Михаил Маркитанов (mikhael_mark) wrote,
Михаил Маркитанов
mikhael_mark

Categories:

Пётр Мультатули: Никакие враги не способны погубить Россию


            Есть в Париже площадь. Она называется Сталинградской. В отличие от бывшего СССР и сегодняшней РФ, никто никогда ее не переименовывал, не называл «Волгоградской», или как-нибудь иначе. Соответственно есть и станция метро «Place Stalingrad». Один раз, в середине 90-х годов ушедшего века, ехал я в парижском метро. Это было время позорного правления «либеральных» «демократов», когда предавалось и сдавалось все, что только можно было продать и сдать. Россия была унижена и оклеветана.


Вот она, эта парижская площадь, на фотографии

Напротив меня на сиденьях электрички сидели немцы: пожилые, лет шестидесяти, двое мужчин и две женщины. Они весело разговаривали о чем-то своем, беззаботно смеялись, собственно, вели себя так, как ведут себя приехавшие в пьянящий и жизнерадостный Париж иностранные туристы. Ехали они по ветке, которая ведет к Монмартру, к Плас Пигаль, то есть к самым веселым районам французской столицы. Электричка медленно остановилась возле перрона очередной станции. Один из немцев мельком посмотрел в окно на скучную и грязную станцию парижского метро. И вдруг его лицо изменилось, на нем отразился какой-то даже не испуг, а ужас, смешанный с тоской и каким-то еще непонятным чувством: на стене большими буквами была написано: «Place Stalingrad».

Вот она, та самая станция


              Немец ткнул пальцем в эту надпись и медленно даже не произнес, а прошипел: «Ш-Ш-Шталингра-а-ад!». Это были не слова, а стон, стон неподдельной боли и страха. Собственно это его слово ни к кому не было обращено, но спутники его также уставились в окно, не произнеся ни звука. Так же молча, они поехали дальше, от веселого их настроения не осталось и следа. Бедные немцы! Они никак не ожидали в комфортном и уютном Париже, в сердце Запада встретить это страшное для любого немца слово: «Шталинград!», которое означает для них то же самое, что для французов «Березина», ставшее давно уже именем нарицательным, означающим великое бедствие. Мне было жаль этих немцев. По всей видимости, славные люди, родившееся в самом конце войны. Может быть, там, на далекой Волге, в Сталинградской мясорубке погибли их отцы или деды. Но жалость к этим старикам полностью оттеснялась в душе моей другим чувством: чувством величайшей радости, за то, что я русский, за то, что Сталинград — история моего народа, а значит во мне, как и во всяком русском живет частичка Сталинграда. Это чувство переполняла душу потому, что там, в Сталинграде, в неимоверно тяжелых условиях, армия моего народа разбила очередные полчища «культурной» Европы, которые шли поработить и уничтожить Россию. Именно мой народ свернул шею этой армии, да так, что и через 60 лет одно имя великого города на Волге заставляет вздрагивать потомков этих завоевателей. В тот момент, я понял, что никакие «либералы», «демократы», «масоны» не способны погубить Россию до тех пор, пока в ней жива память о Сталинграде…


       В одном документальном фильме, посвященном Сталинграду, пришлось мне наблюдать весьма символичную сцену. Это была встреча наших и немецких ветеранов Сталинграда, прошедшая в начале уже ХХI-го века. Забыв былую вражду, седовласые старики дружелюбно хлопали друг друга по плечу, улыбались и делились воспоминаниями. Вспоминая о боях в разных районах города, они вышли к Волге. Двое бывших врагов, бывший офицер Вермахта и бывший офицер Красной Армии, умолкли и долго смотрели на широкую гладь реки. «Вот здесь мы держались», — сказал наш ветеран, показывая на небольшую полосу вдоль берега реки. «А, вот там были мы», — произнес немец и показал в сторону близлежащих домов. Потом, лицо его помрачнело и он, словно сознавая что-то, сказал: «Неужели мы не смогли пройти такое маленькое расстояние»? И вдруг наш ветеран тихо, но четко произнес: «а, вот фига вам!». Это было сказано как-то одновременно добродушно и очень зло, словно он говорил эти слова не этому конкретному немцу, а всей той многочисленной вражеской армаде, разгромившей лучшие армии Европы, перед которой трепетали Париж, Копенгаген, Брюссель, Прага, Варшава, и которая не смогла пройти ста метров сталинградской земли.


Бронебойщик пехотинец и танкист 1942
Вот так выглядела русская армия времён Сталинградской битвы.

Полный текст статьи проф. П.В. Мультатули "Карающий меч Сталинграда" см. по адресу: http://ruscross.org/index.php?option=com_content&view=article&id=81:stalingrad-multatuli&catid=47:vov-articles&Itemid=75

Tags: Великая Отечественная война, Восток - Запад, За нашу Победу, История Отечества, Политика, Православие
Subscribe

promo mikhael_mark december 26, 2019 12:52 8
Buy for 10 tokens
Как известно, одним из главных аргументов тех, кто категорически выступает против передачи храмовых зданий верующим, является ограниченность финансовых ресурсов у Церкви и отсутствие понимания "всей всемирно культурной ценности этих старинных памятников". В итоге, делается вывод,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments