Михаил Маркитанов (mikhael_mark) wrote,
Михаил Маркитанов
mikhael_mark

Categories:

Последние дни Чернякова. Окончание.

Оригинал здесь. Часть 1-я здесь. Часть 2-я здесь.

«Байка»

   «Байка» это прогулочное судно, исполняющее параллельно функцию пристани с кафе. Пришвартованный в Черняковским порту, 12 августа было обстреляно немцами. Судно наклонилось на борт и садилось на мелком в этом месте дне. В последние дни борьб на Чернякове, повстанцы сносили здесь своих раненых, приготовляя их к обещанной эвакуацию на второй берег. И хотя Тадеуш Григо в своей книге «Powiśle Czerniakowskie 1944» подаёт как дату захвачения «Байки» немцами - 23 сентября вечером, когда немцы бросили гранатами вполовину затопленное судно, а затем вошли на борту и забрали из него повстанцев. Противоречат этому воспоминания «Чарта» (С. Лехмировича) из «Зоськи» и «Цеська-Лялки» (Ч. Заборовского) из «Мётлы».

 


Немецкая фотография, показывающая отваливание ракетных снарядов из тяжёлых катапульт «Schweres Wurfgestell» калибр 28 - 32 см. Это оружие названа повстанцами принимая во внимание особый отзвук (скрежет, вой), сопровождающий отваливанию снарядов - "шкафами" или «коровами»


       По этим сообщениям ещё через 23 сентября на Чернякове остальная группа раненых и ушибленных повстанцев и солдат 9 полка пехоты, собранных на боре «Байки» и в самом близком расстоянии на побережье. Часть из них пробовала спасаться переходя через пролёты высаженного моста Понятовского.
         

Станислав Лехмирович «Чарт» из «Зоськи» воспоминает: «Но вот и третья колонна, а в нёй лаз такой же как в предыдущем. Я опускаюсь в его чёрную внутренность и посматриваю вниз. Подо мной, два этажа ниже, лежит сваленная мостовая. Гладкая, крутая стена, на дне вода - конец. Здоровые могли бы может спуститься после связки кабелей свисающих ок. одного метра во взятка от отверстия, но мы? Итак возвращаться? Нет, мы не справимся. В право от ямы ниша. В ней мы сидим долго, безнадёжно долго... Виктор отходит. Сижу сам, я теряю чувство времени. Одновременно низко из ямы добегает меня приглушённый голос Виктора. Я подрываюсь неспокойно и приближаюсь к яме. Низко, подо мной, протискивающая булькает протискивающаяся через щель около колонны вода. На сваленном пролёте стоит Виктор. Так однако, так однако!
          Мне запирает дыхание, высовываюсь из отверстия, здоровой рукой хватаю за кабели и спускаюсь вниз. Я пытаюсь удержаться здоровой рукой и ногой, напрасно. Одевание на животе рвётся в лоскуты, ранить мне тело. Я уже не могу выдержать из боли, я растворяю руку... Но ноги встречают неожиданную опору. Утомлённые, разбитые ложимся на деревянной косточке мостовой и отдыхаем. Будет уже ночь. Из задней части за нами горит Варшава. Я грызу губы из боли, я добываю остатков сил. Крутится мне в голове, я теряю ориентацию и надежду, что я смогу идти далее. (...) Мы бессознательными глазами ловим очертания железа, бессильными руками хватаемся его холодных краёв и вязнем далее... Вперёд! В голове крутится, шумит, звонит. Лица кривляются из нечеловеческой боли, а глаза смотрят безнадёжно на вырастающее внезапно препятствия. Какая-то бесформенная мысль путается в разгорячённой жаром голове. Какие-то колонны, между которыми недостаток пролёта, среди которого лежит чёрная гладь воды, явятся в разгоряченном воображении как жуткий мираж.
          Опёртый бессильно о воронку покрытия посматриваю вниз: пустая, истощённая из рельсов пропасть отделяет нас от колонны. Перепуганные глаза ищут помощи. Безвольное уже тело сдвигается где-то в кочерыжка и прикасается воды. Но что это? Поверхность воды заброшенная обломками лодки, которое создаёт словно как искусственный помост. Божье! Будет помощь! Лихорадочно мы входим на переломанное шарами, наполненные мешками и боеприпасами лодки. От берега делят нас уже только метры. Мы проходим воткнутые между обломками челнов трупы и входим на сушу. Мы остатком сил обнимаемся с Виктором и бессильно падаем на гравий. Где-то далеко, на второй стороне играет станковый пулемёт, а перед нами парит ясная лента ракеты... Усталый глаз хватается ещё блеск высовывающего из-за колонны штыка. Кто идёт? - П о в с т а нь ц ы...»

          Таким образом на второй берег пробрались солдаты «Зоськи»:Станислав Лехмирович «Чарт» и Богдан Целиньски «Виктор».


      В последние дни борьбы на Повислю Черняковским, много повстанцев и солдат 9 полка пехоты из разбитых и дезорганизованных уже отрядов поднимало пробы переплавы Вислы вплавь.
          Юлий Дечковски «Лауданьски» (батальон «Зоська») вспоминает: «Я отразился крепко от борта «Байки». Я почувствовал милый холод воды. Я мог теперь напиться без ограничений. Лишь, когда я припомнил себе о лежащих от нескольких дней утопленниках, вода вдруг как бы изменила вкус. (...) Каждое движение руками, каждое отчаливание ногами приближало меня к Саской Кемпе. (...) Я чувствовал, что я не только теряю силы, но я также не убежден в первом решении. Я решил проверить грунт. Я обрадовался, потому что в этом месте глубина воды насчитывала приблизительно метр. (...) Я осматривал и с большей перспективы видел пылающий город. Я снова потерял грунт под ногами, но к берегу не было уже далеко. Ещё несколько десятков метров течения и ползания после всё это более мелкой воде. Когда я пытался подняться, я почувствовал немощные, отвердевающие руки и ноги. Целое тело сделалось странно тяжёлым».
          Кроме «Ляуданьского» на второй берег вплавь удалось переплыть главным образом.: Янине Боровской - Щенсной «Жанэттэ» (батальон «Парасоль»), Тадеушови Таргоньскому (III/9 полка пехоты 3 Дивизии пехоты), Тадеушови Сосиньскому (III / 9 полка пехоты 3 Дивизии пехоты), Станиславови Крупе «Ниче» («Зоська»), Хенрыкови Деминетови «Мисёви» («Зоська»), Тадеушови Хоффманови «Крукови» (группировка «Крыска»), Станиславови Коморницкому «Наленчови» (104 рота, на Чернякове батальон «Тум»).
          На судне «Байка»остальные раненые и ушибенные солдаты 9 полка пехоты и «AK» из разбитых отрядов пленили лишь 2 октября 1944 г.
          Чеслав Заборовски «Цесек-Лялька» из батальона «Мётла» так воспоминает последние дни на Чернякове:«Было нас ок. 10 как мы пошли в «Байку», люди на чём кто мог пробовал плыть на Прагу. Немцы колотили из гранатомётов по Висле, то был дождь гранатов, ежеминутно взрыв и фонтан в гору. Уже становилось немного светлее, с «Блыскавицой» я стянул какой-то столб и мы начали течь, дождь гранатов падал из башенок виадука Понятовского, обстрел из машинного оружия, начались появятся судороги, мы вернулись, столб кое-как завел меня под «Байку» и если бы не вытянули меня берлинговцы, я наверно бы утонул. Одежды и ботинок я не нашёл, надо было стягивать из убитого и в военном пальто я нашёл место на плавнике, то значит мы положили доски и можно было сидя отдыхать. На пласте судна лежали раненые, стонали, ужасающий вид».
          По Чеславу Заборовскому тем временем на судне было ок. 50 - 60 человек, в том числе подпоручик берлинговец, который как старейший рангой командовал. Кроме этого неработающие радиостанции и множество оружия, боеприпасов. Умерших спускали на воду. Пищу приобретали где-то на ул. Загурной, воды для питья в Висле было под достатком. Однако черпать её лучше было перед «Байкой». 26 сентября, вечером до «Байки» добрался чёлн с прапорщиком, сержантом и сапёром, который приплыл после майора Латышонка- у них был приказ живого или мертвого перевести на Прагу. Никто не знал, что себя с ним происходит, а видели его в последнее время на Виляновской 1. Прибывшие солдаты пошли его искать, но не вернулись. Через очередные три ночи лодка прибивала к «Байке», забирая по 2 раненых. Каждый раз прибывшие спрашивали о берлинговцев и о майора Латышонка.




Солдаты сосредоточения «Радослав»


      И далее Чеслав Заборовски: «2.10 ч., было уже темно, пришли на «Байку» три штатские с поднятыми руками, дежурный их задержал, а затем провёл подпоручику, которого считали командиром. Сказали, что они поляки, работают у немцев, чтобы рыть убитых и создавания укреплений, что прислали их немцы, для того, чтобы мы поддались, потому что через полчаса «Байка»будет высажена, что это абсолютно нам ничего не даст, что целая Варшава уже поддалась, что мы будем собственно трактоваться, что целая «Байка» окружена. Подпоручик сделал совещание, никто однако первый не хотел забрать голоса, лишь несколько старших возрастом сказало, что в такой ситуации защита наша безнадёжная и надо поддаться. Никто не намеревался возражать. (...) Немедленно радиостанции, оружие и боеприпасы мы спустили в воду, только хлюпало. Висла заряд приняла, эта Висла, которая отгораживала нас от свободы. (...) Один из штатских остался на «Байке», а 2 пошло к немцам. Мы ждали добрых 15 минут, часы и кольца некоторые прятали в ботинки, что и я сделал. Пришли эти два штатские и вероятно 4 немцев (у них были на руках повязки «Herman Göring Division»), а остаток немцев остановился на горе откоса. Немцы, которые вошли на «Байку» приказали нам поодиночке выходить на улицу.»

oбработал: Szymon Nowak

pедакция: Maciej Janaszek-Seydlitz

перевод: Malwina Lipska

    Библиография:


        1. Baczko Henryk , 8 dni na lewym brzegu, Warszawa 1946;
          2. Białous Ryszard "Jerzy", Walka w pożodze, Warszawa 2000;
          3. Borkiewicz Adam, Powstanie Warszawskie. 1944. Zarys działań natury wojskowej, Warszawa 1964;
          4. Deczkowski Juliusz Bogdan "Laudański"Wspomnienia żołnierza baonu AK "Zoska", Warszawa 2004
          5. Grigo Tadeusz . Powisle Czerniakowskie 1944, Warszawa 1989;
          6. Kwiatkowski Maciej Józef, Tu mówi powstańcza Warszawa... Dni Powstania w audycjach Polskiego Radia i dokumentach niemieckich, Warszawa 1994;
          7. Margules Józef , Przyczółki Warszawskie, Warszawa 1962;
          8. Mórawski Karol, ¦wierczek Lidia , Czerniaków. Warszawskie Termopile 1944, Warszawa 2001;
          9. "Pamiętniki żołnierzy baonu Zoska", Warszawa 1986;
          10. Sawicki Tadeusz , Rozkaz: zdławić powstanie. Siły zbrojne III Rzeszy w walce z Powstaniem Warszawskim 1944, Warszawa 2001;
          11. Targoński Tadeusz , Kresowiak na Czerniakowie, "Gazeta Wyborcza Stołeczna", 21 wrzesnia 2004;
          12. Targoński Tadeusz , Wspomnienia, maszynopis i rękopis w posiadaniu autora;
          13. Zaborowski Czeslaw , Przyczółek czerniakowski, Biuletyn Stowarzyszenie - Klub Kawalerów Orderu Wojennego Virtuti Militari, Warszawa, Lipiec-wrzesień 2005;
          14. Zaborowski Czesław Wspomnienia rękopis w posiadaniu autora.

Tags: Армия Крайова, Варшавское Антифашистское восстание, Великая Отечественная война, Неизвестных героев не бывает, Польша
Subscribe

promo mikhael_mark december 26, 2019 12:52 8
Buy for 10 tokens
Как известно, одним из главных аргументов тех, кто категорически выступает против передачи храмовых зданий верующим, является ограниченность финансовых ресурсов у Церкви и отсутствие понимания "всей всемирно культурной ценности этих старинных памятников". В итоге, делается вывод,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments