Михаил Маркитанов (mikhael_mark) wrote,
Михаил Маркитанов
mikhael_mark

Category:

Об особенностях партизанской униформологии

Основное правило партизанской униформологии просто и достаточно очевидно. Оно звучит так: наша форма № 8 - что достали, то и носим. В условиях партизанской войны, особенно - в глубоком тылу врага, о каком бы то ни было систематическом снабжении приходилось забыть. Снабжение, конечно, имело место - страны Антигитлеровской коалиции, как СССР, так и западные союзники, не забывали о бойцах невидимого фронта. Помощь была обоюдной: с большой земли в партизанские отряды шли тёплые вещи, продукты, медикаменты и оружие, партизаны же со своей стороны где - разведывательной информацией помогут (достаточно вспомнить, что именно партизанами были разоблачены и своевременно переданы в центр сведения о готовящемся немецком наступлении на Курской дуге), где - пленных у врага отобьют, где - сбитому лётчику помогут выбраться из окружения. Так что связь с отрядами поддерживали. Но - по мере возможности. И поставляли в первую очередь то, в чём была наибольшая необходимость - боеприпасы, медикаменты, оружие, рации. Вещевое же довольство поневоле приходилось отдавать на откуп самим отрядам.


Белорусские партизаны на привале. У бойца слева сохранилась форменная
красноармейская шапка-ушанка со звёздочкой. Остальные двое одеты полностью в гражданское



Если партизан попадал в отряд из рядов действующей армии (например, из числа бойцов-окруженцев или специально подготовленных спецназовцев-диверсантов, засланных в тыл врага), он старался сохранить в своей одежде какие-то элементы своей первоначальной военной униформы. Сделать это было непросто - в лесных условиях обмундирование, особенно летнее, быстро ветшало. Дольше служили металлические опознавательные знаки (например, звёздочки с головных уборов) или кожаные ремни. Зато не было проблем с гражданской одеждой, в каковую, в основном, и одевались.

Тут, правда, вставала новая проблема: а как опознать своих? В небольшом отряде, разумеется, все бойцы знали друг друга в лицо и по имени. А как быть с бойцами соседних отрядов? Немаловажным был и фактор отношений с местным населением: как сделать так, чтобы население безошибочно опознавало народных мстителей, а оккупанты, наоборот, были бы лишены такой возможности? Тут любые элементы советской (или другой отечественной, если мы говорим о партизанах Зарубежной Европы) военной формы были очень кстати - если они имелись в наличии. Но имелись они не всегда, поэтому приходилось изобретать некие условные элементы одежды, хорошо знакомые как опознавательный знак другим партизанам. Нередко такую роль играли в СССР красные ленточки поперёк головных уборов, появившиеся ещё в Гражданскую войну - и потому легко узнаваемые людьми.



Партизанский командир Константин Дионисьевич Карицкий
с характерной красной ленточкой на шапке.


Девушки-партизанки из Крыма. Посёлок Симеиз. Фото 1944 года.
Хорошо заметны красные ленточки на головных уборах.



Использование гражданской одежды в период боевых действий в лесах и сельской местности было оправданным и удачным решением - её легко было достать и столь же легко, спрятав партизанские опознавательные знаки, сойти за мирного жителя, следующего по своим делам: идеальная маскировка для разведчика. Однако при попытках завязать боевые действия в городах - а в Зарубежной Европе такие попытки партизанами предпринимались - тут возникало новое неудобство. В городе любой случайно свалившийся сверху кирпич мог оказаться смертельным. Немцы же отнюдь не ограничивали себя в применении тяжёлой артиллерии и миномётов по восставшим - а значит, и разрушений возникало много. Поэтому при переходе от тактики малой войны к уличным боям возникала потребность в специальной военной экипировке. А какую экипировку проще всего было достать партизанам в тылу врага, угадайте-ка с трёх раз? Разумеется, вражескую - трофейную. Так появляется практика использования партизанскими формированиями немецкой военной формы и немецкой экипировки - в тех или иных сочетаниях с гражданскими костюмами. Эта практика особенно была характерна для польской Армии Крайовой, однако и на территории СССР имела место. Сохранилось свидетельство некоего офицера НКВД, засланного в тыл врага для связи с местным партизанским отрядом - как он был ошарашен, когда по зову партизанского командира вокруг него, как из-под земли, выросли несколько сотен вооружённых бойцов, одетых, как на подбор, в немецкие мундиры и характерные угловатые каски. Человек с Большой Земли решил было, что попал в ловушку, но командир отряда вовремя успел объяснить вновь прибывшему, что к чему. Инцидент был улажен.

Правда, при использовании вражеской формы и вражеской экипировки возникал риск, что свои не узнают, откроют огонь на поражение, приняв за карателей. Поэтому с отбитых у карателей предметов обмундирования старались первым делом спороть немецкие знаки различия. Кроме того, на трофейные элементы форменной одежды и защитное снаряжение наносились характерные опознавательные знаки, знакомые как другим партизанам, так и местному населению, позволявшие безошибочно идентифицировать партизан. В той же упомянутой выше Армии Крайовой для этого служили нарукавные бело-красные повязки - цветов польского национального флага. На всякий случай, такие же повязки повязывались и на немецкие каски, в которые АКовцы облачились во время Варшавского восстания - по причинам, мною уже упомянутым.


Бойцы Армии Крайовой во время Варшавского восстания.
Три варианта одежды. Боец слева носит немецкий камуфляж в сочетании с каской
польской армии. Боец в центре одет полностью в немецкую форму, но имеет опознавательные
знаки Армии Крайовой на рукаве и головном уборе. Боец справа одет в гражданское -
при форменном кепи польской армии.


Ещё АКовцы - в "униформе", представляющей собой различные варианты сочетания
гражданской одежды с польской и трофейной немецкой формой.


Варшавский повстанец-АКовец с трофейной немецкой винтовкой и в трофейной немецкой каске.
Чтобы быть легко узнаваемым для своих, обмотал каску лентой цветов национального флага
с надписью АК ("Армия Крайова")



А вот образец того, как нельзя изображать партизан ни в коем случае.
Это Аня Зелинская, персонаж печально известной компьюьтерной игры "Company of heroes 2",
запрещённой в России за пропаганду нацизма. На девушке трофейная немецкая куртка -
и никаких опознавательных знаков, позволяющих идентифицировать её в качестве партизанки.
Её бы свои же - из соседнего отряда - шлёпнули, покажись она перед ними в таком виде.
Я уж не говорю про сложную причёску, которую ей накрутили на голове (рисунок слева внизу).

Такую в партизанских условиях ей никоим образом накрутить было бы невозможно.
Вспомним бессмертное потёмкинское: "Завиваться, пудриться - солдатское ли дело?
У них камердинеров нет!"



В общем, когда вы видите на рисунке или фотографии человека в немецкой каске - не спешите делать вывод, что перед вами - гитлеровец или боевик одного из многочисленных коллаборационистских формирований. Внимательно приглядитесь к деталям его одежды - возможно, это всего лишь партизан-антифашист, одевшийся по "форме № 8".

Tags: Варшавское Антифашистское восстание, Великая Отечественная война, История Отечества, Польша, Униформология
Subscribe

promo mikhael_mark december 26, 2019 12:52 8
Buy for 10 tokens
Как известно, одним из главных аргументов тех, кто категорически выступает против передачи храмовых зданий верующим, является ограниченность финансовых ресурсов у Церкви и отсутствие понимания "всей всемирно культурной ценности этих старинных памятников". В итоге, делается вывод,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments