Михаил Маркитанов (mikhael_mark) wrote,
Михаил Маркитанов
mikhael_mark

Categories:

Было дело на Дунае, с Непокойчицким-отцом...

В ночь с 14 на 15 июня 1877 года (с 26 на 27 июня нового стиля), то есть - 140 лет тому назад, Русская Императорская Армия форсировала Дунай, сбила с высот на правом берегу реки турецкие войска и вступила на территорию Болгарии. Освободительный поход Русской Армии на Балканы, предварённый героическими боями на Кавказе, начался.


В истории России, пожалуй, не было войны, которой в большей степени ждали и жаждали все слои русского общества. Геноцид православных славян, устроенный турками, всколыхнул народ. По всей стране начали массово создаваться славянские комитеты, тысячи русских подданных отправлялись добровольцами в Болгарию, где примыкали к местным партизанам. А те, кто не умел читать газет, слышали о турецких зверствах от болгарских эмигрантов, которых в России оказались сотни. Война 1877 года стала первой в истории России войной нового типа - войной, которую наша страна начала по воле народа, а не по воле власти. До этого бывали случаи, что Русская Армия вступала в вооружённое противостояние, повинуясь воле монарха - ради каких-либо династических интересов [1] или ради государственных интересов России, осознаваемых монархом, но не вполне осознанных народом [2]. Бывали случаи, когда России приходилось отражать внешнюю агрессию (как в 1812-м году или в Крымскую). Но впервые Россия начала войну сама - потому что такова была в прямом смысле воля народа.

12 (24) апреля 1877 года война была объявлена. Но ожидаемого вступления русских войск на территорию Болгарии всё не происходило. В обществе зрело недовольство, доходившее до того, что некоторые газеты прямо обвиняли императора Александра Освободителя в игнорировании национальных интересов России и даже в потере национального чувства. Императору было не до дискуссий с журналистами, которым он сам же своей высокомонаршей волей предоставил свободу слова. Александр Николаевич занимался куда более важными делами - утрясал дипломатические вопросы. Россию от турецких владений на Балканах отделяла теперь территория автономного Румынского княжества [3], с которым пришлось вести переговоры о беспрепятственном пропуске русской армии и её расквартировании до форсирования Дуная. Но главное - надо было избежать вмешательства в войну на стороне Турции ведущих европейских держав. Призрак Крымской войны дамокловым мечом висел над Александром Николаевичем, заставляя его осторожничать. Умело играя на противоречиях между европейскими странами и пообещав Австрии серьёзные территориальные уступки в обмен на дружественный нейтралитет, Александру Освободителю и его канцлеру А.М. Горчакову удалось исключить европейское вмешательство. Россия и Турция были оставлены один на один.

План войны составил генерал Николай Николаевич Обручев - крупный военный теоретик тех лет, по поручению императора Александра делавший критический разбор действий Русской Армии в Крымскую войну. Обзор был выполнен Обручевым на совесть - правда, в этом обзоре генерал был предельно откровенен, не щадя ничьего самолюбия, особенно в том, что касалось снабжения армии. Этого в высшем руководстве армии ему не простили - и назначенный верховным главнокомандующим великий князь Николай Николаевич (брат государя) категорически отказался принять Обручева в качестве своего начальника штаба. Сказались и политические убеждения генерала - он сотрудничал с Чернышевским [4]. Злые языки говорили, что Обручев отказался участвовать в войне против польских мятежников 1863 года, которую считал братоубийственной - это тоже было неправдой. Так или иначе, но составленный генералом план был принят. Правда, реализовывать его пришлось совсем другим и куда менее талантливым людям - Николаю Николаевичу и его начальнику штаба Артуру Адамовичу Непокойчицкому.


Николай Николаевич Обручев



План Обручева учитывал, что традиционно в русско-турецких войнах XIX века - и в 1806 - 1812 гг., и в 1829-м, и в Крымскую - возникало два основных театра военных действий: Дунайский и Кавказский. Боевые действия на Дунайском театре сосредотачивались в четырёхугольнике крепостей: Рущук, Силистрия, Варна и Шумла, так уж повелось ещё с неудачного Прутского похода Петра Великого. Логично было предположить, что турки снова будут ожидать русского удара по этим же дунайским крепостям - однако, обстановка изменилась. Русская Армия не просто шла против турецкой - она спешила на выручку болгарам и сербам, которым грозило полное истребление. Соответственно, главный удар предстояло нанести в том направлении, которое обеспечивало скорейшее соединение с восставшими болгарами. К слову, в состав Русской Армии входили дружины болгарского ополчения, сформированные из добровольцев-политэмигрантов [5]. По этой причине в качестве места переправы был выбран населённый пункт Зимница, против которого на болгарском берегу располагался другой населённый пункт - Систово. Вот от Зимницы к Систову и наносился главный удар русской армии. Военные теоретики Старого Света единодушно сочли форсирование Дуная в июне в этом месте невозможным, тем более, что турки максимально укрепили правый берег.

Поэтому, чтобы облегчить задачу наступающим, Непокойчицкий предпринял демонстративную атаку на четырёхугольник крепостей силами двух полков. Все приказания относительно переправы отдавались только устно, даже понтонные батальоны не имели карт с маршрутами - к месту работы их сопровождали офицеры штаба армии. Более того - даже самому императору, находившемуся при армии, о сроках и месте переправы было сообщено лишь за четыре часа до наступления. К Зимнице русские войска были подведены лишь в ночь на 14 июня, причём палатки не ставились, а костры не разжигались, дабы наблюдатели с турецкого берега не заметили сосредоточения армии. С 12 июня русская артиллерия активно обстреливала Никополь и Рущук, создавая впечатление, будто переправа состоится у одной из этих крепостей. Также свозились в район Рущука и лишь ночью тайными путями перевозились к Зимнице. Артиллерия, которой следовало прикрыть наступающие русские войска, расположилась на берегу Дуная ночью, причём пушки были тщательно замаскированы, а пристрелка целей на противоположном берегу не проводилась. Это снижало эффективность артиллерийского огня и создавала повышенный риск для переправляющихся - но оправдывалось соображениями внезапности. В сознании Непокойчицкого это перевешивало.


Артур Адамович Непокойчицкий, начальник штаба русской армии в Болгарии.
Ветеран похода в Венгрию в 1849 году, Кавказской и Крымской войн.
Происходил из белорусских поляков.



Русский флот заблаговременно оградил минами место переправы и предпринял атаки против турецких мониторов, заставив их укрыться в базах. К слову, в этих боях на Дунае принял участие художник-баталист В. Верещагин, добровольно отправившийся на фронт. И не просто принял участие, но и был ранен.

В результате всех этих мер турки рассредоточили свои войска по берегу Дуная на очень большое расстояние. Теперь русским войскам приходилось наносить удар по существенно ослабленному противнику, ожидавшему русских совсем в других местах - под Рущуком и Никополем.

Первым удар нанёс Рязанский пехотный полк, высланный под Рущук. Когда русское командование получило донесение, что полк ведёт бой на противоположном берегу Дуная, 14-я пехотная дивизия генерала, усиленная стрелковой бригадой, донским казачьим полком, двумя сотнями кубанских пластунов и двумя горными батареями, начала переправу. Было 2 часа ночи. Примечательно, что будущий герой Русско-Турецкой войны генерал Михаил Дмитриевич Скобелев никакого назначения в действующей армии поначалу не получил, и в итоге ... напросился к генералу Драгомирову ординарцем (солдатская должность!!!), лишь бы принять участие в десанте.


Генерал Михаил Иванович Драгомиров, командовавший форсированием Дуная,
происходил из украинского рода. Предки его, перебравшись из Галичины на Левобережье,
осели в Конотопе. Где и родился будущий полководец. За форсирование Дуная
Михаил Иванович удостоился ордена Св. Георгия 3-й степени.



В первый рейс через Дунай переправились 11 рот Волынского полка [6] и сотня пластунов, во втором рейсе - 3-й батальон того же полка и стрелковые роты Минского полка. С каждым из десантов было отправлено по горной батарее. Первый десант должен был закрепиться на противоположном берегу Дуная и обеспечить переправу остальных частей. Ночь выдалась облачной и ветреной, что способствовало скрытности переправы - однако, этот же ветер разбрасывал понтоны, так что многие части десанта оказались высажены выше или ниже по течению, чем намечалось первоначальным планом. Турецкие посты обнаружили переправляющиеся русские войска лишь в нескольких сотнях метров от своего берега, открыв беспорядочный огонь, не причинивший атакующим существенного вреда. высадившись, русские войска немедленно бросились в атаку.

Однако, второму десанту пришлось переправляться уже под огнём шести турецких орудий. В результате три понтона оказались потоплены, а на некоторых других потери от огня турок оказались столь велики, что выгрести эти понтоны не смогли, и их отнесло вниз по течению. Тем не менее, основная масса десанта переправилась благополучно и с ходу вступила в бой. В этом втором рейсе на болгарский берег прибыли Драгомиров и Скобелев, немедленно включившиеся в руководство сражением. Скобелев, по своему обыконовению, немедленно провёл рекогносцировку, в ходе которой обнаружил овраг, удобный для скрытого выдвижения русских войск вглубь турецких позиций, а также заметил колонны отступающих турок. И повёл русскую пехоту (4 роты стрелков) в бой по этому направлению. Удар пришёлся как раз во фланг основных турецких сил, ведших бой против русского десанта. К 6 часам утра турки начали отступление по всему фронту.


Картина, изображающая переправу русских войск через Дунай. Судя по количеству разрывов
и разбитых переправочных средств, это уже второй десант.


Карта форсирования Дуная русскими войсками.


К вечеру 15 (27) июня на болгарском берегу была сосредоточена уже вся 14-я дивизия, район переправы был ограждён русскими катерами, понтонёры трудились над наведеним понтонных мостов. В Систовском бою впервые были применены многие новейшие достижения военной мысли и военной техники. В частности, тактика стрелковых цепей, полевой телеграф, минные заграждения. Русская армия показала прекрасное взаимодействие различных родов войск, а русское командование - умение планировать сложные операции, обходные манёвры и отвлекающие удары.

___________________________
Примечания.
[1] Таковы войны против революционной и наполеоновской Франции в 1799-м и в 1805 - 1807 гг., такова Семилетняя война.
[2] Таковы, например, Великая Северная война и екатериниские Русско-Турецкие войны.
[3] за автономию которого России тоже пришлось повоевать с турками.
[4] хотя и не разделял революционных убеждений последнего - Обручев был генералом реформистского, а не революционного толка, что он и доказал, продолжив работу при императоре Александре III.
[5] Командовал этими дружинами русский генерал Николай Григорьевич Столетов
[6] армейского, не путать с одноимённым полком Лейб-Гвардии.


Tags: Война 1877 года, История Отечества, Россия vsТурция
Subscribe

promo mikhael_mark december 26, 2019 12:52 8
Buy for 10 tokens
Как известно, одним из главных аргументов тех, кто категорически выступает против передачи храмовых зданий верующим, является ограниченность финансовых ресурсов у Церкви и отсутствие понимания "всей всемирно культурной ценности этих старинных памятников". В итоге, делается вывод,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments