Михаил Маркитанов (mikhael_mark) wrote,
Михаил Маркитанов
mikhael_mark

Categories:

Третьеиюньская монархия: упущенный шанс России

16 июня (3 июня старого стиля) 1907 года в Российской  империи произошли события, которые многие современники, даже вполне благонамеренные и лично преданные императору Николаю Второму, сочли переворотом сверху: государь личным указом распустил Вторую Государственную Думу (точно так же, как и до этого Первую), своим же указом изменил избирательный закон, после чего назначил новые думские выборы. Сформированная в результате этих выборов Третья Государственная Дума оказалась самым работоспособным из всех дореволюционных российских парламентов. Правда, легитимность этой думы выглядела несколько сомнительной, однако главная цель, которую ставили перед собой государь и его премьер-министра П.А. Столыпин - обуздание революции и начало плодотворных реформ - была достигнута. Достигнута настолько, что небезызвестный Ульянов-Ленин сделал вывод, что революция на его веку уже невозможна, а революционная ситуация в России исчезла. Так что сегодня - ровно 110 лет с того дня, когда от Российской империи, благодаря успешным действиям государя, было предотвращено крушение государственности. Впрочем, обо всём по порядку.




Государь император Николай II, отец русского конституционализма и парламентаризма


17 октября 1905 года под давлением ряда высших правительственных чиновников (в частности, С.Ю. Витте) и некоторых членов императорской семьи (в первую очередь - великого князя Николая Николаевича Младшего, чья кандидатура изначально рассматривалась в качестве возможного диктатора для подавления революции) император Николай II утвердил высочайший манифест, объявлявший "всем нашим верноподданным" "незыблемые основы гражданской свободы на началах действительной неприкосновенности личности, свободы совести, слова, собраний и союзов" и обязательство власти "привлечь теперь же к участию в Думе, в мере возможности, соответствующей краткости остающегося до созыва Думы срока, те классы населения, которые ныне совсем лишены избирательных прав, предоставив засим дальнейшее развитие начала общего избирательного права". Помимо всего прочего, манифест провозглашал, что отныне "никакой закон не мог восприять силу без одобрения Государственной думы и чтобы выборным от народа обеспечена была возможность действительного участия в надзоре за закономерностью действий постановленных от нас властей". Сама государственная дума как орган государственной власти, создавалась манифестом от 6 августа того же года.
Однако эти законы, устанавливавшие в России парламентскую монархию, принимались в условиях революционного хаоса. Всевозможные социалистические партии - большевики, меньшевики, эсеры и прочие - соревновались друг с другом в радужных обещаниях "счастливой жизни" народу, не особо задумываясь над тем, как они будут эти свои обещания выполнять, насколько их проекты государственного устройства реализуемы на практике и каких затрат они потребуют - в то же время эти же "радетели за народное благо" не гнушались принимать помощь - и деньгами, и непосредственно оружием - от геополитических врагов России. Доходило до того, что студенты столичных вузов слали поздравительные телеграммы ... японскому микадо по случаю побед его армии над русскими войсками.

Вдохновлённые примером революционеров, и буржуазно-либеральная оппозиция пустилась в безоглядное прожектёрство, строя свои планы государственных преобразований на съездах, которые оппозиционеры предусмотрительно собирали за рубежом. В результате на выборах в Первую Государственную Думу победили не столько те, кто реально стремился работать на благо государства, сколько площадные говоруны и агитаторы: народ выбирал тех, кто больше обещал. Роспуск Первой Думы только усилил оппозиционные настроения, в результате правительство получило ещё более радикальный и ещё менее конструктивный состав депутатов. Вместо конструктивной работы над законодательным обеспечением реформ, дума ребром поставила вопрос об "ответственном министерстве" (т.е., о правительстве, отвечающем перед парламентом, а не перед государем). Обсуждать же план реформ, озвученных в Думе Столыпиным, депутаты категорически отказались - ведь эти планы исходили не от них, а от чиновника, назначенного царём. А значит, сколь бы либеральны они ни были, они не льстили их честолюбию. Попытка правительства опереться на крестьянство как на самый многочисленный и одновременно - стихийно-консервативный класс с треском провалилась.




Столыпин - один из создателей Третьеиюньской монархии.


Премьер Столыпин сделал должные выводы из этой неудачи. Собственно, крестьянская реформа, прославившая его имя в истории, во многом как раз и диктовалась стремлением создать из крестьянства прочную социальную опору монархии, для чего - максимально повысить уровень их благосостояния при одновременном росте экономической самостоятельности. А последнее, в свою очередь, требовало разрушения крестьянской общины... Пока же предстояло опереться на тех, кто традиционно служил опорой престолу - на имущие классы и родовую знать. А также - в национальных регионах - на русское население, дабы пресечь поползновения к сепаратизму. "Он (Столыпин - М.М.) понимал симпатии царя к правым и пошел навстречу им, - писал по этому поводу генерал А.А. Мосолов, - но лишь настолько, насколько они были ему нужны. Он искал среднего пути".

В соответствии с новым избирательным законом, принятым по сути в обход думы (то есть - в нарушение положений манифеста 17 октября), избирательный ценз повышался. Выборы, как и в прошлые думы, остались непрямыми и многоступенчатыми. Избиратели делились на несколько курий - волостную (то есть, крестьянскую), землевладельческую (дворянскую), рабочую и две "городские" (в зависимости от имущественного положения). В некоторых местностях действовали также казачьи курии и курии от инородцев - вообще, линия на разделение русских и нерусских избирателей новым избирательным законом была проведена вполне последовательно. В результате состав думы сократился (442 депутата вместо прежних 518-ти), а большинство депутатских мест заняли представители аристократии и крупной буржуазии. В избирательных съездах (определявших список выборщиков, которые, в свою очередь, и избирали депутатов) землевладельцы и представители обеих городских курий участвовали лично, а крестьяне и рабочие лишь направляли своих представителей.
По сравнению с прежней, II-ой Думой представительство от крестьян было сокращено в 2 раза (теперь они имели право избирать лишь 22% выборщиков, а прежде – 42%), от рабочих – в 2 раза (число выборщиков уменьшилось с 4% до 2%). В 3 раза уменьшилось число мест от Польши (вместо 37 мест было оставлено 14, причём 3 из этих мест должны были принадлежать русским), Кавказа (вместо 29 мест – 10, из них два для русских представителей и плюс ещё одно - "для казаков") и азиатской России (нерусские народности Забайкалья, народы Средней Азии были лишены избирательного права). Избирательных прав не имели также военнослужащие, молодёжь до 25 лет и женщины.

Итогом выборов, проведённых по новому избирательному закону, стала Дума, в которой больше всех мест получила праволиберальная партия октябристов (30%). Кадеты и прогрессисты имели 21 % мест, монархические и националистические партии все в совокупности - 32 %. Поочерёдно блокируясь то с кадетами, то с право-монархическими партиями, октябристы добивались уверенного большинства, Столыпин же успел заручиться поддержкой этой партии. В результате законотворческая деятельность Думы в целом оказалась направлена на поддержку реформ. Полезной оказалась деятельность Третьей Думы и в деле возрождения вооружённой мощи России, заметно пострадавшей в период неудачной Русско-Японской войны. Дума утвердила увеличение ассигнований на армию и флот, поддержала "большую кораблестроительную программу". Столь же полезной была деятельность Думы в сфере народного образования (Николай Второй планировал решить, наконец, проблему с массовой неграмотностью в России). С целью обеспечить лучший контроль имперского центра над национальными окраинами Дума урезала полномочия финляндского Сейма, а от Польши фактически отторгла Холмщину, утвердив в этой области особый порядок управления в связи с преобладанием там русского населения.


Состав Третьей Государственной Думы


Схема политического равновесия при Третьеиюньской Монархии


В то же время Ирина Пушкарёва отмечает и серьёзные недостатки в работе Третьей Думы. Так, депутаты фактически саботировали предложенное правительством рабочее законодательство (законы о больничных кассах, о государственном страховании рабочих, об амнистии участникам стачек). Была отвергнута правительственная реформа местного самоуправления. Планы Николая Второго о введении непрерывного образования также не нашли поддержки в Думе. Ввиду отсутствия ярко выраженного большинства и колебания октябристов между правыми и кадетами (вошедшего в историю как "октябристский маятник"), все законы проходили через Думу после долгих и порой ожесточённых дебатов.

Случались и рецидивы. Именно в период Третьеиюньской Монархии Столыпин подвергся публичному оскорблению от депутата Родичева (кадетская партия), посмевшего открытым текстом озвучить на заседании парламента хлёсткую шуточку про "столыпинские галстуки". Оскорблённый премьер немедленно, прямо в зале Таврического Дворца вызвал нахала на дуэль...



Заседание Третьей Государственной Думы


Но в целом политическая система Российской империи, сложившаяся отчасти вследствие первой русской революции, отчасти - в противостоянии ей, обрела стабильность. Настолько, что лидер большевиков Ленин констатировал спад революционного движения и пришёл к выводу, что на его веку революция в России не произойдёт. Настолько, что революционеры в бессильной злобе один за другим принялись изгаляться над новой политической системой, называя её "бонапартизмом", "парламентским фасадом самодержавия" и прочими нелицеприятными, с их точки зрения, словами. И если бы не амбиции думских либералов, решивших, что начавшаяся Первая Мировая война даёт им возможность перехватить власть, эта система, развиваясь и эволюционируя в русле столыпинских реформ, могла бы сохраниться и дальше, постепенно трансформируя Россию в демократическое государство с конституционной монархией. Но места в таком государстве для властных амбиций всяких гучковых и милюковых уже не оставалось - почему либералы и предпочли пожертвовать как Россией, так и вожделенной демократией.  
Tags: История Отечества, Николай Второй, Столыпин
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo mikhael_mark september 29, 15:42 2
Buy for 10 tokens
Священник нашей Нижегородской митрополии отец Валентин Марков, в молодости бывший моим духовным отцом, опубликовал на своей странице ВКонтакте просьбу о помощи человеку, попавшему в очень трудное материальное положение из-за тяжёлой болезни своей матери. Человека этого зовут Андрей Уточкин, и вот…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments