Михаил Маркитанов (mikhael_mark) wrote,
Михаил Маркитанов
mikhael_mark

Categories:

"Ожидаю повелений"

Чего на самом деле добивался Алексеев от Николая Второго?


Позволю себе ещё несколько мыслей по поводу столетия февральского переворота - вдогонку своему недавнему материалу. Помнится, не так давно я обещал изложить свои соображения в пользу того, что Алексеев выполнил бы волю государя, если бы тот отказался отречься и приказал бы любой ценой подавить беспорядки в столице. Собстенно, это не мои соображения, а выводы доктора исторических наук В.Ж. Цветкова, основанные на имеющихся в его распоряжении документах. Выводы, которые никто до сих пор вразумительно так и не опроверг.




Михаил Васильевич Алексеев




Вот текст телеграммы генерала Алексеева Императору Николаю Александровичу - той самой телеграммы, за которой последовал акт об отречении.  "Всеподданнейше докладывая эти телеграммы [1] Вашему императорскому Величеству, умоляю безотлагательно принять решение, которое Господь Бог внушит Вам. Промедление грозит гибелью России. Пока армию удаётся спасти от болезни, охватывающей Петроград, Москву, Кронштадт и другие города, но ручаться за дальнейшее сохранение дисциплины нельзя. Прикосновение же армии к делу внутренней политики будет знаменовать неизбежный конец войны, позор России, развал её [2]. Ваше Императорское Величество горячо любите свою Родину., и ради её целости, независимости, ради достижения победы, соизволите принять решение, которое может дать мирный и благополучный исход из создавшегося более чем тяжёлого положения. Ожидаю повелений" [3].

Почему-то большинство исследователей, обращающихся к тексту данной телеграммы, акцентируют внимание на "мирном и благополучном исходе" (делая вывод о том, что Алексеев, угрожая развалом фронта, требует от Императора отречения) и совершенно игнорируют фразу, которой телеграмма заканчивается. А заканчивается она словами "Ожидаю повелений". Это на самом деле принципиально. Как верно обратил внимание внук М.В. Алексеева - Михаил Борель - отрекшийся государь автоматически лишается возможности повелевать [4]. Следовательно, Алексеев ожидает не отречения, а чётких указаний от человека, остающегося на посту Верховного Главнокомандующего и сохраняющего монаршии полномочия. Доводя до сведения своего Верховного состояние армии и могущие возникнуть последствия, сообщая государю о настроениях высшего генералитета, Алексеев в то же время не дерзает принимать за царя решения столь исключительной важности (он и по менее-то важным вопросам всегда оставлял окончательное решение за Верховным) и более того - подсказывает императору, что решение об отречении не является единственно возможным. "Ожидаю повелений", - телеграфирует Алексеев. "Ожидаю повелений от царя не отрекшегося", - следует читать это его послание по мнению М. Бореля и В. Цветкова - и тут я не вижу никакой логической возможности с ними не согласиться.

Более того. Борель, по словам В. Цветкова, подчёркивает, что государь в течение всей войны не проявлял никакой склонности к радикальным политическим реформам. Не был к ним склонен и Алексеев, мечтавший об установлении диктатуры фронта над тылом. Таким образом, Алексеев, по словам Бореля, определённо рассчитывал, что никакого другого решения, кроме сохранения самодержавия [5], Николай Второй и не сможет принять. "Алексеев всё-таки рассчитывал на хорошо известную ему точку зрения государя - не допускать радикальных перемен в государстве во время тяжёлой войны", - пишет Борель [6]. И тут же обращает внимание, что Алексеев несколько раз заговаривал с Императором о даровании "ответственного министерства" и наталкивался на решительное противодействие. На такую же решительность Императора начальник штаба надеялся и теперь. Вот только обстоятельства несколько изменились...

Почему же Алексеев не скрыл от государя телеграммы командующих фронтами? Почему он сам запросил по прямому проводу их мнения об отречении, а затем - исправно доложил эти мнения изолированному во Пскове Императору? Почему сам, своей властью, не принял никаких мер для подавления беспорядков и освобождения своего государя из псковской неволи? Ну, во-первых, мы знаем, что меры по подавлению революции Алексеевым как раз усердно принимались, и не его вина, что этих мер оказалось недостаточно. Во-вторых, как начальник штаба, он чувствовал себя обязанным доложить императору реальное положение дел в армии. Положение же это было таково, что подавить мятеж, охвативший не только Петроград, но и Москву, и Кронштадт (а со временем грозивший охватить и другие города в тылу) можно было только ценой прекращения борьбы на внешнем фронте. Как опытный штабист, Алексеев прекрасно понимал, с какими серьёзными трудностями будет сопряжена операция по снятию с фронта воюющей армии и как создавшейся ситуацией может воспользоваться противник.  Об этих возможных трудностях я уже имел удовольствие писать. Телеграммы Алексеева командующим были попыткой начальника штаба уточнить положение дел на местах, реальные возможности организовать ту операцию, которую он мог бы попытаться организовать, но которая была сопряжена с таким колоссальным риском. И уверившись, что командующие фронтов единодушно считают эту операцию невозможной - не счёл для себя допустимым скрыть этот факт от Верховного.





Принять решение о подавлении мятежа в тылу Алексеев формально не имел права - поскольку связь с Верховным существовала. Ввиду исключительных обстоятельств Алексеев, возможно, и мог бы пойти на превышение своих полномочий во имя высшего долга - спасения Императора. Но для этого он должен был бы быть совсем другим человеком. Одарённый в избытке знаниями в различных отраслях военного дела, умением координировать работу фронта и тыла, даже - в определённой степени, конечно, - политической мудростью, Алексеев не был решительным человеком. Недостаток решительности в нём отмечает и А. Брусилов в своих мемуарах, и А. Керсновский в книге "Философия войны" и в "Истории русской армии", и сам В.Ж. Цветков, полагающий, что все настояния Алексеева на том, чтобы государь не уезжал из Ставки, были вызваны не столько опасениями за судьбу монарха, сколько банальным нежеланием оставаться одному и одному принимать решения. Алексееву было спокойнее, когда рядом находился государь. Николай Второй обладал куда более сильной волей, чем его начальник штаба. Увы, в марте 1917 года эта нерешительность Алексеева оказалась роковой.

Алексеев не посмел принять решение, от которого зависело слишком многое, которое могло кончиться потерей столицы, захватом огромных российских территорий неприятелем, а возможно - и разгромом армии. Но как исправный штабист он донёс всю имеющуюся у него информацию и все свои соображения до Верховного, предоставив решение ему. Если бы Верховный счёл возможным начать борьбу за свой ускользающий трон - Алексеев бы подчинился. Но Николай Александрович сам был неплохим военным специалистом [7]. Проанализировав всё, взвесив все "за" и "против" (и не забудем, что первый состав временного правительства был утверждён ещё самим Николаем Вторым - царь знал этих деятелей как своих политических оппонентов, но полагал их искренними патриотами), Император пришёл к тем же неутешительным выводам, что и командующие фронтами. Вместо приказа на подавление мятежа Алексеев получил подписанный акт об отречении.

__________________________________

Примечания
[1] т.е., телеграммы от командующих фронтами с просьбами об отречении
[2] Алексеев оказался пророком. Вот только прикосновение армии к "делу внутренней политики" совершилось именно после отречения государя Императора. Именно либералы, пришедшие к власти на волне народных протестов (ими же самими и спровоцированных), втянули армию в политическую чехарду, И никакие уговоры Алексеева не подействовали: либералы - не Император Николай Александрович, они прислушиваться к мнению "старорежимного" генерала не считали для себя нужным.
[3] Цит. по: Цветков В.Ж. Генерал Алексеев. М.: Вече, 2014. - с. 283 - 284.
[4] Цит. по: Цветков В.Ж. Указ. соч. - с. 284.
[5] Заповеданного Богом по убеждению Николая Александровича. Не случайно в тексте телеграммы Алексеева упоминание о решении "которое Господь Бог внушит Вам".
[5] Цит. по: Цветков В.Ж. Указ. соч. - с. 285.
[7] вопреки утверждениям Валерия Поволяева, полагающего Николая Второго способным командовать разве что ротой.

_______________________________________
См. ещё:
1. Почему академическая наука не верит в заговор генералов?
2. 2 марта: безысходность или развилка?
3. Царя убрали. Кто выиграл?
4. Обманувшаяся Россия.
5. Отправная точка национального позора

6. О телеграмме графа Келлера императору Николаю
7. Финальный акт трагедии.

Tags: Алексеев, История Отечества, Николай Второй, Революция
Subscribe

Posts from This Journal “Алексеев” Tag

Buy for 10 tokens
То, чего я так боялся в прошлом году, увы, становится реальностью и приобретает конкретные очертания. Похоже, с нашими поездками на озеро Большое Унзово - окончательно и бесповоротно всё. Рейдерам, захватившим нижегородский НИИ Радиотехники (причём на безупречно законных основаниях захватившим -…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments