Михаил Маркитанов (mikhael_mark) wrote,
Михаил Маркитанов
mikhael_mark

Categories:

О "павловских ужасах" непредвзято

Ровно 220 лет тому назад, 17 ноября 1796 года (6 ноября старого стиля) в Петербурге скончалась императрица Екатерина II. На престол вступил её сын император Павел I. Ходил упорные слухи, будто императрица планировала отстранить от власти сына, вставшего  в жёсткую оппозицию её политическому курсу, и передать престол внуку Александру, которого она с первых лет жизни разлучила с родителями и воспитывала сама под руководством французских и швейцарских республиканцев, но канцлер Безбородко, понимая, что мёртвая государыня ему не защита, а Павел в любом случае явится претендентом на престол (ибо Екатерина своего завещания так и не предала огласке), предпочёл подлизаться к новому властелину и передал завещание матери ему в руки. Павел, не распечатывая, швырнул завещание в камин: мёртвые монархи своей воли больше не имеют. Было ли это в действительности, или мы имеем дело с очередной антипавловской мистификацией, которые плотным кольцом окружили имя "романтического императора", доподлинно неизвестно, но так или иначе сын Екатерины стал законным императором.






О правлении Павла трудно найти положительные отзывы современников. "Образованный класс" того времени был практически единодушен в своём неприятии нового царствования. Особенно не жалели чёрных красок на военные преобразования Павла - благо, здесь критики имели среди своих единомышленников столь авторитетную фигуру, как А.В. Суворов. Уничижительные отзывы Суворова о введённых Павлом мундирах широко тиражируются из книги в книгу: "Букли - не пушки, пудра - не порох, коса - не тесак, я - не немец, а природный русак", - гласил вердикт великого полководца. - "В каком рыцарском замке, на каком замшелом чердаке найден этот изъеденный мышами устав?" В первый свой визит к павловскому двору в 1798 году, когда император тщетно пытался убедить прославленного воина вернуться на службу, Суворов "чудил", всячески высмеивая павловские нововведения: то треуголку уронит в самый неподходящий момент, то шпага, надетая в соответствии с новым уставом, почему-то мешает ему сесть в экипаж, и Суворов удаляется с высочайшего смотра пешком, напоказ бормоча себе под нос молитвы.

Суворов был сторонником военных реформ Потёмкина, которого Павел люто ненавидел. У Павла для такой ненависти имелись основания: Потёмкин, как известно, принял живейшее участие в государственном перевороте 1762 года, стоившем жизни его отцу - императору Петру III. Ребёнку (каковым на тот момент был Павел) всегда трудно выбирать между отцом и матерью. Павел же был поставлен в ситуацию этого трагического выбора с предельной остротой: мать оказалась причастна к гибели отца. И только естественно, что людей, загнавших его в этот нравственный тупик, он ненавидел. Беда только в том, что свою ненависть к Потёмкину он распространил и на его военные реформы. "Потёмкинский дух вышибу!" - эта "очаровательная" фраза стала любимой поговоркой Павла на долгие 5 лет его царствования.

Но признавая своевременность и благотворность потёмкинских реформ, а также практичность введённого Григорием Александровичем в армии обмундирования, всё же не забудем, что Потёмкин в этих своих реформах намного опережал своё время. Период торжества идей Потёмкина, и не только в России, но и по всей Европе - это середина XIX столетия, и тогда же введённые им мундиры (я уже имел возможность писать об этой форме) сделались всеобщим образцом (который "цивилизованная Европа", как водится, приписала себе, забыв о подлинном авторе). Нам легко оценить потёмкинские нововведения, потому что мы знаем, как повернулся ход истории дальше. Но Павлу будущее оставалось неведомым. Павел не был гением. Соответственно, для него трудновато было оценить преимущество потёмкинских военных реформ. Вводимые им в армии мундиры и порядки были безусловным шагом назад - но они всего лишь возвращали русскую армию к тому состоянию, в каком находились современные Павлу европейские армии. Вот вам две картинки для сравнения. На первой - русская армия времён Павла Первого. На второй - армия Наполеона Бонапарта в мундирах образца 1805 года. Ответьте честно самим себе: чем солдаты Наполеона выглядят современнее солдат Павла? Да ничем. Покрой мундира практически идентичен.


Армия Павла I.



....и армия Наполеона четыре года спустя после кончины "романтического императора"



Абсолютно те же штиблеты, те же кафтаны лацканного типа с тесными и короткими камзолами под ними, те же треуголки. Гренадерские шапки в наполеоновской армии, правда, отличались - они были меховыми. Представьте себе, каково это - преть в меховой шапке в летнюю жару. Но Наполеона что-то никто не спешит упрекать ни в "старомодности", ни в "неуклюжести", ни в том, что он "жертвовал удобством во имя внешнего лоска". Все шишки достаются на долю его русского коллеги. Так может, вовсе и не в неудобстве павловских мундиров дело?

Чтобы закрыть окончательно вопрос о "старомодности" павловских мундиров, отметим одну немаловажную деталь, которая впервые появилась именно при Павле. Именно при Павле отложные воротники мундиров, неизменные в русской армии с 1720 года, были заменены на стояче-отложные. Теперь отложной воротник пришивался к невысокой стойке - в полном соответствии с модными тенденциями конца XVIII - начала XIX века. Посмотрите на мужские гражданские костюмы эпохи наполеоновских войн, сравните их фасон с фасоном павловских мундиров - и тему "старомодности", несмотря на весь авторитет Суворова, можно будет считать раз и навсегда закрытой. Павел вырядил свою армию именно в точном соответствии с модой.


Гражданский мужской костюм по моде 1800-х - 1810-х годов.


....и гвардейский офицер времён Павла Первого.
Обратите внимание на фасон воротника.

Нет, разумеется, возвращая в армию букли, косы и пудру, Павел категорически был неправ. Солдатам, готовящимся к параду, приходилось в его царствование несладко - чтобы навести нужную причёску, напудрить её, а потом - не испортить, приходилось не спать всю ночь. Признаем - это безобразие и никуда не годится. Но вот что любопытно: подавляющее большинство критиков павловской военной реформы, рыдающих по удобным потёмкинским мундирам, принадлежит к числу гвардейского офицерства. А как раз гвардии потёмкинские преобразования совершенно не затронули. Треуголки, букли, косы и пудру, кафтаны прусского образца и короткие камзолы гвардейские офицеры носили на протяжении всего екатерининского правления. И не только офицеры, но и нижние чины.




Вот вам пара образцов гвардейской формы при Потёмкине. А вот для сравнения - форма тех же полков при Павле.





Что, очень сильные изменения? В гвардейской пехоте красные двубортные камзолы заменили белыми однобортными. А конногвардейцы поменяли цвет своих мундиров с синего на белый. Всё! Как пудрились и завивались екатерининские гвардейцы, так и продолжили при Павле. И гвардейские офицеры, стенающие о "нелепых" треугольных шляпах, которые на них нахлобучили, смеющиеся над толстым слоем пудры, которым покрыли их причёски, тем самым обнаруживают лишь то, что они попросту... забыли, как выглядят их мундиры! И то верно - сохранилось свидетельство очевидца, что до Павла гвардейцы "за редкость почитали мундир надевать". Екатерининские "янычары" (по меткой аттестации Пушкина) получали чины и ордена, а со временем - и высокие посты в армии, годами не являясь на службу и проводя время за карточным столом или в компании любовниц. Что же сделал Павел? А он заставил их реально служить. Заставил сменить пижонские наряды по последней парижской моде на мундиры и ежедневно являться в полк. Отрабатывать свои чины в строю. Было, отчего взвыть изнеженным екатерининским гвардейцам. Гвардии поручик Сергей Марин, впоследствии принявший живейшее участие в убийстве государя, проговорился случайно в своих знаменитых сатирических стишках:

И каску променяв на шляпу треугольну,
Веду теперь я жизнь и скучну, и невольну.
Заместо чтоб идти иль в клаб, иль в машкерад,
Готов всегда бежать к дворцу на вахтпарад.


Кошмар павловской эпохи - подготовка к вахтпараду.
Такие сцены, как выясняется, были обычным делом и при "матушке" Екатерине -
только офицеры об этом не знали - не ходили они на службу.
Тусить по клубам и маскарадам было приятнее.


При Екатерине было обычным явлением, что дворянского отпрыска при рождении записывали в какой-нибудь гвардейский полк - и дитя росло в чинах, не выезжая из родительского дома, становясь полковником, а то и генералом к 20-ти годам. Павел эту практику беспощадно пресёк, не только вызвав всех офицеров к месту службы, но и отправив в отставку всех, кто к службе был неспособен. Стоило ли удивляться, что эти высокородные бездельники возненавидели императора и взахлёб принялись пересказывать саркастические отзывы Суворова о нём. Но если Суворов - ветеран всех екатерининских войн и горячий сторонник преобразований Потёмкина - имел моральное право на такие отзывы, то эти бездельники - ни в малейшей степени.

Добавим к вышеизложенному, что далеко не все павловские нововведения были столь же неудачны, как возврат к буклям и косам. Я уже имел честь упоминать, что потёмкинский комплект обмундирования, при всей его практичности, не имел зимнего варианта. Зимой солдатам приходилось довольствоваться епанчой - плащом без рукавов. Павел ввёл в солдатский гардероб шинель - и этот предмет зимнего обмундирования благополучно дожил до наших дней. Более того - согласно павловскому уставу, в караульном помещении должны были обязательно находиться полушубки и валенки на весь личный состав караула. Причём валенок в караульном помещении, по свидетельству историка Ю. Веремеева, должно было быть столько, чтобы каждая караульная смена, заступая в караул, надевала бы сухие валенки. То есть, караульные солдаты были избавлены от необходимости мёрзнуть. Стоит ли удивляться, что солдаты едва ли не боготворили Павла? Стоит ли удивляться, что в 1801 году в ответ на крик одного из офицеров-заговорщиков: "Радуйтесь, братцы: тиран умер!" - ответом солдат было неожиданное: "Для нас он был не тиран, а отец!"?


У павловской военной формы была и ещё одна интересная особенность, придававшая ей, вопреки расхожему мнению, практичности. Мундир имел на спине три прошитые складки. При желании эти складки можно было легко распороть - и тогда мундир увеличивался едва ли не на два размера. В результате под форменный кафтан можно было пододеть тёплую фуфайку (а по некоторым сведениям - и короткий полушубок). И в парадном строю солдат также оказывался избавлен от холода.

Теперь немного о других полезных нововведениях императора Павла. На них обращает внимание в своей статье известный военный историк Юрий Веремеев. Во-первых, Павел впервые ввёл в русской армии понятие "беспорочная служба". Павла часто обвиняют в насаждении в армии тупой муштры и палочной дисциплины, и это во многом справедливо... было бы, если бы в точности такая же практика не господствовала в то время абсолютно во всех армиях мира. Что реально сделал Павел - так это как раз ограничил применение в войсках телесных наказаний. За 20 лет беспорочной службы (а армия в то время была профессиональной, срок службы нижних чинов составлял минимум 25 лет) солдаты освобождались от телесных наказаний. Телесным наказаниям также не подлежали нижние чины, награждённые знаками отличия орденов св. Анны и св. Иоанна Иерусалимского. Такие награды для нижних чинов, хоть и считались менее почётными, чем сами ордена, были введены в русской армии впервые. Это во-вторых. А вот для нерадивых и скандальных офицеров Павел телесные наказания восстановил, упразднив екатерининскую "жалованную грамоту дворянству". Ну какое же благородное сердце смирится с таким "вопиющим произволом и самодурством"? Вот и плодились озлобленные на государя мемуаристы, аки поганки после дождя, вот и подвергали осмеянию все его распоряжения, многие из которых на деле оказались весьма и весьма целесообразными и продуманными.

Ограничивая произвол помещиков над крепостными крестьянами, Павел логично ограничил и произвол офицеров в отношении нижних чинов. Офицер теперь нёс дисциплинарную, а то и уголовную ответственность за сохранение жизни и здоровья солдат. За удержание или несвоевременную выдачу солдатского жалования офицер теперь очень даже запросто мог отправиться на каторгу. Категорически было запрещено использовать нижних чинов на сельскохозяйственных работах в офицерских имениях. Порочная практика расхищения солдат старшими офицерами и генералами и обращения их в своих крепостных - бич екатерининской армии - была пресечена. Так стоит ли удивляться, что солдаты любили Павла, и даже спустя двадцать лет после его страдальческой кончины поминали его добрым словом?

Конечно, были у павловских военных реформ и серьёзные недостатки, о которых много сказано исследователями этой эпохи, в особенности - Суворовым и его биографами. Но говоря об этих недостатках, всё же не стоит их преувеличивать.

А напоследок - ещё несколько иллюстраций по русской армии эпохи Павла I. Смотрите, любуйтесь и честно ответьте сами себе: такими ли уж нелепыми выглядят сегодня павловские мундиры?


Кавалергардский корпус был учреждён Павлом I в качестве личной гвардии магистра Мальтийского ордена, каковым император стал в 1798 году. Соответственно, при парадной форме кавалергарды получили алые мальтийские супервесты с белым крестом Иоанна Иерусалимского на груди.

В 1800 году Кавалергардский корпус был преобразован в Кавалергардский полк, в каковом качестве он и просуществовал до самой революции 1917 года, являясь самым престижным полком русской кавалерии.



А вицмундиры кавалергардов имели красный цвет с чёрным суконным прибором (воротник, лацканы и обшлага) - в знак союза с Великобританией против республиканской Франции. Такие же красные вицмундиры, только без лацканов, получил и Лейб-Гвардии Конный полк.




Мундиры гвардейской пехоты в царствовании Павла I менялись ежегодно. Конечно, вряд ли стоит верить злобным сплетням мемуаристов, что не успевали офицеры пошить себе мундир в соответствии с последним указом, как царь вводил новый образец и ретиво следил за исполнением своих предписаний. Однако, стоит признать, что частая смена формы одежды действительно изрядно нервировала офицеров. И придирчивость Павла в данном вопросе вряд ли можно считать оправданной.
















Tags: Век восемнадцатый, История Отечества, Павел Первый, Униформология
Subscribe

Buy for 10 tokens
То, чего я так боялся в прошлом году, увы, становится реальностью и приобретает конкретные очертания. Похоже, с нашими поездками на озеро Большое Унзово - окончательно и бесповоротно всё. Рейдерам, захватившим нижегородский НИИ Радиотехники (причём на безупречно законных основаниях захватившим -…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments