Михаил Маркитанов (mikhael_mark) wrote,
Михаил Маркитанов
mikhael_mark

Categories:

Революционные безобразия глазами Пьера Жильяра

Воспоминания Пьера Жильяра - ценный кладезь информации о повседневной жизни царской семьи и об отношениях в ней не только в период правления Николая Второго, но и в последний трагический год жизни царственных страстотерпцев, ибо воспитатель цесаревича добровольно разделил заточение со своим учеником. И преданная рука честного швейцарца с фотографической точностью запечатлела издевательства над царственными узниками со стороны тех, кто ещё недавно готов был униженно пресмыкаться перед ними, а потом в одночасье сделался хозяином положения. Вот только три красноречивых факта. Оригинал здесь.




Николай Второй под арестом в Царском Селе



История первая.
Запись в дневнике от 8 апреля: "После обедни Керенский объявил Государю, что принужден разлучить его с Государыней, что он должен будет жить отдельно и видеться с Ее Величеством только за столом и при условии, что они будут разговаривать исключительно по-русски. Чай они также могут пить вместе, но в присутствии офицера, так как прислуги при этом не бывает.

Немного позднее подошла ко мне сильно взволнованная Государыня и сказала:

— Поступать так с Государем, сделать ему эту гадость после того, что он принес себя в жертву и отрекся [1], чтобы избежать гражданской войны, — как это низко, как это мелочно! Государь не пожелал, чтобы кровь хотя бы одного русского была пролита за него. Он всегда был готов от всего отказаться, если бы имел уверенность, что это на благо России.

Через минуту она продолжала:


— Да, надо перенести еще и эту горькую обиду".





Керенский


Продолжение от 9 апреля: "Я узнал, что Керенский сперва хотел изолировать Государыню, но ему заметили, что было бы бесчеловечно разлучить мать с ее больными детьми; тогда он решил применить эту меру в отношении Государя" [2].

История вторая.
Запись в дневнике от 10 июня 1917 года. "Несколько дней тому назад дети играли на своем острове (искусственный остров среди маленького озера). Алексей Николаевич играл с маленьким ружьем, которым очень дорожит, так как это ружье Государь получил от отца, когда был ребенком.

Один из офицеров подошел к нам и предупредил меня, что солдаты решили отнять у Цесаревича его ружье и что они сейчас придут его взять. Услыхав это, Алексей Николаевич положил свою игрушку и подошел к Государыне, сидевшей на лужайке в нескольких шагах от нас. Минуту спустя подошел караульный офицер с двумя солдатами и потребовал, чтобы ему сдали требуемое ими «оружие». Я пытаюсь вступиться в это дело и объяснить им, что это не ружье, а игрушка. Напрасный труд — они отбирают его. Алексей Николаевич начинает рыдать. Его мать просит меня еще раз попробовать уговорить солдат, но это мне снова не удается, и они уходят со своим трофеем.






Цесаревич Алексей Николаевич


Полчаса спустя дежурный офицер отзывает меня в сторону и просит сказать Цесаревичу, что он в отчаянии от того, что ему пришлось сделать. После бесплодных попыток уговорить солдат он предпочел придти с ними сам, во избежание возможности грубых выходок с их стороны [3].

Полковник Кобылинский [4] остался очень недоволен, узнав об этом происшествии, и по частям вернул ружье Алексею Николаевичу, который им теперь играет только в своей комнате".

История третья.
Запись в дневнике от 2 февраля 1918 года. "
23° ниже нуля по Реомюру. Мы с князем Долгоруковым поливали сегодня ледяную гору. Мы принесли тридцать ведер. Было так холодно, что вода замерзала, пока мы ее носили от крана в кухне до горы. Наши ведра и гора «дымились». С завтрашнего дня дети могут кататься с горы".






Продолжение от 4 марта 1918 года. "Солдатский комитет решил разрушить ледяную гору, которую мы соорудили (это было такое большое развлечение для детей!), — потому что Государь и Государыня входили на нее, чтобы смотреть оттуда на отъезд солдат 4-го полка.

Ежедневно делаются новые придирки, теперь уже, как в отношении окружающих, так и самой Царской семьи. Уже давно мы не можем выходить иначе, как в сопровождении солдата; вероятно урежут и эту последнюю долю свободы".

Окончание от 5 марта 1918 года. "Солдаты пришли вчера, как злоумышленники — они отлично чувствовали, что делають низость, — чтобы разломать кирками ледяную гору. Дети в отчаяньи".

______________________________________________
Примечания от хозяина блога.

[1] Кстати, важное свидетельство, учитывая новомодные теории о "фальсифицированном отречении". У императора было достаточно времени, чтобы обсудить создавшееся положение с супругой, которой он всецело доверял. Если бы отречение было фальсифицировано, вряд ли Александра Фёдоровна об этом не знала бы.
[2] Мелочная месть ничтожного человечишки, ничего общего не имеющая с пресловутыми "интересами следствия". Если Керенский подозревал в сношениях с Германией императрицу, то какой смысл был изолировать императора? И, кстати, Керенский, похоже, не испытывал иллюзий на предмет истинных отношений императрицы к Распутину. Судя по его действиям, он прекрасно знал, что императрица верна своему супругу и что разлука станет для них обоих пыткой.
[3] Офицер, лакействующий перед солдатами, - вот первый и весьма наглядный плод февральской революции. И ведь этот офицер, судя по тому, что благополучно дослужился до 1917 года, отнюдь не был трусом. Но, видимо, не бояться своих подчинённых для него было труднее, чем не бояться неприятеля. А уж о совести тут и разговору нет. Вот и наглядный ответ на вопрос, не дававший покоя А.И. Деникину: почему так мало офицеров откликнулось на призыв Алексеева и Корнилова, почему так мало их примкнуло к Белому Движению. Да потому что не у всех имелось для такого шага достаточно гражданского мужества!
[4] Полковник Кобылинский - начальник охраны царственных узников. По единодушному свидетельству очевидцев и историков, отличался горячей симпатией к царской семье.
Tags: История Отечества, Наши святые, Николай Второй, Революция, Царственные страстотерпцы
Subscribe

Buy for 10 tokens
То, чего я так боялся в прошлом году, увы, становится реальностью и приобретает конкретные очертания. Похоже, с нашими поездками на озеро Большое Унзово - окончательно и бесповоротно всё. Рейдерам, захватившим нижегородский НИИ Радиотехники (причём на безупречно законных основаниях захватившим -…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments