Михаил Маркитанов (mikhael_mark) wrote,
Михаил Маркитанов
mikhael_mark

Category:

Бабий Яр: трагедия и свидетели

29 сентября Украина традиционно отмечает день памяти жертв нацистского террора, уничтоженных в Бабьем Яру. Стоит вспомнить об этой скорбной дате и нам. Тем более, что этот год - особенный. В этом году - ровно 75 лет со дня начала немецкой оккупации Киева и ровно 75 лет со дня начала расправ оккупантов над населением города.


Колонну мирных жителей конвоируют к Бабьему Яру.
На переднем плане - тело убитого оккупантами мужчины, вероятно - еврея или военнопленного


А этого убитого немцы уже успели раздеть. А что, не пропадать же добру?

Киев был оккупирован гитлеровскими войсками 19 сентября 1941 года. Удержать под своим контролем столицу Украины Красная Армия, несмотря на все усилия, не смогла. Численность населения Киева в начале Великой Отечественной войны составляла 846 тысяч человек. Из них к 19 сентября 200 тысяч человек находились в рядах действующей Красной Армии. Ещё часть населения была успешно эвакуирована. К началу немецкой оккупации в городе оставалось около 400 тысяч киевлян. Освободителей осенью 1943-го встретили только 180 тысяч человек. То есть - больше половины остававшихся в городе людей было оккупантами уничтожено.

Казалось бы, о трагедии Бабьего Яра написано уже всё, что можно было написать. И сказано всё, что можно было сказать. И Нюрнбергский трибунал, изучив массу свидетельств и вещественных доказательств, поставил в этой истории убедительную точку. Но нет, всё находятся разные странные личности, которые, размахивая немецкими фотографиями, сделанными для отдела пропаганды (внимание? все расслышали?), пыжатся доказать, что никаких расправ над мирным населением в Бабьем Яру немцы не производили, что "цивилизованные европейцы" всего лишь вскрыли место массового захоронения жертв сталинского террора и предали огласке преступления большевиков. Для чего, якобы, и был приглашён фотограф Иоганнес (в некоторых источниках - Иоганн) Хёхле. Масла в огонь подливает тот факт, что советские власти поначалу ничего не сделали для увековечения памяти жертв в Бабьем Яру, и лишь после трагических событий 1961 года память жертв нацистского террора начала увековечиваться. Большое количество свидетельств о том, что же всё-таки происходило в Бабьем Яру, собрано здесь.


Полицаи конвоируют людей к месту расправы. 1941 год.


К несчастью для современных фальсификаторов истории, несколько жертв Бабьего Яра выжило. Их немного на фоне сотен тысяч уничтоженных (а помимо жителей Киева - прежде всего евреев, русских и подпольщиков-антифашистов независимо от национальности, в Бабьем Яру были расстреляны также цыгане и советские военнопленные). Но их целых 29 человек. И сегодня их голоса (а также голоса переживших войну палачей) не дают людям забыть о трагедии, сколь бы ни была для новых поколений "евроинтеграторов" неудобна правда.

Дина Проничева, выжившая: "Удивительно жестоким был даже путь к месту смерти. Группа в 30–40 человек должна была пройти по узкому коридору из солдат, которые избивали палками всех идущих, не делая поблажек ни женщинам, ни старикам, ни детям (нужно сказать, что именно женщины, старики и дети составляли большинство расстрелянных в первую волну казни, поскольку мужчины были призваны на фронт).


Украинские полицаи (судя по акценту — не местные, а явно с Западной Украины) грубо хватали людей, лупили, кричали:

— Раздягаться! Быстро! Быстро!

Кто мешкал, с того сдирали одежду силой, били ногами, кастетами, дубинками, опьянённые злобой, в каком-то садистском раже…людей, лупили, кричали:

— Раздягаться! Быстро! Быстро!


Кто мешкал, с того сдирали одежду силой, били ногами, кастетами, дубинками, опьянённые злобой, в каком-то садистском раже" (конец цитаты).


Немецкие солдаты мародёрствуют, роясь в вещах жертв Бабьего Яра

"Слева была стена, справа яма, а выступ, очевидно, был вырезан специально для расстрела, и был он такой узкий, что, идя по нему, люди инстинктивно жались к песчаной стенке; чтобы не свалиться, Дина глянула вниз, и у нее закружилась голова — так ей показалось высоко. Внизу было море окровавленных тел.


На противоположной стороне карьера она успела разглядеть установленные ручные пулемёты, и там было несколько немецких солдат. Они жгли костёр, на котором, кажется, что-то варили. Когда всю цепочку загнали на выступ, один из немцев отделился от костра, взялся за пулемёт и начал стрелять.

Дождавшись, когда тела лягут в несколько слоев, немцы проверяли, все ли убиты, и засыпали тела землей, чтобы привести новую партию. В первые дни это повторялось снова и снова, прерываясь только на ночь, но и затем, еще 104 недели, Бабий Яр становился могилой для провинившихся перед нацистским руководством", - вспоминает дальше Дина.

С детьми поступали проще: поскольку от них сопротивления не ожидалось, их либо убивали дубинками, либо сбрасывали в овраг живьём и там закапывали. Спасшийся от расправы еврейский подросток Рувим Штейн (в роковом 1941-м ему было 15) потом говорил: «Наверное, я настоящий умер там, в Бабьем Яре, а то, что осталось, — искривлённая тень». Тем не менее, десяти детям удалось спастись.


Расстрел евреев в Бабьем Яру

Никто даже не пытался сопротивляться. Евреям объявили, что их эвакуируют, приказ оккупационных властей требовал явиться "с вещами". Как потом выяснилось - эти вещи подлежали конфискации и отправке в Германию, для "расово-правильных" граждан. Но тогда, в последние сентябрьские дни 1941 года, колонны несчастных, которых полицаи гнали убивать, только отмахивались от предостережений: "Немцы нам не чужие, и язык у них похож, вот и эвакуируют", - такое в те роковые дни приходилось слышать не раз. Многие ещё помнили кайзеровские войска на улицах Киева в 1918-м: тогда немцы действительно взяли под свою защиту гражданское население, прекратив большевистский беспредел. У тех немцев ещё не было на вооружении расовой теории Гитлера, да и сил было куда меньше, так что они предпочитали действовать с опорой на местное население, а не терроризировать его. Ситуация 1941-го радикальнейшим образом отличалась.

Вновь слово Дине Проничевой: "Русские мужья провожали своих еврейских жен. Русские жены провожали своих еврейских мужей. Приближаясь к Бабьему Яру, мы услышали стрельбу и нечеловеческие крики. Я начала понимать, что здесь происходит, но маме ничего не говорила… Когда мы вошли в ворота, нам велели сдать документы и ценные вещи и раздеться. Один немец подошёл к маме и сорвал с её пальца золотое кольцо. Я увидела, как группа за группой раздеваются женщины, старики и дети. Всех подводят к открытой яме, и автоматчики расстреливают их. Затем подводят другую группу… Я своими глазами видела этот ужас. Хотя я находилась не совсем близко от ямы, я все равно слышала жуткие крики обезумевших людей и приглушённые голоса детей, звавшие: «Мама, мама…»".

А вот рассказ немецкого шофёра Хёфера на Нюрнбергском процессе: "Я видел, что прибывавших евреев — мужчин, женщин и детей — встречали также украинцы (полицаи - М.М.) и направляли их к тому месту, где те должны были по очереди складывать свои пожитки, пальто, обувь, верхнюю одежду и даже нижнее белье. В определенном месте евреи должны были складывать и свои драгоценности.


Все это происходило очень быстро: если кто-нибудь задерживался, украинцы подгоняли его пинками и ударами. Я думаю, что не проходило и минуты с момента, когда человек снимал пальто, до того, как он уже стоял совершенно голый. Не делалось никакого различия между мужчинами, женщинами и детьми. У подходивших евреев было достаточно возможностей повернуть обратно при виде того, как раздеваются пришедшие раньше них. По сей день я удивляюсь, что этого ни разу не случилось.

Раздетых евреев направляли в овраг, примерно 150 метров длиной, 30 метров шириной и целых 15 метров глубиной. В этот овраг вело 2 или 3 узких прохода, по которым спускались евреи. Когда они подходили к краю оврага, шуц-полицейские (немецкие) хватали их и укладывали на трупы уже находившихся там расстрелянных евреев. Это происходило очень быстро. Трупы лежали аккуратными рядами. Как только еврей ложился, подходил шуц-полицейский с автоматом и стрелял лежавшему в затылок. Евреи, спускавшиеся в овраг, были настолько испуганы этой страшной картиной, что становились совершенно безвольными. Случалось даже, что они сами укладывались в свой ряд и ждали выстрела.

Расстрел производили всего два шуц-полицейских. Один из них действовал в одном конце оврага, другой — в другом. Я видел, как они, стоя на уже уложенных телах, стреляют в них — в одного за другим.


Проходя по телам убитых к следующей жертве, которая успела лечь за это время, автоматчик тут же расстреливал ее. Это был конвейер, не различавший мужчин, женщин и детей. Детей оставляли с матерями и расстреливали вместе с ними. Я наблюдал за всем этим недолго. Подойдя к яме, я настолько испугался того, что увидел, что не мог долго туда смотреть. В яме я увидел трупы, лежавшие в ширину тремя рядами, каждый примерно 60 метров" (конец цитаты).

Об участии в расправах над киевлянами бандеровцев свидетельствовал на днях в эфире украинского телевидения последний оставшийся в живых из жертв Бабьего Яра - Михаил Сыдько: "Немцы решили уничтожать не всех, а оставлять часть для рабского труда, а детей – для проведения на них медицинских опытов. Когда семья Сыдько прибыла к Бабьему Яру, его вместе с братом отвели в отдельную группу мальчиков, а мать с двумя сестрами осталась ждать очереди возле шлагбаума в 20 метрах.

Клара увидела меня, подняла ручки: Миша, хочу на ручки. Побежала к нам. Полицай догоняет ее – бах по башке сверху, она упала. Он каблуком ее бац на грудь – задавил! Мама это увидела – в обморок. Ребенок выпал. Ребенок кричит – а он подходит и этого ребенка – сапогом! А маму – застрелил, на моих глазах… За 50 секунд, как он расправился с тремя людьми, мой брат Гриша поседел...

Может быть, в силу того, что я не знал немецкого языка, но у меня в памяти только язык украинский западенский. Может, поскольку я не знал немецкий, я не запомнил. А то, что говорили бандеровцы, полицаи, я четко все помню. Все два половиной года, что я жил в оккупированном Киеве, я немцев не так боялся, как боялся полицаев" (конец цитаты).

Уничтоженных детей не считали, никто не учитывал их ни в каких документах. Именно по этой причине историки спорят, сколько же реально человек было уничтожено немцами и их пособниками-бандеровцами в Бабьем Яру. Называются цифры от 50 до 200 тысяч человек.


Памятник детям, убитым в Бабьем Яру

Расправа над еврейским населением Киева была учинена вскоре после акта возмездия, устроенного антифашистским подпольем. 24 сентября 1941 года на Крещатике загремели взрывы - подпольщики уничтожали здания, в которых размещалась оккупационная администрация. С момента вступления немецких войск в Киев прошло 5 дней. Оккупанты использовали этот случай как повод для "решения еврейского вопроса". Обычно они не церемонились, уничтожая еврейское население безо всякого повода. Что послужило причиной такой щепетильности в этот раз? Вероятно, решили совместить приятное с полезным: не только ликвидировать евреев, но и пугнуть как следует остальное население Киева, дабы не думали противодействовать оккупантам. Если так, то у нацистов ничего не вышло: подполье продолжало работать, наладило контакты с партизанами. Соответственно, продолжались и расправы в Бабьем Яру.

В частности, 6 ноября 1941 года были умучены два православных священника - архимандрит Александр Вишняков и протоиерей Павел Остренский. Отец Александр прятал евреев, пытался спасти их от расправы, совершая над ними обряд крещения. Бандеровцы содрали с него рясу, привязали ко кресту, облили бензином и подожжённого сбросили в ров. Протоиерей Павел Остренский в своих проповедях призывал народ к сопротивлению нацистам, за что и был расстрелян.


Крест на месте убийства священников о. Александра Вишнякова и о. Павла Остренского

В январе 1942 года немцы расстреляли в Бабьем Яру военнопленных-матросов, захваченных в Одессе. Их гнали к месту расправы в сильный мороз босыми, скованными цепями по рукам и ногам. Сохранились свидетельства очевидцев, что дух моряков был не сломлен: перед казнью они пели "Врагу не сдаётся наш гордый "Варяг"".

А цыган уничтожали целыми таборами. До войны их много кочевало по степям Украины. Немецкие оккупанты развернули настоящую охоту на цыган, которых ненавидели не меньше, чем евреев. Слава Богу, сегодня и у этих жертв нацизма, о которых почему-то не любят вспоминать ни западные политики, ни деятели искусств, тоже есть свой памятник.


Памятник цыганам, погибшим в Бабьем Яру

Свидетельств масса. Стоит также добавить, что автор знаменитого документального романа "Бабий Яр" Анатолий Кузнецов уж никак не был штатным советским пропагандистом - писатель-диссидент, в молодости уничтоживший свой комсомольский билет, в 1969 году эмигрировал в Лондон, сотрудничал с НТС-овским издательством "Посев" и "Радио Свободой". Так что у сторонников версии о "советских зверствах", "обнаруженных" и "открытых миру" "цивилизованными" оккупантами, концы с концами не сходятся.

Tags: Великая Отечественная война, Вечная память, За нашу Победу, История Отечества, История Украины
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo mikhael_mark december 26, 2019 12:52 8
Buy for 10 tokens
Как известно, одним из главных аргументов тех, кто категорически выступает против передачи храмовых зданий верующим, является ограниченность финансовых ресурсов у Церкви и отсутствие понимания "всей всемирно культурной ценности этих старинных памятников". В итоге, делается вывод,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment