картине Верещагин. И не просто выиграно, а принесло русской армии важные стратегические бонусы: Плевна оказалась надёжно изолирована от турецкой группировки, располагавшейся в районе Софийского шоссе. Тотлебену и Гурко удалось добиться полной блокады Плевны - что в конце концов привело к её падению. Но, несмотря на этот успех, Гурко сегодня нередко становится объектом жёсткой критики за понесённые его войсками потери. Что ж, давайте разберёмся, насколько эти обвинения справедливы.



Гурко Иосиф Владимирович, командовавший русскими войсками при Горном Дубняке.



И начнём мы по порядку. 30 августа 1877 года провалился 3-й штурм Плевны. Причём потери, понесённые русскими войсками, превышали всю численность плевненского гарнизона (!!!). Вызванный из Петербурга герой обороны Севастополя генерал Тотлебен высказался против новых штурмов Плевны, предложив вместо этого правильную осаду города. А для такой осады необходимо было увеличить численность русских войск под Плевной. Из Петербурга была вызвана Гвардия.

Поручая командовать Гвардией генералу Гурко, Александр II, главнокомандующий великий князь Николай Николаевич и генерал Тотлебен имели все основания полагать, что дело в надёжных руках. Генерал Гурко начинал свою воинскую службу именно в Гвардии, принимал участие в обороне Севастополя в Крымскую войну, незадолго до войны командовал 2-й Гвардейской кавалерийской дивизией. В начале Русско-Турецкой войны Гурко возглавил подвижный Передовой Отряд, во главе которого совершил Забалканский поход, развивавшийся вполне успешно. И лишь спешно переброшенная против него новая турецкая армия Сулеймана-паши и неудача главных русских сил под Плевной вынудили русское командование отказаться от дальнейшего наступления за Балканами. Таким образом, в лице Гурко видели опытного и закалённого в боях командира.

Назначение Гурко вызвало недовольство дивизионных командиров Гвардейского корпуса - многие из них имели перед ним старшинство в чине. Но для Александра Освободителя и для Николая Николаевича важнее представлялся опыт успешных боевых действий в текущей войне - особенно в свете собственного поражения главнокомандующего под Плевной. У Гурко такой опыт был.





Для чего русская Гвардия была направлена против Горного Дубняка и Телиша? Нужно было изолировать турецкий гарнизон в Плевне от турецких войск, занимавших Софию и располагавшихся на Софийском шоссе. Незадолго до штурма Горного Дубняка по Софийскому шоссе в Плевну прибыл громадный обоз с продовольствием и боеприпасами. Обоз этот сопровождал крупный военный отряд, который по пути, к слову, напал на аналогичный русский обоз, везший боеприпасы к осаждающим войскам. Обоз был благополучно захвачен турками и тоже отправлен к Осману-Нури-паше. Таким образом, если не перерезать Софийское шоссе, то осаждающие оказывались в идиотском положении. Они не только не могли помешать туркам снабжать осаждённую крепость, но и сами периодически "снабжали" неприятеля своими собственными ресурсами. Такая "осада" могла продолжаться десятилетиями, но политические и стратегические соображения вынуждали торопиться. Необходимо было изолировать плевненскую и софийскую группировки противника друг от друга, причём создать достаточно широкую полосу обороны, чтобы никакие вылазки ни с одной из сторон уже не могли бы прорвать блокаду Плевны.

Связь плевненской и софийской группировок поддерживала цепь полевых укреплений, опирающихся на населённые пункты Горный Дубняк, Дольный Дубняк и Телиш. Кроме того, достаточно сильный гарнизон турки держали в Радомирцах. Непосредственно укрепления Горного Дубняка представляли собой два редута - Большой и Малый, в которых находились в общей сложности 6 батальонов, 4 эскадрона и 4 орудия под командой Ахмеда-Хивзи-паши. Всего обороняло Горный Дубняк 3500 турок. Вокруг редутов простиралось голое поле - турки старательно вырубили весь лес в радиусе километра вокруг селения, так что укрываться наступающим было просто негде.

Гурко сумел обеспечить себе многократное превосходство над противником. В штурме Горного Дубняка участвовали 20 тысяч человек при шестидесяти орудиях. Шестикратное превосходство в живой силе, пятнадцатикратное - в артиллерии. Правда, качество пушек у русских было существенно ниже: турки имели на укреплениях Горного Дубняка стальные крупповские орудия. Стрелковое оружие турецкой пехоты также было лучшего качества, чем у её противника: русская Гвардия имела на вооружении однозарядные винтовки Бердана, турки же - магазинные винтовки Винчестера. Это превосходство, впрочем, нивелировалось превосходной выучкой гвардейцев как в огневом, так и в штыковом бою. Теперь русской Гвардии предстояло эту выучку продемонстрировать.

Чтобы прикрыть наступающие на Горный Дубняк войска от гарнизонов Дольнего Дубняка, Телиша и Радомириц, Гурко разделил гвардейский отряд. 29 батальонов, 106 орудий и 10,5 тысяч кавалеристов должны были прикрывать наступление. Сам же штурмующий отряд Гурко разделил на три колонны, которым предстояло атаковать Горный Дубняк с юга, востока и севера. С востока - от Плевны - наступала Лейб-Гвардии стрелковая бригада (4 батальона), с юга - 1-я бригада 2-й гвардейской пехотной дивизии (Московский и Лейб-Гренадерский полки), с севера - 2-я бригада той же дивизии (Павловский и Финляндский полки). В общем резерве Гурко находилась 1-я гвардейская дивизия без Лейб-Егерского полка, который был отправлен штурмовать Телиш.



Карта места действия. Как видим, Горный Дубняк находится почти строго к западу от Плевны.
Одновременная атака с трёх сторон - с севера, востока и юга, даже в случае организованного отхода
турок из Горного Дубняка, позволяла "отодвинуть" их от Плевны.


А теперь давайте задумаемся вот над чем. Представим себя на месте Иосифа Владимировича. В нашем распоряжении корпус, причём корпус отборный, лучшая пехота Российской империи. Перед нами - полевые (земляные) укрепления врага, возвышающиеся в голом поле. Что будем делать?

Ответ самоочевиден. Во-первых, надо приказать пехоте заняться шанцевыми работами. То есть - рыть окопы, в полный профиль, в которых войска могли бы укрываться от обстрелов. И постепенно, прорывая окопы, продвигаться к укреплениям врага, пока атакующие не приблизятся вплотную к ним и не смогут одной короткой перебежкой преодолеть зону огня и вступить в штыковую схватку. Данная задача казалась бы тем легче, что в состав Лейб-Гвардии входил гвардейский Сапёрный батальон. Ну, а во-вторых - с укреплённых позиций хорошо обработать неприятеля артиллерией. Которая у Гурко, как мы уже знаем, имелась в избытке.




Ничего этого сделано не было. Некоторые авторы упрекают Гурко в том, что он решил атаковать Горный Дубняк без артподготовки. В действительности, как указывает историк Н.В. Скрицкий в книге "Балканский гамбит", артподготовка велась. Но велась неэффективно. Русские пушки стреляли с расстояния 1200 - 1700 метров и не сумели ни подавить артиллерию противника, ни сколь-нибудь серьёзно повредить его укрепления, укрывавшие стрелков. Главное же - три колонны, которые по плану Гурко должны были атаковать одновременно, атаковали вразнобой. Левая колонна - павловцы и финляндцы - прибыла на исходные позиции с опозданием, так как её переправу через реку Вид задержал Лейб-Гвардии Егерский полк. Центральная и правая колонны вышли на исходные позиции синхронно, хотя солдаты и были утомлены, преодолевая кукурузное поле. Пока левая колонна занимала исходные позиции, центральная пошла в атаку. Это не было проявлением злой воли или недисциплинированности её командиров - просто турки с Малого редута обстреливали колонну, нанося ей ощутимый ущерб в живой силе. Командир Лейб-Гвардии Гренадерского полка полковник Ю.В. Любовицкий решил проблему радикально, бросив своих бойцов в атаку. Ценой огромных потерь Малый редут был взят. Гвардейцы наступали в сомкнутом строю, не пригибаясь к земле, не залегая и не окапываясь, как предписывали им тогдашние уставы Русской Императорской Армии. Редут был взят, но Любовицкий окончательно расстроил весь план наступления - другие колонны не готовы были в тот момент его поддержать.

Останься Любовицкий в Малом редуте - по крайней мере, можно было бы избежать потерь, ещё более тяжких: его бойцы теперь находились в укрытии, в относительной безопасности от турецкого огня. Здесь можно было переждать время, пока другие колонны изготавливаются к атаке. И общими усилиями взять Большой редут. Но Любовицким, вероятно, овладела эйфория. Вот что пишет С. Юдин: "Лейб-гренадёры не остановились в малом редуте, попытавшись сходу взять и главное турецкое укрепление, несмотря на убийственный огонь. Как только барабанщик Гренадёрского полка начал во второй раз подавать сигнал к атаке, он был убит наповал, и выбивать дробь взялся сам Любовицкий. Атака ожидаемо провалилась, и солдаты центральной колонны залегли в ложементах, а также за насыпями малого редута. Усталость людей была столь сильной, что некоторые из них заснули прямо за укрытиями, несмотря на продолжавшийся бой". С Юдиным солидарен и Вячеслав Кондратьев (vikond65), который прямо говорит, что Любовицкий был "вдохновлён успехом".

Итак, Лейб-Гренадерский полк из-за преждевременной атаки Любовицкого фактически оказался выключен из боя в тот момент, когда в наступление перешли гвардейские стрелки генерала Эллиса. Из-за шквального огня турок наступавшие по голому полю гвардейцы вынуждены были залечь. Павловский и Финляндский полки также не дошли до турецких укреплений, к тому же финляндцы попали под огонь своей артиллерии и понесли существенные потери.




Лейб-Гвардии Егерский полк, ведший наступление на Телиш, также не смог выполнить свою задачу. Наступая в сомкнутом строю, как того и требовал морально устаревший устав, лейб-егеря потеряли половину своего состава - 900 человек. Именно их отпевание мы и видим на картине Верещагина.

Итак, к полудню вокруг Горного Дубняка сложилась патовая ситуация. Русская пехота залегла в придорожных канавах и передовых окопах турок, но не могла приблизиться к Большому редуту под шквальным огнём магазинных винтовок и крупповских пушек врага. Единственным успехом, которым могли бы похвалиться русские, было взятие Малого редута. Но и турки не имели возможности вернуть себе захваченные нашими гвардейцами укрепления, учитывая громадное численное превосходство русских войск. Однако, теперь все три русские колонны, пусть и изрядно поредевшие, были введены в бой. И Гурко решил всё-таки привести в исполнение свой первоначальный план синхронной атаки с трёх сторон. Сигналом должны были послужить залпы артиллерии: сначала - три залпа артиллерии левой колонны, затем - средней, а после неё - правой. Вероятно, подать другой сигнал к синхронной атаке в тех условиях было проблематично. Но артиллеристы правой колонны неожиданно открыли огонь первыми, приняв за огонь соседей канонаду под Плевной. В итоге возникла путаница, и синхронной атаки снова не получилось. В атаку пошли только павловцы, остальные же полки замешкались.


Атака Лейб-Гвардии Гренадерского полка под Горным Дубняком.


В 17-00 стало темнеть. Русская артиллерия, наученная утренним горьким опытом, прекратила огонь, опасаясь попасть в своих. Гурко, раздосадованный срывом своего плана, уже готов был скомандовать отход, однако, гвардейцы, подобравшиеся вплотную к турецким укреплениям, были слишком разозлены гибелью товарищей. Обстановка вынудила их фактически наплевать на Устав - теперь они передвигались рассыпным строем, короткими перебежками, залегая и окапываясь. Искусству самоокапывания их научили прибывшие в качестве подкрепления на позиции гвардейских гренадер лейб-сапёры. С их помощью гренадерам удалось сосредоточиться во рву в непосредственной близости от Большого редута. В 18-00 они бросились в последний штурм и в жестокой штыковой схватке решили исход сражения. В штыковом бою русским гвардейцам не было равных, что они и доказали лишний раз под Горным Дубняком. Ахмед-Хивзи-паша, понимая бесполезность сопротивления, приказал поднять белый флаг.

Историк И.В. Ладыгин подсчитал потери, понесённые русской гвардией в бою 24 октября 1977 года. Русские войска потеряли убитыми генерала Василия Николаевича Лаврова, 8 офицеров и 790 нижних чинов. Потери ранеными составили ещё 2 генерала, 96 офицеров и 2384 нижних чина.

СПРАВКА. Лавров Василий Николаевич (1837 - 1877) - генерал-майор, командир Лейб-Гвардии Финляндского полка (с 1876 года). Из дворян Тульской губернии. С отличием закончил Школу гвардейских подпрапорщиков. В 1855 году начал службу в Лейб-Гвардии Конногренадерском полку. В 1857 году поступил в Академию Генерального Штаба. По окончании Академии зачислен в штаб Гвардейского корпуса. В 1863 году принимал участие в подавлении польского восстания, в частности, в боях при Гудишках и Шнуркишках. Впоследствии состоял в комиссии по постройке Литейного моста. Женат, имел сына и дочь. На фронт Русско-Турецкой войны прибыл 26 августа 1877 года во главе своего полка. Полк под его командованием совершил 42-дневный пеший переход под проливными дождями и сосредоточился в районе Горного Дубняка. Чтобы ободрить подчинённых, лично шёл пешком во главе полка. В ходе сражения Лавров лично водил солдат в атаку. После условленного сигнала (в районе 15-00) он снова поднял своих солдат в атаку словами: «Молодцы! Сейчас пойдем в атаку. Когда я взмахну саблей и крикну „ура!“ — смотрите все за мной». Не добежав 50 шагов до Большого редута, Лавров получил два пулевых ранения. И был вынесен с поля боя рядовым Е.И. Колпаковым, получившим за этот бой георгиевский крест. Смертельно раненый Лавров скончался 14 октября 1977 года, перед смертью попросив Колпакова позаботиться о своей семье. Колпаков после выхода в отставку действительно поселился в имении Лавровых, до 1887 года исполнял обязанности сельского старосты, затем - управляющего.


Герой сражения при Горном Дубняке В.Н. Лавров.



Со стороны турок весь гарнизон Горного Дубняка оказался разгромлен. Уйти не удалось никому. В плен сдались 2300 человек, ещё 1500 турок было убито. Добычей русских войск стали также все четыре крупповские пушки в исправном состоянии. Но главное - поставленная перед Гурко стратегическая задача была решена: плевненская группировка турок оказалась полностью изолирована. Захват Горного Дубняка и Телиша, капитулировавшего четыре дня спустя, означал, что турецкие укрепления, прежде охранявшие подвоз припасов в Плевну со стороны Софии, теперь надёжно пресекали этот подвоз.

К слову, Телиш был взят массированной бомбардировкой русской артиллерии. После неудачи лейб-егерей, Гурко не пытался снова атаковать укрепления Телиша. Вместо этого, сосредоточив под ними 10 батарей, он обстреливал турецкие позиции в течение трёх часов. Турки не выдержали обстрела и подняли белый флаг. В плен попали генерал Измаил-Хакки-паша и 7 батальонов пехоты. Добычей русских войск стали 3 крупповских орудия. Н.В. Скрицкий утверждает, что приказ о массированном артналёте на Телиш отдал лично император Александр Освободитель, возмущённый высокими потерями гвардии под Горным Дубняком. Другие источники приписывают это решение самому Гурко.



Русская артиллерия осенью 1877 года


Спрашивается, можно ли было избежать столь масштабных потерь, которые понесла Гвардия под Горным Дубняком? Взятие Телиша силами одной артиллерии, вроде бы, доказывает, что можно. Однако, мы должны учесть несколько важных факторов. Во-первых, русское командование не имело чётких представлений о силах противника. Собрать надлежащие разведданные не сумели. В результате Тотлебен и Непокойчицкий оценивали турецкие силы в Плевне в 80 батальонов (что было сильным преувеличением), а в Софии и на Софийском шоссе - в 120 батальонов. В распоряжении Гурко находилось 48 батальонов. При таких расчётах турецкая контратака со стороны Плевны либо Софии оказалась бы фатальной. Поэтому Гурко торопился закончить дело в течение одних суток - чтобы не дать туркам времени на подготовку контратаки. И по этой причине он не обеспокоился траншейными работами под Горным Дубняком, по этой же причине у него не было возможности оборудовать закрытые артиллерийские позиции. Выкатывать же пушки на открытые позиции было бы самоубийственно - дальнобойность крупповских орудий турок существенно превышала дальнобойность русской артиллерии.

Историк Борис Тумасов, написавший биографический роман о Гурко, свидетельствует о том, что Иосиф Владимирович близко к сердцу принимал гибель каждого из своих солдат, что он горячо молился об их спасении, наблюдая за атакой на Горный Дубняк. Художественное произведение - это, конечно, не исторический источник, но этому сообщению Тумасова веришь. Гурко был настоящим боевым генералом. Во время Забалканского похода он не щадил себя, нередко лично принимая участие в рукопашных схватках. История сохранила воспоминания одного из солдат, которому Гурко в такой вот рукопашной схватке спас жизнь. Впоследствии, во время зимнего перехода через Балканы предводительствовавший Гвардией Гурко, случалось, покидал седло, помогая своим солдатам перетаскивать пушки. Иосифу Владимировичу пренебрежение солдатскими жизнями было несвойственно. Так что плохо подготовленная атака на Горный Дубняк явилась следствием именно спешки из опасения мощных турецких контрударов.

Так отсутствие надлежащей разведки и преувеличение сил противника (психологически понятное после недавней неудачи под Плевной) обернулось для русской Лейб-Гвардии тяжёлыми потерями и едва не стоило нашей армии ещё одного поражения.

___________________________________
Источники:
1) Скрицкий
Н.В. Балканский гамбит. - М.: Вече, 2006.
2) Статья Вячеслава Кондратьева.
3) Статья Станислава Юдина.
4) Статья И.В. Ладыгина
5) Роман Бориса Тумасова о Гурко
6) Материал из Военной энциклопедии Сытина
7) Статья В.Н. Шиканова: часть 1, часть 2, часть 3, часть 4.
8) "Википедия", статья о В.Н. Лаврове

Tags: Александр Освободитель, Война 1877 года, История Отечества, Россия vsТурция
Subscribe

promo mikhael_mark december 26, 2019 12:52 8
Buy for 10 tokens
Как известно, одним из главных аргументов тех, кто категорически выступает против передачи храмовых зданий верующим, является ограниченность финансовых ресурсов у Церкви и отсутствие понимания "всей всемирно культурной ценности этих старинных памятников". В итоге, делается вывод,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 21 comments