Михаил Маркитанов (mikhael_mark) wrote,
Михаил Маркитанов
mikhael_mark

Categories:

Танки и "Лебединое озеро".

Ровно 25 лет назад, 19 августа 1991 года, случилось событие, радикально изменившее жизни сотен миллионов людей на одной шестой части Земного шара. А с учётом того, что степень влияния СССР в мире трудно было переоценить - то и весь мир стал радикально иным после этих роковых "трёх дней в августе".

19 августа 1991 года утром в выпуске новостей по радио проснувшиеся советские граждане с удивлением услышали, что президент М.С. Горбачёв оставил свой пост по состоянию здоровья, что власть, в соответствии с конституцией, перешла к вице-президенту Геннадию Янаеву, что указом нового главы государства в стране вводится чрезвычайное положение и создаётся специальный Государственный Комитет по чрезвычайному положению - ГКЧП. Бросившиеся к телевизорам граждане обнаружили на экране "Лебединое озеро". И это самое "Лебединое озеро" прочно обосновалось там на все три последующих дня.


Пресс-конференция ГКЧП, созванная 19 августа 1991 года.



Одновременно был обнародован и манифест ГКЧП, в котором объявлялось, что целью чрезвычайного положения является спасение страны от распада, что в СССР происходит контрреволюция, что явочным порядком возникшие самозванные "органы власти" - "префектуры, мэрии стали подменять собой избранные народом Советы". "Углубляющаяся дестабилизация политической и экономической обстановки в Советском Союзе подрывает наши позиции в мире. Кое-где послышались реваншистские нотки, выдвигаются требования о пересмотре границ. Раздаются даже голоса о расчленении Советского Союза и о возможности установления международной опеки над отдельными объектами и районами страны. Такова горькая реальность", - справедливо констатировало "Обращение ГКЧП к советскому народу", датированное предыдущим числом, 18-м августа [1]. Суровые, но справедливые слова, и сегодня это очевидно любому непредвзятому их читателю. Однако, в те августовские дни 1991 года они не добавляли ни определённости, ни понимания, а только усиливали сумбур в головах. Вроде бы, в Ново-Огарёве вовсю шли переговоры о заключении нового Союзного договора, подписание которого было как раз запланировано на 20-е. Переворот, провозглашавший своей целью сохранение СССР, случился ровно за день до спасительного, как многим [2] тогда казалось, подписания нового договора. Это сегодня мы знаем, что выработанный в ходе "Новоогарёвского процесса" проект союзного договора предусматривал создание чего-то аморфного и безвластного, что большая часть властных полномочий передавалась в республики, что из 15-ти республик СССР в переговорах участвовали только девять [3], причём 20-го числа договор готовы были подписать далеко не  все из них [4]. Это сегодня историки подмечают, что Союзный договор 1922 года лёг в основу Конституций СССР - сперва от 1924 г. потом - от 1936-го, наконец, от 1977-го, по которой, с небольшими поправками, и жил СССР до 1991 года. Начало переговоров по новому союзному договору и отмена в связи с этим договора от 1922 года превращали эти конституции в пустые бумажки, соответственно, вся конструкция союзной власти моментально повисала в воздухе. В стране воцарялась анархия, полностью развязывавшая руки национал-сепаратистам и просто предателям, агентам Запада. Руководители ГКЧП всё это, очевидно, понимали. Но до народа донести не сумели.

А ведь в рядах ГКЧП собрались весьма достойные люди. Например Василий Стародубцев - Герой Социалистического Труда, председатель колхоза, известный новатор, о котором даже был снят весьма популярный в те годы документальный фильм.


Василий Стародубцев



Стародубцев родился в крестьянской семье, начал трудовую деятельность рядовым колхозником в 16 лет. Колхоз в Новомосковском районе, который он возглавлял аж с 1964 года, считался образцовым и в 1984 году был преобразован в Агропромышленное объединение "Новомосковское". Кандидат сельскохозяйственных наук и членкорр ВАСХНИЛ, автор более 50-ти научных работ, написанных без отрыва от производства.

Или маршал Дмитрий Язов, тогдашний министр обороны СССР.


Маршал Язов


Ветеран Великой Отечественной войны, в армию вступил в 1941 году добровольно, не успев, как указывает "Википедия", даже окончить среднюю школу. Направили перспективного комсомольца с огоньком в глазах в Московское пехотное училище имени Верховного Совета, которое будущий министр окончил в 1942 году. За плечами маршала Язова - оборона блокадного Ленинграда, бои в Прибалтике, блокада Курляндской группировки Вермахта, два ранения. В 1956 году окончил Военную Академию имени Фрунзе.

Кроме них, в состав новообразованного органа власти, возникшего, как и пререкаемые "префектуры и мэрии", явочным порядком, вошли высшие государственные чины Союзного руководства - вице-президент Янаев, премьер-министр Павлов, председатель КГБ Крючков... Светлые головы, если вдуматься. Но предложить народу внятную программу, за которую народ захотел бы бороться, они так и не сумели.

В результате инициативу перехватила т.н. "демократическая" оппозиция, консолидировавшаяся вокруг тогдашнего руководства РСФСР - президента Ельцина, вице-президента Руцкого, спикера Хасбулатова и премьера Силаева. Ельцин в тот же день, выступая на митинге своих сторонников, назвал происшедшее - государственным переворотом, ГКЧП - "путчистами" и "хунтой" и призвал к гражданскому неповиновению. Впоследствии Руцкой, тогдашний вице-президент, вспоминал, что поначалу Ельцин ударился в панику и собрался прятатья в американском посольстве, и лишь твёрдая позиция самого Руцкого (ветеран Афгана! Герой Советского Союза!) помогла первому всенародно-избранному [5] взять себя в руки и организовать сопротивление перевороту. Так оно было, или нет - судить трудно: между Ельциным и Руцким впоследствии пролегла кровавая межа 1993 года, так что Александра Владимировича трудно считать беспристрастным свидетелем, как совершенно справедливо заметил Вячеслав Кондратьев (vikond65).



Митинг сторонников Ельцина у здания Верховного Совета РСФСР

К вечеру у здания Верховного Совета РСФСР, тогда же впервые названного "белым домом", собралась огромная толпа с явным преобладанием молодёжи старшего школьного и студенческого возраста. Начали возводиться баррикады. Одновременно с этими "военными приготовлениями" звучала музыка - парни притащили с собой гитары, многие пришли вместе с девушками, так что, судя по всему, в возможность реального силового противостояния мало кто верил (несмотря на электризующие выкрики депутатов с импровизированной трибуны) - хотя на улицах Москвы уже были танки.

Правда, войска тоже в бой отнюдь не рвались. Солдаты-срочники, которых по приказу ГКЧП выгнали на улицы "для поддержания общественного порядка", жили теми же интересами и теми же чувствами, что и их сверстники, столпившиеся на баррикадах возле "белого дома". И им было решительно непонятно, ради чего они должны были стрелять и давить гусеницами своих же соседей по дворам и лестничным клеткам в гражданской одежде. По сути дела, судьбу ГКЧП решила "челночная народная дипломатия". "Защитники демократии" смело приближались к войскам и заводили разговоры, совали цветы в стволы танков. Танкисты вылезали на броню и вместе со студентами и ПТУшниками под гитару охотно распевали песни супер-популярного в те годы Виктора Цоя. Врагов не было. Гражданского противостояния тоже. Противостояние, такое чувство, происходило только в головах лидеров, засевших - кто в Кремле, кто в "белом доме".


Танки на улицах Москвы. Как видим, ни танкисты, ни оппозиционеры не проявляют
друг  к другу никакой враждебности

Для простого же народа важным оказался факт, что тогдашний американский президент Джордж Буш старший выступления ГКЧП не поддержал. Я хорошо помню, как шушукались кумушки в очередях о том, что Америка вот-вот начнёт войну, и что эспедиционный корпус НАТО, предназначенный для подавления путча и восстановления демократии, уже готов и ждёт приказа об отправке. Повторялось это с нескрываемым ужасом и обязательными ритуальными проклятиями по адресу "дураков" из Кремля, которые "втравили" страну в такой ужас. Никаких американских войск, разумеется, никто в СССР посылать не собирался - США сами боялись войны с нами, но панические слухи росли и свою роль в отсутствии народной поддержки ГКЧП сыграли. Только что закончилась Холодная война, народ искренне радовался "разрядке международной напряжённости" и с энтузиазмом приветствовал Рейгана, за несколько лет до того посетившего Москву. Казалось, что взаимопонимание между двумя великими народами, бывшими союзниками по Второй Мировой войне так достижимо, а всё, что было до этого - какое-то досадное недоразумение. О том, что "взаимопонимание" достигнуто ценой отказа нашей страны от статуса великой державы, думать никто не хотел. О том, что американский "козёл отпущения" стал периодически порыкивать "по-медвежьи", игнорируя нормы международного права, старались не думать. И вдруг... Вдруг зловещий призрак Третьей Мировой войны снова замаячил перед глазами кумушек, уже успевших привыкнуть к американскому ширпотребу...

Всё в одночасье изменилось в ночь с 20-го на 21-е августа. Согласно официальной версии ГКЧП (которую после крушения "путчистов" никто не воспринимал всерьёз - а жалко), с верхних этажей "белого дома" открыли стрельбу по войскам, после чего армия получила, наконец, приказ очистить пространство перед зданием и занять само здание, арестовав тогдашнее руководство РСФСР. В ответ на выдвижение танков протестующие подожгли несколько троллейбусов, начали выстраивать живые цепи. Кто поопытней - пытались подобраться к танкам с брезентом, дабы закрыть смотровую щель. В результате трое человек из числа "защитников демократии" погибли - и слава Богу, что их было только трое. Войска пошли на штурм с неохотой и натолкнувшись на пассивное сопротивление протестующих, откатились назад.


Баррикада ощетинилась


Горят троллейбусы, подожжённые оппозиционерами на пути следования войск

К 22 августа всё было кончено. Участники ГКЧП и его активные сторонники оказались под арестом. Включая Героя Советского Союза Валентина Варенникова - того, что нёс Знамя Победы на памятном параде в июне 1945-го. Героизм пошёл не впрок...

Что же это было? Неясностей остаётся множество до сих пор. Очевидно, что участники ГКЧП пытались остановить распад СССР, к которому страна неуклонно катилась после массовых беспорядков в Прибалтике и Закавказье. Непонятно, был ли это бунт партийной верхушки против Горбачёва, попытка устранить чересчур слабовольного президента или же действия ГКЧП были тайно согласованы с самим Горбачёвым, как утверждали потом  в своих мемуарах некоторые ГКЧПисты - дескать, Горбачёв заявил, что тайно сочувствует им, но желал бы остаться в стороне и потому - "в случае неудачи я от вас открещусь".

Непонятно, почему боевой маршал Язов, участник Великой Отечественной войны, не раз смотревший смерти в лицо, в этот раз спасовал и не сумел организовать штурм "белого дома", хотя большинство засевших там оппозиционеров были безоружны? Да, пропаганда предыдущих лет, которую курировал недоброй памяти Яковлев, много сделала для деморализации как общества в целом, так и армии, а сама армия была дискредитирована в глазах общества скандалами с "неуставными отношениями". В результате солдаты-срочники так и не поняли, против кого, а главное - зачем им сражаться на улицах собственной столицы. Но что мешало Язову сформировать из идейных офицеров (а такие были - достаточно вспомнить Макашова, Алксниса или того же Варенникова) ударные офицерские части? Такие части беспрекословно выполнили бы любой приказ и с лёгкостью бы зачистили "белый дом", а "всенародно избранного" утопили бы в унитазе с последующим объявлением  о самоубийстве первого и последнего президента РСФСР. Язов "не хотел стрелять по своим", как он сам объяснял в своих мемуарах? Тогда для чего было затевать весь этот спектакль с "чрезвычайным положением"? Уж если ты хочешь сохранить страну - то  все, кто желает этой стране распада, для тебя - не "свои", а враги, с врагами же надлежит драться. Вон, у Малиновского рука не дрогнула покончить с беспорядками в Новочеркасске.


Член ГКЧП, начальник КГБ СССР Крючков пытался привлечь внимание
президента Горбачёва к тревожным симптомам, к тому, что пропаганду в стране
всё больше прибирают к рукам иностранные агенты. Но не преуспел в этом.

Или не было уже идейных офицеров в распоряжении Язова? Были идейные генералы, которых в атаку не пошлёшь в силу весьма преклонного возраста, младший же командный состав давно жил не интересами Родины и уж тем более не коммунистической идеей, а личными корыстными интересами? В это тоже не верится, учитывая массовый героизм российской армии в ходе двух чеченских кампаний.

Непонятно, почему руководителями ГКЧП приказ об аресте Ельцина и его  присных не был отдан сразу же, в день объявления чрезвычайного положения? Ведь с самого начала было ясно, что основной силой, расшатывающей устои союзной власти, был именно Ельцин с его непомерным властолюбием. А все остальные [6] - не более, чем свита, которая сама собой рассеется, если изолировать "короля". Но Ельцину почему-то дали возможность собрать митинг своих сторонников и выступить на нём, после чего скатывание "путча" к поражению сделалось вопросом времени. Опасались народного взрыва, ибо Ельцин на тот момент успел создать себе имидж эдакого "народного заступника" и на выборах президента РСФСР победил с огромным отрывом? Но тут мы возвращаемся к тому же самому, о чём уже говорили - кто боится переступить через кровь, тому не стоило затевать подобные действия. Тем более, что крови было достаточно - и сразу же за разгромом ГКЧП, за которым последовало несколько весьма странных и загадочных самоубийств (или "самоубийств"?) [7]

Вопросы, вопросы... И самый главный вопрос: как относиться ко всем этим событиям в свете дня сегодняшнего? Скажу точнее: как относиться к этим событиям человеку, идентифицирующему себя как православный патриот? Выступление ГКЧП совпало по времени с церковным праздником Преображения Господня. Патриарх Алексий Второй, отправляясь на божественную литургию, уже знал, что происходит в стране. И на ектенье прихожане вдруг услышали нечто неожиданное. По свидетельству протодиакона А. Кураева (а он оставался лицом, приближённым к Патриарху Алексию, до самой блаженной кончины последнего), вместо положенного по церковному уставу "О богохранимей стране нашей, властех и воинстве ея"... из уст Святейшего Владыки прозвучало: "О богохранимей стране нашей и народе ея Господу помолимся!" Тихо, без особой митинговщины - языком молитвы - Патриарх Алексий отказал ГКЧП в церковной поддержке. Удивляться этому не приходилось - ведь "заговорщики" [8] стремились сохранить коммунистический режим, более семидесяти лет активно притеснявший и разрушавший Церковь, и коммунистическую идеологию, агрессивно враждебную христианству. Кроме того, Церковь всегда, на протяжении всей своей истории, поддерживала законную власть - приход же к власти ГКЧП имел признаки государственного переворота.


Символ крушения большевизма - демонтаж памятника Ф.Э. Дзержинскому.
Увы, оказалось, что вместе с большевизмом демонтажу подлежала вообще
всякая русская государственность. И русская культура тоже.
Культуру должна была заменить рериховская "карма-кола" и заполонивший эфир блатняк,
государственность - "жизнь по понятиям" и внешнее управление.

Безусловно, для Православия падение коммунистического режима стало освобождением... правда, весьма недолгим. На смену партии воинствующих атеистов пришли "братки" с идеологией, отнюдь не менее антихристианской, чем низринутая идеология коммунистов. Пришли американские (и не только американские) секты активно окучивать русские умы при непосредственной поддержке новых российских властей. Попытки же православной проповеди за пределами храмовой ограды жёстко пресекались разговорами про "многонациональное и многоконфессиональное государство", в котором "недопустимо навязывать свою религию всему обществу" [9]. И уже в 1994 году будущий протодиакон (а тогда ещё - обычный дьякон и новоиспечённый кандидат богословия) Андрей Кураев пишет книгу "Всё ли равно как верить?", в которой обрушивается с резкой критикой и на постсоветский российский режим, и на современные ему религиозные реалии.

Был ли Патриарх Алексий Второй ельцинистом? Однозначно можно утверждать: нет. Патриарх не выступил в поддержку Ельцина в 1993 году, призывая лишь к одному: не допустить кровопролития. И за все два срока президентства Ельцина не наградил сего последнего ни единой церковной наградой. Хотя вообще подобные награждения сыпались в те годы, словно из рога изобилия. На богословов, священнослужителей, министров, губернаторов, депутатов... А вот первого человека в государстве этот дождь церковных наград благополучно миновал. Молчание иногда бывает красноречивее слов.


Лицо главного победителя в событиях 1991 года в комментариях не нуждается.

Изменив в роковые дни августа 1991 года формулировку ектеньи, Патриарх Алексий лишь попытался оставить Церковь вне политики. И засвидетельствовать - насколько это было в его силах - о её антикоммунистической позиции. Впрочем, нашлись люди, которые стали ставить ему это в вину и упрекать в отсутствии патриотизма. Бог им судья.

Самое же главное, что за освобождение России от большевиков пришлось расплачиваться слишком дорогой ценой. Не только социальной катастрофой, обрушившейся на подавляющее большинство наших сограждан. Не только развалом промышленности и финансовой системы. Но и огромными территориальными потерями, причём утраченные после распада СССР территории немедленно прибрали к рукам наши геополитические противники - НАТО и радикальные исламисты. Сама же Россия фактически оказалась под внешним управлением, из-под гнета которого с трудом начала выбираться только во второй половине "тучных" нулевых. Зная об этом, как-то не тянет меня радоваться падению коммунистического режима. Несмотря на все мои пробелогвардейские симпатии. Скорее, приходится пожалеть, что ГКЧП не удалось удержать империю на краю распада, и СССР всё-таки рухнул в уготованную ему пропасть. А прояви тогдашнее союзное руководство больше воли и больше политической мудрости - всё могло бы получиться совсем иначе. Тот, кто идёт на уступки мятежной толпе, боясь кровопролития, в итоге становится виновником кровопролития ещё большего. Кровавые плоды распада СССР мы продолжаем пожинать до сих пор.

Пишу это, а у самого в голове крутится личное воспоминание о том, что в те самые августовские дни моя первая любовь и её родная сестра, обе - мои одноклассницы, находились в Москве среди защитников "белого дома". И не шутя готовы были жертвовать собой, лишь бы не допустить "подавления демократии". И прояви ГКЧП ту самую "политическую волю" - гусеницы танков проехались бы и по их спинам. Такая вот у нас непростая история.

_________________________________________
Примечания

[1] Полный текст нормативных документов, успевших выйти от имени ГКЧП, можно прочитать здесь.
[2] И мне в том числе
[3] С потерей остальных народ в основной своей массе тупо смирился - а ведь там уже тогда, в конце 80-х - начале 90-х началась резня "русскоязычного населения". И это "население", в громадном своём большинстве, оказалось за пределами РФ далеко не по своей воле - просто распределили после института.
[4] В частности, Украина собиралась присоединиться к договору "позднее" - видимо, уже тогда её бандеровская верхушка планировала и готовила свой собственный "референдум" - о "независимости" и уходе под НАТО.
[5] Президент Горбачёв был избран не всенародным голосованием, а на заседании Верховного Совета.
[6] например, арестованный в первые же часы "путча" Тельман Гдлян
[7] например, маршала Ахромеева, совершенно никаким боком к ГКЧП не причастного. Ахромеев, правда, перед новогодними праздниками 1991 года пророчил, что в СССР военный переворот невозможен.
[8] Пишу это слово, так же, как и слово "путчисты", в кавычках - ибо у меня совсем нет уверенности, что действия ГКЧП не были согласованы с Горбачёвым. А если и не были - то, во всяком случае, Ельцин и компания заслуживают звания путчистов куда в большей степени.
[9] Вообще-то попытка познакомить людей с основами той или иной религии - ещё не есть навязывание. Навязывание - это когда человека заставляют принимать нормы этой религии силой. Свидетельствую своей гражданской и христианской совестью: таких попыток со стороны православных верующих в 90-е годы не предпринималось.

Tags: Восток - Запад, История Отечества, Лихие 90-е, Политика
Subscribe

promo mikhael_mark december 26, 2019 12:52 8
Buy for 10 tokens
Как известно, одним из главных аргументов тех, кто категорически выступает против передачи храмовых зданий верующим, является ограниченность финансовых ресурсов у Церкви и отсутствие понимания "всей всемирно культурной ценности этих старинных памятников". В итоге, делается вывод,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments