Михаил Маркитанов (mikhael_mark) wrote,
Михаил Маркитанов
mikhael_mark

Categories:

Поляки Кутузова

Те, кто интересуется эпохой наполеоновских войн, наверняка знают о массовом участии поляков во французском нашествии на Россию. Знают о том, что эти самые поляки (в основном служившие в уланских полках и составившие костяк лёгкой кавалерии Наполеона) служили императору французов не за страх, а за совесть, проявляя недюжинную отвагу в боях против русской армии, в частности, при Бородине. В захватнических боях, стоит подчеркнуть. Оборотной стороной участия польских войск в наполеоновском нашествии стали неслыханные зверства, которые эти поляки чинили над русским населением оккупированных территорий и над православными святынями. Они полагали, что таким образом мстят за свои национальные обиды, за три раздела Речи Посполитой (примечательно, что этнические польские земли при этих разделах в состав России включены не были, Россия лишь вернула свои исконные территории, оккупированные в годы Смуты XVII века). Примечательно, что после своей победы Александр Благословенный не только не обрушил на головы этих поляков свою карающую длань (а имел на это полное право, ибо они были самыми настоящими военными преступниками), но сохранил за ними все чины, титулы и ордена, полученные из рук французских оккупантов. Желающие были приняты на русскую службу. Сегодня польские офицеры, служившие Наполеону, - Рожнецкий, Турно, Домбровский, Понятовский - в Польше считаются национальными героями.


Однако, были и другие поляки. Были те, кто не обманывался насчёт заигрываний Наполеона с Польшей, кто видел, что независимость Герцогства Варшавского в значительной степени фиктивна, и как только в этом искусственно созданном на части польских земель герцогстве отпадёт военная необходимость, Наполеон немедленно прихлопнет эту квази-независимую "государственность". Эти поляки помнили гуманное обращение Суворова с их соотечественниками, помнили, что покоритель Варшавы буквально умолял императрицу Екатерину сохранить Польшу в качестве независимого государства и противовеса немцам. Знали они и то, что польские дворяне, оказавшиеся после разделов Речи Посполитой в Российской империи (ибо их поместья располагались в Украине или Белоруссии), живут себе припеваючи и пользуются всеми прежними правами. Самым известным представителем этой пророссийской партии поляков был друг и сподвижник Александра Благословенного - князь Адам Чарторыйский. Но были среди поляков и такие, кто записался в Русскую Императорскую Армию и воевал против Наполеона.

В первую очередь здесь идёт речь о Польском уланском полку. Этот полк был создан в Русской Армии в 1797 году - одним из первых русских уланских полков. Своё название он всецело оправдывал - его комплектовали исключительно этническими поляками. Обмундирование и экипировка полка были также выдержаны в польском стиле - в соответствии с традициями данного вида кавалерии. К 1812 году в рядах польских улан всё чаще встречались русские офицеры (полком командовал полковник Алексей Иванович Гурьев, участник подавления польского восстания в 1794 году), однако, польский элемент по-прежнему преобладал.



Польский уланский полк принимал участие в боях за Витебск, Смоленск, в Бородинской битве полк сражался у Батареи Раевского (да-да, в том самом месте, который столь решительно атаковали польские уланы Наполеона, возможно, поляки двух сторон даже вступали в непосредственные боестолкновения) и у Семёновского оврага. Организационно полк входил в 1-ю Западную Армию Барклая-де-Толли, во 2-й кавалерийский корпус, которым командовал генерал Ф.К. Корф.

Приняли польские уланы участие и в изгнании наполеоновский вандалов из России. С боями полк прошёл от Малоярославца до Борисова, сражался под Вязьмой и Красным. Два запасных эскадрона полка входили в состав гарнизона города Риги.

А ещё польские уланы партизанили. Да-да, партизанили, лёгкая кавалерия, к которой относились уланы, идеально подходила для рейдов в тыл врага. Один из отрядов, наводивших ужас на французских оккупантов, возглавлял подполковник Александр Самойлович Фигнер. Этот человек безудержной храбрости прекрасно знал французский язык, что позволяло ему без труда, переодевшись во французскую форму, сходить в наполеоновской армии за своего. Что он и делал, пробираясь даже в захваченную Москву. И добывал сведения, на основе которых потом планировал дерзкие налёты.

Вот к отряду Фигнера и присоединились добровольцы из числа Польского полка. Возглавлял этих добровольцев офицер-поляк Ксаверий Бискупский. По прибытии поляков в отряд между ним и Фигнером состоялся следующий диалог:

"— Смелы ли, преданны ваши уланы?
— У нас ненадежных, трусов нет.
— Вот, видите ли, — пояснил Фигнер, — от этого будет зависеть жизнь целого отряда.
— Ого! Да мы от Вильны забыли и думать о жизни — был ответ".



Недоверие Фигнера понять можно: он знал, сколько поляков служит в армии Наполеона, а зверства этих "вояк" имел возможность созерцать лично в сожжённой и разграбленной Москве. Фигнер имел основания опасаться, что польские уланы могут переметнуться на сторону своих соотечественников, служащих под командой Понятовского, Рожнецкого и Домбровского. Но это понимал и Бискупский. А потому терпеливо и вежливо постарался отвести подозрения от своих бойцов. И не показал обиды.

Свою отвагу и преданность России уланы Бискупского смогли продемонстрировать уже вскорости. И Фигнер мог возблагодарить Бога за такое пополнение. Поляки спасли от разгрома весь его отряд. Однажды отряд был окружён превосходящими силами французской кавалерии. Фигнер и его партизаны вполне могли быть схвачены. И тогда Бискупский решил воспользоваться тем самым обстоятельством, которое вынуждало Фигнера подозревать его. Поляки служат у Наполеона? Что ж, это на руку. Почему бы не сыграть за своих, почему бы не притвориться? Тем более, что мундиры российского Польского уланского полка были очень похожи на мундиры польских полков Наполеона, те же синие куртки с короткими фалдами и малиновыми лацканами, те же синие штаны с лампасами. И уланы Бискупского на всём скаку "атаковали" пеших бойцов Фигнера, завязав с ними притворную перестрелку, а затем и рукопашную схватку. "Военно-историческая реконструкция" удалась на славу - французы поверили, что к ним неожиданно пришло подкрепление и захватило партизан. А когда поняли, в чём дело, фигнеровцы были уже далеко. Могу себе представить, как смеялись потом Александр Самойлович с Ксаверием Андреевичем над наивностью оккупантов, когда оказались в безопасности.




И когда сегодня какой-нибудь записной полонофоб не от большого ума начнёт разглагольствовать о том, что поляки, дескать, во всех войнах были на стороне врагов России - стоит напомнить ему о подвиге улан Ксаверия Бискупского.

Tags: Гроза 12-го года, История Отечества, Наполеоновские войны, Неизвестных героев не бывает, Польша
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo mikhael_mark december 26, 2019 12:52 8
Buy for 10 tokens
Как известно, одним из главных аргументов тех, кто категорически выступает против передачи храмовых зданий верующим, является ограниченность финансовых ресурсов у Церкви и отсутствие понимания "всей всемирно культурной ценности этих старинных памятников". В итоге, делается вывод,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments