Михаил Маркитанов (mikhael_mark) wrote,
Михаил Маркитанов
mikhael_mark

Categories:

Азовские походы. Работа над ошибками. Часть II

К 320-летию Азовских походов Петра Великого



Начало здесь.

Итак, в 1696 году было решено снова наступать на Азов. Пётр Великий извлёк уроки из прошлогоднего поражения. Прежде всего, в Воронеже началось масштабное строительство военно-морского флота, который позволил бы пресечь подвоз провианта и боеприпасов к осаждённой крепости морским путём. Основная ставка была сделана на галеры, образец каковой был заблаговременно выписан Петром из Европы. Причина была тривиальна: крупные морские суда могли и не преодолеть речного пути по Дону, галеры же - более подвижные, более лёгкие, более мелкосидящие - вполне могли передвигаться как по морю, так и по реке. Строились и линейные корабли - правда, не в очень большом количестве и не слишком крупные, на 36 пушек [1]. Первой, 2 апреля, была спущена на воду галера "Принципиум", в апреле же в строй вступил и линкор "Святой Пётр".

Царь лично руководил работами на верфях. Помимо крестьян из окрестных деревень и вольнонаёмных рабочих, к кораблестроительным работам привлекались солдаты "потешных" и выборных полков, стрельцы и казаки. Флот в полном смысле создавали всем миром. Историк А.Г. Брикнер подсчитал [2], что всего в ту зиму на Воронежской верфи трудилось более 26000 человек.

Активное содействие делу кораблестроения оказал тогдашний митрополит Воронежский, ныне известный под именем святителя Митрофана. Владыка Митрофан не ограничивался призывами и пастырскими наставлениями, он лично жертвовал на строительство кораблей деньги, видя в этом свой патриотический долг. Кровавые набеги крымских татар на окраинные русские земли нужно было пресечь - а для этого требовалась убедительная победа над турками. Поскольку же татары тысячами угоняли русских и украинцев в рабство, Церковь выступала за активизацию боевых действий.




Спуск галеры на Воронежской верфи





Было покончено с трехголовой "консилией" - уродливым изобретением, так и не сумевшим организовать успешные действия российских войск. Собрав совет своих наиболее опытных военачальников (включая участников Первого Азовского похода), Пётр обсудил с ними все возможные кандидатуры будущего главнокомандующего и остановил свой выбор на боярине Шеине. Алексей Семёнович Шеин, конечно, тоже особыми  полководческими дарованиями не блистал, но, во всяком случае, имел практический опыт боевых действий и разбирался в военных вопросах куда лучше юного царя. В юности Шеин присутствовал при казни Степана Разина в 1671 году, затем - при коронации царей Петра и Ивана [3]. В течение нескольких лет занимал пост воеводы в Тобольске, а затем в Курске, участвовал в Крымских походах Голицына, в ходе которых отличился. Крымские походы Голицына кончились полным провалом, однако, собственный печальный прошлогодний опыт приучил Петра более уважительно смотреть на своего предшественника и его соратников [4]. В итоге Шеин, не хватавший с неба звёзд, но имевший боевой и административный опыт и знакомый с театром военных действий, был утверждён и первым получил в истории Русской Армии высший военный чин генералиссимуса.



Генералиссимус Алексей Семёнович Шеин





Командовать флотом поручили Лефорту - вероятно, исключительно в силу того, что царь не пожелал на время похода расставаться со своим давним другом. Сам же царь объявил себя капитаном "Принципиума". Одновременно он числился командиром Бомбардирской роты в Преображенском полку.

Численность армии была заметно увеличена по сравнению с прошлым годом. На помощь регулярным войскам подошли донские и украинские казаки [5]. В итоге под командой воеводы Шеина (а фактически - самого царя, ибо он ни на минуту не забывал о своём сане и не выпускал из рук бразды правления) собралось 75-тысячное войско (из них 15 тысяч украинцев) [6]. На руку Петру играло и то обстоятельство, что в ходе Первого Азовского похода русскими войсками были захвачены две сторожевые каланчи в устье Дона. По предложению П. Гордона, при отступлении эти каланчи оставлять не стали, укрепив их и сохранив там русский гарнизон. Эти каланчи очень пригодились во время Второго Азовского похода - для прикрытия от турецкого флота.



Украинские казаки XVII века перед выступлением в поход.




27 мая 1696 года Азовская флотилия подошла к Азову. 12 июня Азов был блокирован с моря. А 14 июня к Азову прибыл турецкий военный флот и сделал попытку прорваться в устье Дона. Однако, наличие русских кораблей с артиллерией, а также укреплённых сторожевых каланчей, занятых русским гарнизоном, подействовали отрезвляюще [7]. В то же время сам Пётр, по свидетельству Брикнера, всерьёз опасался, окажется ли его флот с неопытными экипажами способным оказать должное сопротивление опытным турецким морякам. В итоге Пётр сказал Патрику Гордону, что дал приказ флоту до последней возможности избегать столкновений с турецкими кораблями.

Однако, на рубеже мая - июня 1696 года произошло событие, значение которого в литературе нередко преувеличивают, в особенности - противники Петра Великого, а нацистский прихвостень Б. Башилов и вовсе приписывает этому событию весь успех Азовского похода. Казаки на своих лодках неожиданно атаковали турецкий флот, повредили несколько кораблей и нанесли туркам значительные потери в живой силе. Героизм казаков, отважившихся с лодками выйти против кораблей, имевших артиллерию, несомненен. В то же время осада Азова в действительности только начиналась, и если сопоставить даты, приводимые Брикнером [8],  то получается, что попытка турецкого флота проникнуть в устье Дона имела место уже после дерзкой атаки казаков. Тем не менее, свою роль эта атака несомненно сыграла. Турки видели перед собой русские корабли и галеры с такой же артиллерией, как и у них. Они столкнулись с дерзкой атакой казаков на лодках, которая стоила им значительных потерь и доказала отвагу и решимость русских. Попробуем поставить себя на место командующего турецким флотом. Что он должен был решить, глядя, как плохо вооружённые лёгкие воины атакуют на лодках его корабли - и не просто атакуют, а одерживают несомненную тактическую победу? Наверняка он мысленно представил себе атаку основных сил русского флота (а о приказе Петра избегать столкновений турок совершенно точно не знал), производимую со столь же сильной яростью и при поддержке артиллерии. И пришёл к выводу, что эта атака сулит ему неизбежный и быстрый разгром. Именно впечатлением, произведённым казаками на турецкого адмирала, следует объяснять, что турецкий флот за всё время осады Азова так и не попытался атаковать русские корабли и деблокировать крепость с моря.



Русский флот бомбардирует Азов




16 июня русский флот завязал артиллерийскую дуэль с береговыми батареями турок. Пётр находился на своей галере "Принципиум", наравне со всеми подвергая свою жизнь опасности и съезжая на берег лишь для того, чтобы посовещаться с генералами. Неудачный Первый Азовский поход научил Петра более внимательно относиться к чужим мнениям, даже если это было мнение простого солдата или стрельца. В частности, столкнувшись с проблемой неэффективности действия сухопутной артиллерии, Пётр согласился с предложением армии и распорядился начать строительство высокого вала вокруг укрепление Азова. Предполагалось, что этот вал будет выше не только турецкого вала, но и крепостных стен, его планировали подвести под самые стены, засыпав при этом ров. И начали приводить это намерение в исполнение.

25 июня под Азов прибыли специалисты-иностранцы. Руководство сапёрными работами перешло к ним. Масштаб затеянного и уже совершённого русскими впечатлил европейских гостей. Примечательно, что после поражения Первого Азовского похода Пётр не только не перестал доверять иностранным специалистам, но напротив - постарался увеличить их контингент. Неудача наглядно продемонстрировала, что знаний жителей Немецкой слободы, может быть, и хватает для организации "марсовых" и "нептуновых" потех, но совершенно недостаточно для современной войны: сказываются годы изоляции от родины и появляющихся там свежих публикаций. И Пётр решает обратиться к союзникам - австрийцам и полякам - с просьбой прислать под Азов действительно опытных инженеров. Причём Пётр, не полагаясь на добросовестность союзников (ох уж эти западные союзники! Сколько Россия от них натерпелась!) велел дьяку Украинцеву начать вербовку нужных специалистов частным порядком. А чтобы не допустить утечки информации - это поручение приказано было скрыть даже от русского посла Возницына.

Первое, что сделали прибывшие инженеры - оборудовали удобные артиллерийские позиции. Огонь русской артиллерии стал убийствен. Угловой бастион крепости был полностью разрушен. Общий штурм Азова был назначен Петром на 19 июля. 17 июля казаки сделали попытку атаковать крепость, но были отбиты. Однако, 18 июля турки выслали парламентёров, чтобы обсудить условия капитуляции. Азов сдавался. Сдавался искусству нанятых Петром западноевропейских инженеров, меткости русских артиллеристов и решимости остальных русских солдат и стрельцов, готовых на этот раз довести начатое дело до конца. Турки видели инженерные работы, близящиеся к завершению, почувствовали на себе огонь русской артиллерии, с моря помощи ждать уже не приходилось - и Азов сдался на капитуляцию. Россия получала выход в Азовское море.




Осада Азова




Гавань самого Азова, впрочем, из-за мелководья оказалась неудобной. Поэтому через неделю после падения крепости Пётр нашёл более удобную стоянку для флота, где заложил новый город - Таганрог. Строительство морских кораблей в Воронеже активизировалось - теперь даже самым отсталым ретроградам стала очевидна их практическая польза. Россия не только не планировала почивать на лаврах достигнутой победы (хотя вернувшейся в Москву армии и устроили триумфальную встречу), но напротив - собиралась активизировать свои действия с использованием новых возможностей, открываемых флотом. Перед Петром замаячила вполне реальная перспектива овладеть Крымом и раз и навсегда покончить с разорительными татарскими набегами. И именно стремление продолжить войну с турками, укрепить союзнические связи в Европе, а главное - приобрести для продолжения войны необходимые знания, толкнуло Петра на беспримерный доселе шаг: в Европу отправилось знаменитое Великое Посольство, в составе которого выехал за границу и сам царь - первым среди российских самодержцев.

Примечательно, что западных союзников успех России под Азовом нисколько не обрадовал. Пока было нужно втянуть Россию в войну - с ней говорили об "общехристианском деле". Но русский фронт Европа всегда считала второстепенным, нужным лишь для отвлечения внимания турок от Балкан и Дуная. Поражение, нанесённое Россией туркам, свидетельствовало, что Русское Царство становится влиятельным политическим игроком в Причерноморье. А это, в свою очередь, активизировало надежды оккупированных турками православных народов на скорое освобождение от ига. Европе, однако, было совершенно не нужно усиление России, тем паче - на Балканах, которые Австрия уже видела собственной вотчиной. Польша же боялась всплеска антипольских настроений на Западной Украине, которую она продолжала удерживать.

В результате Пётр так и не преуспел в своих дипломатических усилиях. На открывшемся мирном конгрессе Россия фактически осталась в изоляции. Петру пришлось переориентировать свою внешнюю политику на северо-западное направление.

И всё же терпение и настойчивость молодого царя, его умение не ломаться при первой неудаче и делать из поражений верные выводы принесло ему убедительную победу. Под стук топоров на Воронежских верфях Россия начинала свой долгий путь к Чёрному морю.

____________________________________
Примечание
[1] Например, корабль "Апостол Пётр". На Балтийском или Чёрном море, тем паче - на океанских просторах 36 пушек были стандартным вооружением фрегата, однако, на мелководном Азовском море "Апостол Пётр" вполне мог считаться линкором.
[2] Брикнер А.Г. История Петра Великого. - М.: Терра, 1996. - Т. 1. - с143.
[3] Иван V Алексеевич, соправитель Петра Первого, скончался как раз в 1696 году, оставив после себя трёх дочерей, судьбу которых взялся устроить Пётр.
[4] Во время Первого Азовского похода русская армия потеряла больше бойцов, чем во время обоих Крымских походов Голицына.
[5] По имеющимся в сети данным, украинские казаки отличались сильной войсковой организацией, относительно самостоятельной политикой и могли выставить до 20 тысяч воинов. Руководил ими в Азовских походах Иван Мазепа, впоследствии изменивший Петру и перебежавший на сторону шведов.
[6] Белова Е.В. Прутский поход: поражение на пути к победе. - М.: Вече, 2011. - с. 50.
[7] Там же.
[8] Брикнер А.Г. Указ. соч. - с. 145.
_____________________________________________

См. также.
1) Об ошибках и работе над ошибками. Часть I - Итоги Первого Азовского похода

2) Азовские походы. Почему?
3) Азовские походы и краеведение
4) Байка с геополитическими выводами

Tags: Азовские походы, История Отечества, Пётр Великий, Россия vsТурция
Subscribe

Posts from This Journal “Россия vsТурция” Tag

Buy for 10 tokens
То, чего я так боялся в прошлом году, увы, становится реальностью и приобретает конкретные очертания. Похоже, с нашими поездками на озеро Большое Унзово - окончательно и бесповоротно всё. Рейдерам, захватившим нижегородский НИИ Радиотехники (причём на безупречно законных основаниях захватившим -…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments