Михаил Маркитанов (mikhael_mark) wrote,
Михаил Маркитанов
mikhael_mark

Categories:

Она назвалась Таней...

75-тилетию подвига Зои Космодемьянской


29 ноября исполняется ровно 75 лет с того трагического дня поздней осени 1941 года, когда гитлеровскими палачами была казнена, предварительно подвергшись унизительным издевательствам и пыткам 18-летняя комсомолка Зоя Космодемьянская - первая женщина, удостоившаяся звания Героя Советского Союза в годы Великой Отечественной войны.


Одно из самых известных изображений Зои Космодемьянской.
Портрет не совсем каноничен: диверсионные группы, к одной
из которых принадлежала Зоя, винтовками не вооружали.
Но осмелюсь предположить, что художник намеренно изобразил
абстрактную партизанку с лицом Зои Космодемьянской.
Эта девушка переросла границы собственной личности,
перестав быть просто одной из жертв фашизма и став символом
всего антифашистского сопротивления. Именно в таком качестве -
в качестве символа - её и изобразил художник.

В советские годы историю подвига Зои Космодемьянской знали все, вплоть до детей дошкольного возраста. Знали, что она попала в плен к фашистам, что они пытали её, избивали шомполами, жгли калёным железом, выводили раздетую на мороз, однако никакие издевательства не сломили дух юной народной мстительницы. Она не выдала ни своих товарищей, ни цели своего проникновения в тыл врага (впрочем, об этой цели немцы не особо и допытывались - Зоя была захвачена ими в момент выполнения задания), ни даже своего имени, назвавшись Таней. В итоге измученную девушку немцы повесили, согнав смотреть на казнь всех жителей Петрищева. Но прежде, чем петля затянулась на её шее, Зоя успела произнести целую речь, призывая крестьян помогать Красной Армии. Последними её словами, обращёнными к карателям, были: "Нас двести миллионов, всех не перевешаете!"

На долгие годы Зоя Космодемьянская стала символом сопротивления русского народа захватчикам, символом мужества перед лицом неизбежной смерти. Поздние поколения советских людей не знали христианского богословия, очень смутно представляли себе, что такое мученичество, но по сути дела, именно мученицей её, не сговариваясь, и признали. Мученицей не за веру, не за идею - за Родину. И в таковом качестве она прочно стала неотъемлемой составной частью русской национальной идентичности. На примере Зои воспитывали детей. Девочки 50-х - 60-х годов учились терпеливо переносить боль, чтобы, случись чего, повторить подвиг Зои, оказаться достойными её памяти. О Зое слагали стихи, в каждом доме была книга "Повесть о Зое и Шуре", написанная матерью девушки.

Горбачёвская перестройка и "гласность" не пощадила и народной памяти о Зое Космодемьянской. У меня нет ни желания, ни времени пересказывать те гнусные сплетни, которые тиражировались о Зое в конце 80-х - начале 90-х годов. Те, кто запускал эти сплетни в оборот, прекрасно знали, во что они целятся, что значит Зоя Космодемьянская для русских людей - и сознательно разрушали героический образ. Однако, Промыслом Божиим, в нашем мире никогда не бывает худо без добра. Пошлые сплетни фальсификаторов истории подстегнули серьёзных исследователей на то, чтобы максимально полно реконструировать картину подвига Зои, а государственные власти в начале 2000-х (взявшие курс на восстановление порушенной памяти о Великой Отечественной войне) - к тому, чтобы рассекретить связанные с ней документы. И сегодня перед нами открывается множество подробностей, позволяющих сделать вполне определённые выводы.

Кем же была эта странная комсомолка, образ которой в народном сознании неожиданно приобрёл характерно-религиозные черты? Прежде всего, обратим внимание на фамилию. Космодемьянская... Такие фамилии обычно были у священников Русской Православной Церкви - по церковным праздникам или по названиям приходов. Так и есть - Зоя Космодемьянская происходила из священнического рода, её родной дед служил священником в селе Осино-Гай и был зверски умучен красными в 1918 году. Вряд ли девочке, родившейся спустя четыре года после трагедии, рассказали об этом - слишком опасны были такие разговоры. Зоя не была воцерковлённой - напротив, сознательно вступила в комсомол, сознательно же увлекалась творчеством революционных писателей - Маяковского, Чернышевского, Гюго. Историк М.М. Горинов приводит также рассказ о дружбе Зои с Аркадием Гайдаром, чьи безоглядно прокоммунистические взгляды общеизвестны. Нелишне также будет вспомнить, что "Таней" при допросе она назвала себя по имени Татьяны Соломахи, активной участницы Гражданской войны на стороне красных, которую Зоя считала своей любимой героиней. Тем не менее, о своём священническом происхождении она знала. И очень боялась, что её с такой анкетой не пустят на фронт. Пустили - в 1941 году обстановка была совершенно иной, нежели в 1918-м, и требовала иных подходов и иных людей. И как знать - не молитвами ли деда-новомученика Господь дал этой хрупкой девочке силы не сломаться, выдержать пытки и глумление палачей, и проповедовать с виселицы, пока немецкие пропагандисты с истинно европейской обстоятельностью фотографировали её последние мгновения?



Детское фото Зои Космодемьянской


Теперь от личности Зои и особенностей её "анкеты" перейдём к тому, что, собственно, она делала в Петрищево в тот злополучный день, когда попалась в руки карателям? Об обстоятельствах её боевого задания в советские годы говорили скупо и неохотно. Лишь в фильме Озерова "Битва за Москву" скупо сказано, что она имела приказ "поджечь склад". Что характерно - в следующем кадре, на допросе, немцы уже говорят о сожжённой "конюшне". Странные разночтения - словно авторы фильма хотели что-то скрыть от дотошного зрителя, да уж больно неумело это сделали. Советские идеологи опасались, что правда может существенно повредить образу народной героини. Как показала горбачёвская "гласность", опасались не зря.

Группа Бориса Крайнова имела задание уничтожить в тылу врага 10 населённых пунктов, в которых размещались немецкие воинские части. Срок, отводившийся им командованием, составлял 5 - 7 дней. Мысль о том, что Красная Армия в 1941 году жгла собственные деревни, в позднем СССР казалась чем-то диким и абсурдным. Но на это имелся вполне чёткий приказ верховного главнокомандующего И.В. Сталина, датированный 17-м ноября 1941 года и вошедший в историю под лаконичным и красноречивым названием "Выгнать немцев на мороз!" Отмечая, что "германская армия плохо приспособлена к войне в зимних условиях, не имеет теплого одеяния и, испытывая огромные трудности от наступивших морозов, ютится в прифронтовой полосе в населенных пунктах", приказ далее требовал:

"Лишить германскую армию возможности располагаться в селах и городах, выгнать немецких захватчиков из всех населенных пунктов на холод в поле, выкурить их из всех помещений и теплых убежищ и заставить мерзнуть под открытым небом - такова неотложная задача, от решения которой во многом зависит ускорение разгрома врага и разложение его армии... Разрушать и сжигать дотла все населенные пункты в тылу немецких войск на расстоянии 40—60 км в глубину от переднего края и на 20—30 км вправо и влево от дорог" [1].

Вот этот-то приказ Сталина и пыталась выполнить группа Крайнова. Чудивищный приказ, - скажет, наверное, кто-то - и ошибётся. У войны свои законы, которые порой трудно понять из благополучного мирного далека. А гарнизон крепости, готовящейся выдержать осаду, сам налагает свою руку на предместья и выжигает их, именно для того, чтобы выгнать осаждающих в поле, заставить их ночевать под открытым небом, на холоде или под проливным дождём. Жителям уничтожаемых предместий, разумеется, даётся прибежище в крепости. И во время Великой Отечественной войны на дорогах России появилась масса беженцев, спасавшихся от оккупантов и бросавших собственные жилища. Нередки были случаи, когда советские диверсионные отряды, уничтожавшие деревни в тылу врага, уводили жителей этих деревень с собой - в Москву. Кроме того, для немецких оккупантов было обычным делом выгонять жителей на холод - в сараи или бани, а самим располагаться в освобождённых от жильцов домах. Имела место подобная практика и в Петрищево, которое предстояло запалить группе Крайнова. Об этом сохранилось свидетельство самих крестьян: "Теперь пишут, что и немцев-то в Петрищеве не было. Но ведь можно людей спросить. Немцы нас из домов прикладами выгоняли. В каждой избе было их набито. Мама и четверо детей - мы ютились в кухне на соломе", - это Н.Н. Седова, которой в 1941 году было 9 лет. Крестьянка П.Я. Кулик, в доме которой Зоя провела последнюю ночь своей жизни, показала, что Зоя в разговоре советовала ей уходить от немцев [2]. Так что обвиняя Зою и её товарищей в жестокости по отношению к собственному мирному населению, мы погрешим против истины.


Скамья в доме П.Я. Кулик, на которой провела свою последнюю ночь Зоя.


Во время войны страдают все. Но поражение неизбежно обернётся для народа куда большими страданиями. В случае победы есть надежда, что родное государство не оставит своих подданных без крова [3]. А в 1941 году речь шла о простом выживании русских как нации - немцы учинили бы русскому народу тотальный геноцид [4]. В конце концов, восхищаемся же мы мужеством наших православных предков, которые в 1812 году предпочли сжечь Москву (!!!) с той же самой целью - выгнать врага на дождь и холод, лишить его удобных зимних квартир. И если пожар Москвы мы находим поводом для национальной гордости - то точно таких же чувств достойны и приказы советского командования, позволившие в конечном итоге выиграть Московскую битву.

Итак, группа Крайнова пробралась в тыл врага. Однако, очень скоро, в районе деревни Головково, она напоролась в лесу на немецкий патруль и приняла бой, в ходе которого была рассеяна. Остались лишь трое - Зоя Космодемьянская, Крайнов и комсорг Василий Клубков. Эти трое решили не возвращаться к своим, пока не выполнят приказ и не уничтожат хотя бы занятые оккупантами дома в деревне Петрищево. Зое удалось поджечь три дома, конюшню и автомобиль. Однако, в это же самое время немцам попался Клубков. Поднялся переполох, и Зое пришлось отойти в лес. Можно было возвращаться в условленное место, где её ждал командир группы. Но о судьбе Клубкова она ничего не знала, а главное - приказ оставался не выполнен: большинство изб в Петрищеве по-прежнему стояло на месте и по-прежнему было занято немцами. Поэтому на следующую ночь Зоя снова направилась в деревню. Направилась не "самовольно", как писали в годы перестройки фальсификаторы истории, а для того, чтобы до конца выполнить данный ей приказ: уничтожить деревню Петрищево, выгнать захватчиков на мороз. На этот раз свою диверсию отважная девушка решила начать с дома местного старосты С.А. Свиридова [5]. Тот, однако, после вчерашнего был начеку и поднял тревогу. Зою схватили немцы.

До сих пор историки спорят, был ли причастен к аресту Зои Василий Клубков. С. Турченко и И. Плугатарёв уверенно называют Клубкова предателем, М. Горинов решительно опровергает эту версию. Журналист Лидов, первым поведавший миру о подвиге Зои, был убеждён в предательстве Клубкова, в то же время убедительно доказывал, что к аресту Зои он не имел ни малейшего отношения. Как оно было на самом деле - для нашего рассказа несущественно. Важно то, что арестованную Зою подвергли жутким истязаниям и не менее жутким унижениям, пытаясь добиться от неё, кто послал её в Петрищево и где находится её командир. Зоя молчала. Она назвалась Таней и категорически отказалась отвечать на любые расспросы оккупантов [6].


Зою Космодемьянскую приводят на допрос.

Что с ней стали делать дальше - просто перечислю:

а) Её раздевали догола в присутствии многочисленных немцев. "Обыскивали и раздевали, ей вопросов не задавали, а переговаривались между собой и ржали", - описывает поведение немцев очевидица - крестьянка Валентина Седова, в 1941 году - 11-летняя девочка.
б) Били по щекам.
в) Пороли солдатскими ремнями. "Дали больше 200 ремней", - рассказывает петрищевская крестьянка А.П. Воронина.
г) В одной нижней сорочке и босиком выводили на мороз.
д) Тыкали в лицо горящей керосиновой лампой.

Девушка молчала или отвечала односложно: "Я с вами разговаривать не буду". Крестьянка П.Я. Кулик свидетельствовала потом, что после допроса у Зои все ноги были "избитыми, синими-синими". Добавим, что чинили все эти зверства не какие-нибудь там эсэсовцы или гестапо, а обычные чины самого обычного вермахта, из  332 пехотного полка 197-й дивизии. Позднее родилась версия, будто советское командование, узнав об этом, издало специальный приказ: чинов 332-го полка живьём не брать. Это не более, чем легенда. Однако, история Зои была широко известна на фронте, за перемещениями 197-й дивизии и особенно 332-го полка советские военачальники следили пристально и не упускали случая как следует вмазать убийцам Зои. Полк этот [7] был разгромлен под Псковом в октябре 1943 года. К этому времени из числа палачей Зои в живых оставалось лишь несколько человек. Окончательно же эта часть была уничтожена в ходе операции "Багратион". Именно там, в болотах Белоруссии, сгинул и её командир, главный палач Зои Космодемьянской - подполковник Рюдерер [8].


Истязания Зои Космодемьянской

От П.Я. Кулик Зое стало известно, что ей удалось уничтожить немецкую конюшню, находившуюся рядом во дворе одного из сожжённых домов, причём погибли 20 лошадей. Осень 1941 года очень быстро сделала дороги непроходимыми. Немецкие машины, особенно на колёсной тяге, вязли в грязи по самые ступицы. Когда же ударили морозы, глубокие колеи, оставленные этими машинами в русской земле, превратились в настоящее мучение для подвесок немецких автомобилей. Так что лошади надолго сделались едва ли не единственным надёжным транспортом, позволявшим подвозить боеприпасы и продовольствие войскам. Оставить пехотную часть без лошадей было практически то же самое, что оставить её без снабжения, а следовательно - лишить боеспособности. Зоя могла бы гордиться результатами своей вылазки!

В истязаниях Зои, помимо немецкой солдатни, принимали участие и две местные крестьянки - А. Смирнова и Ф. Солина, дома которых Зоя сожгла во время своей первой вылазки в Петрищево. Смирнова признавалась на следствии, что запустила в Зою чугунком с помоями, а непосредственно в день казни била её палкой по ногам. По ногам, которые, как мы помним, и без того отбили каратели! На первый взгляд, крестьянок, чьи дома были сожжены, можно понять. Однако, вспомним, что жильцов немцы из домов обычно выгоняли. И если Смирновой и Солиной было позволено остаться в доме - то выводы напрашиваются вполне однозначные: наверняка их пособничество оккупантам не ограничилось издевательствами над бедной Зоей. Был ли это "лежачий коллаборационизм", или же нечто более серьёзное - например, доносительство - об этом знают архивные документы, прошедшие через руки М. Горинова, а он не стал уточнять [9]. Так или иначе, следствие нашло достаточно оснований для смертного приговора обеим пособницам оккупантов. Получил своё и староста Свиридов. Главное же, что следует подчеркнуть - Солина, Смирнова и Свиридов остались в одиночестве в своём озлоблении против Зои, остальные крестьяне не только не поддержали их "праведного негодования" на "поджигательницу домов мирных жителей", но и пытались урезонить. Горинов упоминает, что крестьянка П.Я. Кулик (Смирнова в своих показаниях называет её девичьей фамилией Петрушина) пыталась её урезонить, а когда не помогло - просто вытолкала мучительницу взашей, не побоявшись присутствовавших при этой сцене немцев. С большим сочувствием пишет о последних минутах Зои, полностью воспроизводя её предсмертную речь, крестьянин В.А. Кулик, а также сёстры Седовы и их мать.

Предсмертная речь Зои заслуживает того, чтобы привести её полностью - ибо в фильме Озерова она оказалась несколько искажена. "Граждане! Вы не стойте, не смотрите, а надо помогать воевать! - прокричала Зоя с высоты своего эшафота. - Моя смерть - это моё достижение! Товарищи, победа будет за нами! Советский Союз непобедим и не будет побеждён! Немецкие солдаты, пока не поздно - сдавайтесь в плен". Когда немец-палач надел ей на шею петлю, она ещё успела произнести свои последние слова - те, о которых я упоминал в самом начале статьи [10].


Казнь Зои Космодемьянской


Под новый год тело отважной комсомолки было снято с виселицы и подверглось новым надругательствам со стороны гитлеровцев. Её искололи ножами и отрезали грудь, после чего снова повесили. Лишь вечером 1 января Зою было разрешено предать земле.

Вскоре после того, как Петрищево освободили, в деревню приехал корреспондент "Правды" Пётр Лидов. Он не успокоился, пока не опросил всех жителей деревни. Результатом этих расспросов стал очерк "Таня". К исследованию биографии Зои Космодемьянской этот журналист возвращался ещё не раз. Именно его стараниями была установлена личность девушки. Могилу вскрыли, тело тщательно сфотографировали. Экспертизу проводил МГК ВЛКСМ. В опознании участвовали непосредственные свидетели допросов Зои - В.Н. и М.И. Седовы, А.П. Воронина, П.Я и В.А. Кулики, а также школьная учительница Зои и её одноклассник. Так что верить, будто Любовь Тимофеевна Космодемьянская "всех растолкала" и таким образом смогла "убедить" высокую комиссию, что "Таня" - это и есть её дочь Зоя, как то утверждала перестроечная пропаганда, нет никаких оснований.

Да приимет Милосердный Господь душу убиенной рабы Своея Зои в Свои Небесные Обители!


Зоя Космодемьянская. Полностью каноничный портрет.

______________________________________________
Примечания
[1] С полным текстом этого приказа можно ознакомиться здесь
[2] Свидетельства собраны М. Гориновым. Кстати, эти свидетельства убедительно опровергают перестроечный миф о том, что в Петрищеве, якобы, немцев не было.
[3] И не оставило. Имеются многочисленные воспоминания, что жильё в пострадавших от войны городах и сёлах отстраивали "всем миром".
[4] Частично послевоенные планы гитлеровцев я разбирал здесь и здесь.
[5]У которого, как указывает Горинов, стояли постоем четыре офицера и переводчик.
[6] Впоследствии стало известно, что одновременно с Зоей погибла и ещё одна участница её диверсионной группы - Вера Волошина, захваченная немцами под Головково. Веру точно так же пытали (с той же целью) и точно так же повесили.
[7] История сохранила фамилию его командира - Рюдерер.
[8] Плугатарёв И. "Подвиг на все времена". См. здесь.
[9] Горинов М. "Зоя Космодемьянская". См. здесь.
[10] Цит. по: Горинов М. Указ. соч.

Tags: Битва за Москву, Великая Отечественная война, Жизнь замечательных женщин, Зоя Космодемьянская, История Отечества, Люди и судьбы
Subscribe

Buy for 10 tokens
То, чего я так боялся в прошлом году, увы, становится реальностью и приобретает конкретные очертания. Похоже, с нашими поездками на озеро Большое Унзово - окончательно и бесповоротно всё. Рейдерам, захватившим нижегородский НИИ Радиотехники (причём на безупречно законных основаниях захватившим -…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 20 comments