Михаил Маркитанов (mikhael_mark) wrote,
Михаил Маркитанов
mikhael_mark

Categories:

Война, которой ждали

24-го (а по старому стилю - 12-го) апреля 1877 года, то есть - ровно 140 лет тому назад император Александр II Освободитель подписал манифест об объявлении войны Турции. Началась Русско-Турецкая война за освобождение Болгарии - одна из самых славных страниц русской истории XIX века, война, цели которой были настолько справедливы, что даже большевики с их любообличительским азартом не дерзнули подвергнуть её шельмованию, ограничившись лишь огульной критикой нестроений в ближайше тылу армии.





Русская Армия форсирует Дунай. Рисунок Олега Пархаева.


Война разгоралась постепенно, словно бы с неохотой. Высочайший манифест был зачитан императором на параде в Кишинёве, куда уже были собраны основные силы будущей Дунайской Армии, и встречен войсками с горячим энтузиазмом. Но на пути в Болгарию у этой армии лежали румынские владения, с Румынией же только ещё велись переговоры о пропуске русских войск через её территорию. Не удивительно, что русские войска форсировали Дунай и вступили в боевое соприкосновение с противником лишь спустя 2 месяца, в конце июня.

Причиной для войны стал развёрнутый турками массовый террор против православных подданных Османской империи, в первую очередь - против болгар. В завоёванной Болгарии и прежде случались погромы с массовыми жертвами на религиозной почве - вообще, геноцид православных являлся константой турецкой внутренней политики на протяжении нескольких веков, о чём так много материалов в журнале Дмитрия Филина (filin_dimitry), чья основная специализация - жития святых. Однако XIX век внёс свои коррективы в межрелигиозные отношения в Турции. Добившаяся независимости Греция стала своеобразным маяком для других православных народов, притесняемых завоевателями. По Европе заполыхали антитурецкие восстания. На восстания Турция отвечала массовым террором, не только против самих повстанцев, но и против их мирных соплеменников.

Россия несколько раз пыталась привлечь внимание мировой общественности к турецким зверствам и добиться смягчения режима для православных подданных султана. Такая политика, начатая ещё Петром Великим в начале XVIII века, продолжалась с переменным успехом и весь XIX век, будучи ознаменована как большими дипломатическими и военными победами, так и оглушительными провалами, самым масштабным из которых стало поражение в Крымской войне.

Теперь истребляемые турками болгары снова обращали свои последние надежды к Петербургу. Русское общество приняло живейшее участие в судьбе своих единоверцев на Балканах. По всей стране начали создаваться славянские комитеты. Тысячи добровольцев покидали родные края и отправлялись на Балканы, чтобы сражаться в рядах болгарских ополченцев против турецких поработителей. Небывалый случай в истории, но от фактов не отвертишься: в вопросе поддержки болгарских устремлений западники и славянофилы оказались единодушны, расходясь лишь в некоторых частностях: если идеологи славянофильства ратовали за союз православных славянских народов с Россией во главе, то западники выступали лишь в поддержку национально-освободительного движения болгар, игнорируя религиозный фактор.


Картина Константина Маковского, изображающая зверства турецких оккупантов в Болгарии


Тем не менее, император Александр Освободитель действовал осторожно. Над ним тяготел печальный опыт Крымской войны, повторения которой он стремился избежать любой ценой. Гарантии же территориальной неприкосновенности Турции обеспечивали Англия и Франция по условиям Парижского мира. Австрия также была настроена антироссийски - так как имела собственные интересы на Балканах. И если Россия закономерно покровительствовала православным народам - сербам, черногорцам и болгарам, то и Австрия старалась не отстать, поддерживая католиков-хорватов. Кроме того, не будем забывать, что возникновение на Балканах независимого православного государства открывало русским доступ в Адриатику (а в перспективе - и в Средиземное море), минуя турецкие проливы, а значит, российские товаропроизводители могли обходиться в европейской торговле без посредников в лице европейского купечества и европейской дипломатии. А уж этого "великие державы" допустить никак не могли.

Заставляли Александра Николаевича осторожничать и внутриполитические проблемы. Россия недавно затеяла масштабную военную реформу, связанную с переходом от рекрутчины ко всеобщей воинской обязанности, и не успела к 1876 году завершить перевооружение армии. Право иметь военный флот на Чёрном море она получила лишь в 1871 году, когда поражение Франции во Франко-Прусской войне позволило России денонсировать самые унизительные статьи Парижского трактата. Так что восстановить свой флот на Чёрном море Россия также не успела - а это, в свою очередь, означало, что морские рубежи на юге России в случае войны оставались беззащитными. Не всё гладко было и в финансовой сфере.

Поэтому первоначально, несмотря на всплеск патриотических и панславистских настроений в обществе, Александр Николаевич решил ограничиться дипломатическим давлением на Турцию. Однако, всё, что я только что изложил, прекрасно понимали и в Стамбуле - а потому все российские претензии в связи с геноцидом болгар и других христиан решительно отметались. Султан Абдул-Гамид II сознательно вёл дело к войне, делая ставку на поддержку со стороны "великих европейских держав".

В итоге, исчерпав ресурс дипломатического давления и поняв, что иного способа остановить резню нет, Александр решился на объявление войны. Решился, несмотря на все экономические неурядицы, несмотря на незавершённость перевооружения армии, несмотря на противодействие "цивилизованной" Европы (очень остро реагировавшей на "захватнические" устремления России, но напрочь игнорировавшей преступления турецкой военщины), несмотря на то, что в тылу Русской Армии оставались недобитые революционные группировки, грозившие взорвать Россию изнури. Долг христианина и честь державы требовали - император подчинился.


Император Александр Освободитель (сидит с биноклем)
на фронте Русско-Турецкой войны.
За спиной императора - его брат Николай Николаевич Романов.



При этом Александр Освободитель был весьма скромного мнения о своих стратегических способностях, а потому не взял себе никакого официального статуса в действующей армии. Главнокомандующим был назначен великий князь Николай Николаевич, полководческие дарования которого существенно портила его чрезмерная эмоциональность. Царь ехал на фронт, по собственному признанию, "братом милосердия". Тем не менее, остаться в стороне, когда его подданные пойдут в бой, ему не позволила совесть. И в критический момент войны, как мы знаем, после провала Третьей Плевны именно решимость Александра довести начатое освобождение Болгарии до конца способствовала успешному для России окончанию войны. Начальником штаба великого князя был назначен толковый генерал Артур Адамович Непокойчицкий, план же войны разрабатывал генерал Обручев, которого император облёк по этой части своим полным доверием, несмотря на резко оппозиционные взгляды этого генерала.

Войне предшествовала серьёзная дипломатическая подготовка, призванная исключить складывание общеевропейской антироссийской коалиции. Успеху русской дипломатии на данном направлении способствовало общественное мнение в европейских странах, возмущённое турецкими зверствами. Этому благоприятному для России общественному мнению много способствовал американский журналист Яннуарий Мак-Гахан, опубликовавший в англоязычной прессе ряд статей о турецких зверствах. Демократическая политическая система, сложившаяся к тому времени в большинстве крупных европейских держав, немало способствовала успеху статей Мак-Гахана, которого начали активно поднимать на щит деятели парламентской оппозиции в Британии и во Франции. Публикации смелого американца встретили горячее сочувствие и со стороны крупных деятелей науки и культуры, таких, как Виктор Гюго или Чарльз Дарвин, ингорировать позицию которых правителям Лондона и Парижа было уже куда сложнее, чем демарши оппозиции и газетную публицистику никому доселе неизвестного американца. Не во всех европейцах, как выяснилось, в то время ещё пропала совесть. Австрия же была успешно нейтрализована предоставленным ей правом в любое время оккупировать Боснию и Герцеговину. Теперь за свои тылы Александр Николаевич мог быть спокоен.

Итак, как мы видим, русский император весьма ответственно относился к своим обязанностям и по пустячным поводам разбрасываться кровью своих подданных не собирался. "Ввязаться в драку, а там посмотрим", - этот принцип явно не встречал сочувствия Александра Освободителя. Не шёл царь и на поводу общественного мнения. Но когда долг требовал воевать, а средства к мирному разрешению конфликта оказались исчерпаны, когда речь шла действительно о том, чтобы по заповеди Спасителя положить душу свою за други своя - Александр Освободитель не остановился перед прямым военным вмешательством во "внутренние дела чужого государства" и связанными с таким вмешательством рисками. Итогом стала выигранная война и новое православное государство, возникшее на политической карте Европы.

__________________________________
См. также: Почему мы потеряли Болгарию?

Tags: Александр Освободитель, Война 1877 года, История Отечества, Россия vsТурция
Subscribe

Buy for 10 tokens
То, чего я так боялся в прошлом году, увы, становится реальностью и приобретает конкретные очертания. Похоже, с нашими поездками на озеро Большое Унзово - окончательно и бесповоротно всё. Рейдерам, захватившим нижегородский НИИ Радиотехники (причём на безупречно законных основаниях захватившим -…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments