Михаил Маркитанов (mikhael_mark) wrote,
Михаил Маркитанов
mikhael_mark

Category:

Бой у Вороньего камня: полный провал евроинтеграции

В субботу, 5 апреля,
Сырой рассветною порой
Передовые рассмотрели
Идущих немцев тёмный строй...


Эти строки из поэмы Константина Симонова помнят все, кому довелось закончить школу ещё в советские годы. Помню и я, с каким замиранием сердца читали мы, мальчишки начала 80-х, о подвигах наших дальних предков, отразивших натиск с Запада и сохранивших для русского народа право на будущее место в истории.



Ледовое побоище. Оно произошло 5 апреля 1242 года, то есть - ровно 775 лет тому назад. На льду Чудского озера объединённое новгородско-псковско-владимирское войско под командованием князя Александра Невского разбило армию западноевропейских феодалов под командованием Андреаса фон Фельфена и надолго остановило католическую экспансию на западных рубежах Руси. Разбитые рыцари бежали, и уже вскорости Ливонский орден запросил мира. Кстати, корректная дата Ледового Побоища - именно 5 апреля, а не 18-е, как установлено современным календарём памятных дат в России. Во-первых, переводить "старый" стиль в "новый" прибавлением к текущей дате 13 дней корректно только для событий ХХ - ХХI веков, а чем дальше мы забираемся в прошлое, тем на меньшее число дней отстаёт юлианский календарь от григорианского. А во-вторых, никакого григорианского календаря в том 1242 году попросту не существовало.

События 1242 года в общественном сознании оказались сильно мифологизированы, чему способствовала и процитированная мною в самом начале поэма Константина Симонова, и в ещё большей степени - фильм Сергея Эйзенштейна, который - я хорошо помню это - производил неизгладимое впечатление на советских детишек, в особенности - сцены расправы немецких захватчиков над жителями оккупированного Пскова. Эйзенштейн много просто не мог показать - не имел права. В частности, не имел права говорить о религиозных мотивах в действиях своих положительных героев. Поэтому некоторые его трактовки действительно на поверку выглядят притянутыми за уши, как справедливо подметил Вячеслав Кондратьев (vikond65). Но даже если откинуть наслоения позднесоветских мифов, остаётся несомненное: 775 лет назад князю Александру Невскому удалось отразить нашествие на Русь католических рыцарей-крестоносцев, нанести агрессору эффектное поражение на его собственной территории, сохранив тем самым в неприкосновенности Православие и заложив основы будущего национального возрождения Руси.


Князь Александр Невский на фоне Ледового Побоища

А так, казалось бы, всё удачно складывалось для "евроинтеграторов"! В декабре 1237 года папа римский провозгласил крестовый поход против Северо-Западной Руси. Предлогом выставлялось "агрессивное" поведение языческих прибалтийских племён, почему-то никак не желавших признавать над собой власти "просвещённой Европы" и регулярно поднимавших восстания против национального и феодального гнёта. Но планы рыцарей шли существенно дальше. Огнём и мечом пройтись по русским землям, беспощадно наказать "этих восточных схизматиков", упорно не желавших признавать над собой власти папы римского, искоренить Православие до основания, а заодно - и хорошенько нажиться на грабеже богатых северо-русских городов, ведших активную торговлю на Балтике и успешно соперничавших с ганзейским купечеством. Голодранцы с длинными родословными и чёрными крестами на мантиях уже видели себя богачами, вернувшимися из сказочного Эльдорадо - и при этом на том свете им обещали не посмертные кары за грабежи и разбой, а венец равноапостольных... Было отчего закружиться рыцарским головам.

К тому моменту созданный немецкими и датскими рыцарями в Прибалтике орден Меченосцев, разгромленный общими усилиями русских князей, Литвы и эстов, уже прекратил своё существование. Помощь крестоносцам пришла, как водится, неожиданно: по благословению папы их взял под свою высокую руку могущественный Тевтонский орден. В Прибалтике стали накапливаться свежие силы крестоносцев. Объединённый орден создал на балтийском побережье своё ландмейстерство - Ливонский орден, подчинённый тевтонскому магистру. Свою союзную помощь ливонцам обещали Швеция и Дания. Летом 1238 года оформился наступательный союз между Тевтонским орденом и Датским королём Вальдемаром II, причём в договоре был оговорён раздел эстонских и русских земель, которые предстояло завоевать [1]. Кроме того, изгнанный с острова Эзель дерптский епископ Герман фон Буксгевден также обещал помощь - и не только обещал, но и активно собирал отряды добровольцев [2].


Тевтонские рыцари в полной экипировке



Стоит обратить внимание: обычно, говоря о Ледовом Побоище, врагов называют словом "немцы". А это не вполне корректно. Во-первых, Германии как единого государства на тот момент ещё не существовало даже в проекте, а во-вторых, против Руси выступила широкая европейская коалиция. Тут уж как водится: если кто-то из европейских государей собирается в очередной "дранг-нах-остен", то остальные считают своим священным долгом обязательно примкнуть к нему, а если примкнуть не получается, силёнки не те - то хотя бы нагадить русским в тапки... Но тогда, в 30-е - 40-е годы XIII столетия крестоносцам казалось, что можно не опасаться и победа над "восточными схизматиками" у них в кармане: Русь только что подверглась разорительному ордынскому нашествию. Князья один за другим признали свою вассальную зависимость от Орды и принялись усиленно интриговать друг против друга. Лишь Новгородская земля по своей удалённости от Монголии, сохраняла независимость. Ждать поддержки ей было неоткуда.

Впрочем, первый тревожный звоночек прозвенел для западноевропейских завоевателей уже в 1240 году, когда новгородское войско с Александром Невским во главе нанесло сокрушительное поражение шведской армии ярла Биргера - Невская битва произошла 15 июля. А уже в августе объединённые силы Ливонского ордена и вассалов датского короля начали свой поход. Неудача шведов их не остановила - Швеция и Новгородская республика давно уже оспаривали друг у друга Ижорские земли и вели борьбу с переменным успехом. История русско-шведского противоборства знала эпизоды, когда русская рать в союзе с финно-угорскими племенами захватывала столицу Швеции, так что поражение шведов при Неве можно было счесть рядовым и ничего не значащим эпизодом.


Датские воины - союзники ливонцев в Ледовом Побоище.
Слева направо: рыцарь, пеший ратник и ополченец.

Поначалу удача сопутствовала немецко-датской коалиции. Рыцари взяли крепость Изборск и разбили шедшее на подмогу крепости псковское войско, потерявшее только убитыми 800 воинов - о чём осталось свидетельство в хрониках Тевтонского ордена. На этом сообщении стоит заострить внимание - ибо сегодняшние любители переписывать историю и всячески очернять наше прошлое не упускают случая заметить, будто Псков "добровольно отдался под руку Тевтонского ордена" в своей "борьбе против новгородского владычества". Между тем, немцы свидетельствуют о том, что псковичи выслали против них довольно мощную рать [3]. После этого в Пскове нашёлся посадник Твердила, который со своими сторонниками действительно открыл перед немцами ворота Пскова. Город был занят, и вопреки утверждениям "краеведов"-ревизионистов, отнюдь не получил "союзную помощь" - а попал под власть католического епископа и католических рыцарей. Ревизионисты лукавят, называя смехотворную численность немецкого гарнизона Пскова - 12 рыцарей. На самом деле рыцарь выступал в поход не один, а во главе "копья" - подчинённого ему воинского подразделения, набранного из наёмников или зависимых крестьян, численность которого могла составлять до 200 человек. Твердила остался псковским посадником - номинально, что-то вроде бургомистра или старосты, назначавшихся в годы Великой Отечественной войны гитлеровцами из местных, фактически же власть в городе принадлежала орденским фогтам (наместникам). К тому же и сами ревизионисты признают, что крестоносцы в окрестностях Пскова все посады пожгли, у крестьян отобрали последнюю скотину, так что весной 1241 года им и пахать-то стало нечем,  а жён и детей многих родовитых псковичей угнали в орденские земли в качестве заложников [4].

И в это самое время из Новгорода к немцам пришли ободряющие вести. Оказалось, что победитель шведов на Неве, попытавшись навести порядок в Новгороде, очень быстро стал неугоден местным боярам. Они его и изгнали - и в январе 1241 года Александр отбыл в Переяславль-Залесский. Опираясь на Псков, крестоносцы двинулись вперёд и успешно заняли Тёсов, а на Неве основали свою крепость Копорье. Теперь они получали возможность перехватывать новгородские караваны по пути на Балтику и с Балтики. Торговля Новгородской республики оказалась под ударом. Это была ещё не блокада Новгорода, но дело явно шло к ней.

Потому и всполошились новгородцы, потому и помчались от них гонцы к князю Невскому и к его отцу  - великому князю Ярославу с просьбами "не  помнить обид". Александр откликнулся. Новгородская республика в том 1241 году оставалась последним независимым русским государством, последним клочком земли, на котором русский народ управлялся собственными правителями, а не чужеземцами. "И тот, кто рисковал сегодня - тот всею Русью рисковал", - характеризовал мотивы святого князя Константин Симонов. Этот атеист-большевик был не так уж далёк от истины.

В конце 1241 года Александр, собрав новгородское ополчение и соединив его силы со своей дружиной, двинулся на Копорье и взял его штурмом. Немцы ещё не успели как следует укрепить свою крепость, поэтому не смогли оказать достойного сопротивления. Но Псков был существенно более крепким орешком - достаточно посмотреть на мощные стены Псковского Кремля, которые даже 700 лет спустя после Ледового Побоища, в годы Великой Отечественной, не утратили своего крепостного значения.


Псковский Кремль



Александр вызвал себе на подмогу брата Андрея с владимиро-суздальской дружиной. Андрей с войсками прибыл в Новгородскую республику и соединился с братом в марте 1242 года - и соединённые русские силы двинулись к Пскову. Город был осаждён, но осада продолжалась недолго: едва узнав о подходе невского победителя, псковичи восстали против Твердилы и открыли ворота освободительной армии [5]. Ливонские фогты были под конвоем отправлены в Новгород. Следом за Псковом был освобождён и Изборск.

Изгнав оккупантов-католиков из русских пределов, Александр решил не ждать нового нашествия, а перенести боевые действия на территорию врага. Но и Фельфен не дремал: во Пскове он держал относительно малый (если учесть общие силы католической коалиции) гарнизон, так что теперь он мог со свежими силами обрушиться на неожиданно оказавшегося против него достойного противника и попытаться перехватить инициативу. Итогом стало Ледовое Побоище.

Передовой отряд русских, высланный князем на разведку, был опрокинут крестоносцами и отступил на лёд Чудского озера. Здесь, на льду Александр и решил дать генеральное сражение. Выбор места объяснялся отнюдь не тем, что рыцарская конница, закованная в тяжёлую броню, не смогла бы воевать на непрочном весеннем льду: на Севере весна поздняя, и лёд Чудского озера 5 апреля ещё имеет толщину не менее полуметра. Да и доспехи ливонских рыцарей имеют мало общего с нашими привычными представлениями. Латный доспех, неразрывно связанный в массовом сознании с образом западноевропейского рыцаря, появился существенно позже - на рубеже XIV - XV веков. В XIII же столетии рыцари носили обычные кольчуги, так что их доспехи [6] не так уж сильно отличались от русских.


Воины Ливонского ордена: рыцарь-комтур (командор), пеший ратник-кнехт
и арбалетчик



Войска Ливонского Ордена и его союзников в боевой экипировке. Рис. Игоря Дзыся


Для сравнения - русские воины XIII века. Рисунок Роберто Паласиос-Фернандеса


И ещё русские - от Игоря Дзыся. Попробуйте найти десять отличий
от немцев и их союзников!


Место сражения было выбрано Александром из других соображений. Свои войска он расположил "у Вороньего камня" в узком заливе, так, чтобы рельеф местности и лес могли скрыть от пристальных взглядов ливонцев его основные силы. Непосредственно же в передовом полку он поставил легко вооружённых стрелков  - лучников и арбалетчиков. Расчёт был сделан на то, чтобы заманить армию Фельфена в ловушку, и это Александру блестяще удалось.

Александр отлично знал тактику Ливонского Ордена: наступать "свиньёй". "Свинья" представляла собой клин, на острие которого и по флангам двигалась рыцарская конница, а в середине - остальные войска. Основной расчёт делался на мощный таранный удар копьями на полном скаку, которого противник обычно не выдерживал. Зная об этом, Александр поставил под этот удар достаточно слабые, но подвижные силы. А позади стрелков выстроил тяжело вооружённую пехоту, которая должна была вступить в действие после того, как таранный удар рыцарей ослабнет. Чтобы ослабить этот удар ещё сильнее - перед порядками тяжёлой пехоты он выставил скованные цепями обозные повозки - прообраз будущих вагенбургов XVIII века, успешно отражавших удары турецкой и татарской конницы. Основные же силы Александр сосредоточил на флангах - с тем, чтобы после того, как немцы "увязнут" и смешают строй, ударить им во фланг и тыл и окружить.




Фельфен не подкачал. На рассвете 5 апреля он, обнаружив малочисленный русский отряд, занявший против него оборону на льду, отдал приказ об атаке. "Свинья" ступила на лёд. Встреченные в лоб выстрелами из луков и арбалетов, рыцари перешли на галоп, чтобы побыстрее миновать зону поражения и вступить в боевое соприкосновение с противником, ударить холодным оружием. Но русские стрелки, как только строй крестоносцев набрал скорость, успешно отступили, открыв перед противником то, чего Фельфен вовремя не разглядел - многочисленную тяжёлую пехоту. Но остановить инерцию движения клина было уже невозможно. Оставалось нестись навстречу противнику в расчёте, что пробивной мощи таранного удара хватит, чтобы сокрушить и эту силу.

Примечательно, что сам Фельфен участия в битве не принял, командуя своими войсками с берега. Видимо, слишком презирал русских, слишком ничтожными посчитал силы, которые увидел. И просчитался. Самонадеянность, как это обычно бывает оказалсь посрамлена.



"Ливонцы едут грозным клином,
Свиной железной головой".
Надо сказать, что найденный Симоновым образ удачен - рыцарская конница на полном скаку
выглядела действительно устрашающе.


"Был первый натиск немцев страшен!
В пехоту русскую углом,
Двумя рядами конных башен
Они врубились напролом".




Русская пехота удар выдержала. А по некоторым сведениям - не знаю, насколько достоверным - и контратаковала, чтобы быстрее выбить наступательный порыв из противника. И когда рыцарский строй смешался, Александр дал команду фланговым полкам. С двух сторон русская кавалерия обрушилась на зарвавшегося вперёд противника, подрубая основания клина, грозя немцам полным окружением. Слишком поздно ливонцы и их незадачливые союзники поняли, что против них - не наспех созванное малочисленное ополчение, а профессиональная, хорошо экипированная армия!

Александр хорошо понимал не только тактику ливонцев, но и психологию чуди, из которой состояла большая часть их пехоты. Чудь - подневольные крестьяне, насильно окатоличенные Фельфеном и его "братьями", погибать за чуждые им интересы папского престола и богатства господ-рыцарей отнюдь не собирались. Как только они увидели, что их атакует конница, как немедленно покинули строй и ринулись наутёк. Вслед за чудью побежали с поля боя и вассалы дерптского епископа. А орденским рыцарям предстояло сделать нехитрый выбор - погибнуть в схватке, в одночасье ставшей бессмысленной, или же спасаться капитуляцией.



Контратака русских войск на Чудском озере



В довершение всего в тыл ливонцам, чьё наступление окончательно выдохлось, ударил засадный полк [7]. Сражение завершилось беспорядочным отступлением крестоносцев. Бытует распространённое мнение, что в финале битвы лёд Чудского озера треснул под рыцарской конницей, и она ушла под воду под тяжестью своих неповоротливых доспехов. Миф о "неповоротливых и тяжёлых доспехах" мы уже разобрали, кроме того, непонятно, почему лёд, на котором целый день благополучно сражались две армии, после победоносного окончания сражения вдруг "не выдержал" тяжести существенно ослабевшей армии побеждённых. Для эффектного окончания фильма Эйзенштейна - это хорошо, но для истории как-то не убедительно. По этой причине многие историки вообще отрицают факт провала крестоносцев под лёд. Упоминают также о том, что никакие подводные исследования на Чудском озере до сих пор не нашли никаких останков и никаких следов доспехов и оружия на дне.

Последний довод легко опровергнуть тем, что точное место, где происходило Ледовое Побоище, историками так и не установлено. Что же касается того, проваливались ли крестоносцы под лёд - на счёт этого, коль скоро об этом обстоятельстве есть упоминания в летописях, существует теория, что князь хорошо знал акваторию Чудского озера и выбрал место сражения вблизи так называемых сиговиц. Это полыньи (вероятно, возникающие из-за подводных тёплых ключей), в которых местные крестьяне традиционно промышляли сига. И именно к такой сиговице победоносные русские войска и погнали отступающих крестоносцев. Естественно, что тонкий лёд, покрывавший полынью, тяжести бегущих в беспорядке людей не выдержал.


Финал битвы. Некоторые русские воины уже могут перевести дух.
А на лицах некоторых крестоносцев отчётливо заметны признаки паники.

Ближайшим итогом Ледового Побоища стало уничтожение 400 и пленение 50 крестоносцев. И сколько бы "историки"-ревизионисты ни пытались принизить значение этой победы, но Орден определённо расценивал её как катастрофу. И отправил в Новгород посольство заключать мир, торжественно отрекшись от любых территориальных претензий на владения Новгородской республики [8].

Александру Невскому удалось не только остановить натиск захватчиков с Запада: в конце концов, идея национального государства в XIII столетии действительно ещё не получила всеобщего распространения (хотя на Руси она в то время уже, что называется, носилась в воздухе), и феодалы без особых трудностей захватывали владения друг друга. Александру удалось нечто, существенно более важное: остановить экспансию католической ереси на каноническую территорию Русской Православной Церкви. Православие как основа национальной самоидентификации русского народа было сохранено. И в дальнейшем стало идеей, вокруг которой объединились разрозненные княжества, идеей, во имя которой русский народ смог сначала сбросить ордынское владычество, а затем - создать мощную мировую державу, с которой недавние противники искали союза. А прояви Александр тогда, в 1241 году, гонор, дай волю своим обидам, или окажись на его месте менее талантливый человек, земли северо-западной Руси были бы насильственно окатоличены, и как знать, как повели бы себя в такой ситуации захватчики-монголы? Стали бы они терпеть Православие в подвластных им княжествах, пошли бы на сговор с победоносными католическими дружинами или насадили бы на Руси ислам? Трудно предполагать, но в одном можно быть уверенным: история русского народа закончилась бы XIII веком.

Святый благоверный княже Александре, моли Бога о нас!

_____________________________
Примечания
[1] См. здесь. Примечательно, что, по сообщениям того же источника, ещё в 1232 году папа римский Григорий призывал "защищать новое насаждение христианской веры против неверных русских", а в следующем году прямым текстом назвал русских врагами.
[2] во главе которых он и принял участие в Ледовом Побоище, забыв про свой священный сан.
[3] 800 человек по тем временам - это очень даже немало, а ведь это только число убитых!
[4] Жуткие сцены расправ над мирным населением Пскова, показанные в фильме Эйзенштейна - это, разумеется, пропагандистское преувеличение. Андреас Фельфен не был нацистом и не вынашивал планов геноцида русского населения. Это население ещё было нужно "братьям-рыцарям" - в качестве зависимых крестьян, платящих дань. Но при этом население должно было принять католичество - и вот этого-то крестоносцы требовали строго, не останавливаясь ни перед какими жестокостями. Достаточно вспомнить Юрьевскую прорубь.
[5] На это стоит обратить внимание: согласно Эйзенштейну, освобождение Пскова явилось следствием Ледового Побоища. В действительности же Псков был освобождён раньше.
[6] достаточно корректно показанные в фильме Эйзенштейна
[7] Построение русских войск на Чудском озере оказалось столь удачным, что спустя сто с лишним лет другой полководец - Дмитрий Донской - один к одному повторит его на Куликовом поле. Схожее полководческое решение принял и ещё один военачальник - правда, на другом конце Земного шара и в XIX столетии. Я говорю об индейском полководце Татанке Иотанке и блестяще выигранной им битве на Литтл-Бигхорне.
[8] Некоторые подробности Битвы на Чудском озере можно прочитать здесь, здесь, здесь и здесь - заодно познакомиться с разнообразием точек зрения современных историков на события. А прочитать целиком знаменитую поэму К. Симонова можно здесь.

Tags: Александр Невский, Восток - Запад, История Отечества, Наши праздники, Средние века
Subscribe

Recent Posts from This Journal

Buy for 10 tokens
То, чего я так боялся в прошлом году, увы, становится реальностью и приобретает конкретные очертания. Похоже, с нашими поездками на озеро Большое Унзово - окончательно и бесповоротно всё. Рейдерам, захватившим нижегородский НИИ Радиотехники (причём на безупречно законных основаниях захватившим -…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments