Михаил Маркитанов (mikhael_mark) wrote,
Михаил Маркитанов
mikhael_mark

Categories:

Приключения будущего космонавта

Позволю себе продолжить рассказ о подчинённых маршала И.С. Конева, о некоторых из тех, чьими трудами ковалась его полководческая слава и чьим подвигам в значительной степени мы обязаны Великой Победой. Одним из таких "тружеников войны" был будущий лётчик-космонавт СССР, Герой Советского Союза Георгий Тимофеевич Береговой.


Георгий Тимофеевич Береговой



СПРАВКА. Георгий Тимофеевич Береговой (1921 - 1995) - дважды Герой Советского Союза. Лётчик-космонавт СССР, ветеран Великой Отечественной войны. Украинец по национальности, уроженец Полтавской области. Первый в истории советской космонавтики ветеран Великой Отечественной войны, совершивший полёт в космос (всего таких случаев было два - вторым космонавтом-ветераном стал К.П. Феоктистов). В детстве занимался авиамоделизмом. Окончил Ворошиловградскую школу военных лётчиков в 1941 г. На фронтах Великой Отечественной - с августа 1942 г. Воевал в составе 3-й воздушной армии Калининского фронта. С сентября 1943 г. - командир эскадрильи. За успешные боевые действия против гитлеровских захватчиков удостоился своей первой медали Героя Советского Союза (26 октября 1944 г.). Совершил 186 боевых вылетов на штурмовике Ил-2, трижды был сбит. После войны - лётчик-испытатель. В 1963 г. зачислен в отряд космонавтов. 26 - 30 октября 1968 г. совершил космический полёт на корабле "Союз-3". После возвращения на Землю стал жертвой теракта: его машину на выезде из Кремля приняли за автомобиль Брежнева и обстреляли, космонавт был ранен. В 1972 - 1987 гг. - начальник Центра подготовки космонавтов. Кандидат наук. Депутат Верховного Совета СССР. (Источник)

Для Берегового оказаться в составе 3-й воздушной армии Калининского (коневского) фронта было большой честью. "Случилось то, - писал впоследствии Георгий Тимофеевич, - чему поначалу я просто отказывался верить и к чему потом долгое время не мог в глубине души привыкнуть. Явившись в пункт назначения, на один из фронтовых аэродромов в районе Осташкова, я услышал сразу и вместе те имена, которые впервые соединились еще в моих мальчишеских грезах — Каманин, Громов, Байдуков... Только теперь речь шла не о мальчишеских грезах, теперь герои детства по воле случая вошли в мою реальную сиюминутную жизнь. Командующим 3-й воздушной армией был М. М. Громов, одним из ее корпусов командовал Н. П, Каманин, а дивизией, в которую входил мой полк, — Г. Ф. Байдуков. Три прославленных летчика страны, три Героя Советского Союза, получивших это почетное звание еще в мирные годы, три человека, имена которых я не уставал повторять мальчишкой, жизнь которых брал для себя за образец".

Эту честь Береговой оправдал сполна своей безупречной службой.


Георгий Тимофеевич Береговой в годы Великой Отечественной войны

Сергей Михеенков в своей книге о маршале Коневе приводит следующий любопытный эпизод. Однажды группа штурмовиков "Ил-2", в которую входил и самолёт Берегового, в ту пору - младшего лейтенанта, вернулась с удачной штурмовки немецких укреплённых позиций и на земле обнаружилось, что самолёт Берегового отсутствует. Что с ним случилось сказать никто не мог. Береговой появился лишь через трое суток. Но не на самолёте, а на грузовике какой-то пехотной части.

А случилось вот что. После удачной штурмовки немецких позиций Георгий Тимофеевич обнаружил, что не израсходовал весь боекомплект. Отстреливаться снова по тем же позициям было бессмысленно - они перестали существовать. Внизу всё горело. И тут зоркий глаз младшего лейтенанта замечает немецкий эшелон, двигающийся к фронту из глубокого тыла. Мало ли, что он мог везти. Возможно - новые подкрепления только что разбитому врагу (а надо сказать, что в этот период войска Калининского фронта безуспешно бились о вражеские позиции, но никак не могли прорвать оборону немцев). Возможно - боеприпасы. Возможно - технику. В любом случае появление этого эшелона сулило немалые осложнения сухопутным войскам, которые должны были перейти в наступление вскоре после штурмовки. Береговой отделился от группы и атаковал вражеский поезд. Затем вернулся, прошёл вдоль железной дороги и снова атаковал. Второй удар получился удачным: паровоз сошёл с рельсов, потащил за собой вагоны... Дело было сделано, пора возвращаться. Но в этот самый миг неожиданно обнаружилось, что самолёт Берегового повреждён. "Мотор работал с перебоями, - пишет об этом эпизоде С. Михеенков. - Была пробита система водяного охлаждения. Сразу начало падать давление масла. Мотор в любое мгновение мог заглохнуть, и тогда самолёт «клюнет» вниз. Земля — рядом, высоту набрать не успел. Выход один — садиться. Но внизу территория, занятая противником. Дотянуть хотя бы до нейтральной полосы, там заметят свои… Но мотор заглох раньше. Машина заметно теряла скорость и пошла со снижением. Внизу лес. В школе военных лётчиков учили: на лес садиться так же, как на взлётную полосу. Плоскости уже рубили верхушки деревьев. Удар, другой, скрежет металла, треск дерева… Когда очнулся, увидел застрявший среди деревьев фюзеляж своего "Ил-2", дымящийся мотор улетел далеко вперёд, кругом срубленные деревья".


Ил-2 после удачной штурмовки



Поблизости находилась изготовившаяся к наступлению пехотная часть. Красноармейцы хорошо видели падение штурмовика и поспешили на выручку. Стрелок Берегового старшина Ананьев оказался сильно обожжён, его отправили в лазарет. А самого Берегового приняли как дорогого гостя: пехотинцы хорошо знали цену атакам штурмовиков, знали и о том, какому риску подвергают себя лётчики штурмовых эскадрилий - ведь им приходилось пикировать на наземные цели, идти прямо навстречу огню вражеских зениток. Чтобы Береговой смог добраться до расположения своего полка, пехотинцы выделили ему грузовик.

Итак, младший лейтенант Береговой лишился своего самолёта. Вдобавок, он нарушил приказ, самовольно оставив строй своего подразделения. Если бы не это ослушание, его самолёт был бы цел. Но ведь, с другой стороны, им был уничтожен вражеский эшелон, ценность которого - несоизмеримо выше, чем ценность одного единственного самолёта.

Второй эпизод боевой биографии Берегового мы обнаруживаем в его собственных воспоминаниях. "Тяжелые, набрякшие дождем облака наплывали с запада медленно и как бы нехотя. Переднее, напоминавшее формой разодранный вдоль голенища солдатский сапог, казалось, набухло дождевой влагой больше остальных. Но вместо дождя из него тремя черными каплями выпало звено фашистских «мессеров», И сразу задымил штурмовик ведомого.

Дать ручку влево и до упора педаль оказалось делом какого-то мгновения. Машина, резко накренясь, послушно вошла в крутой разворот. Спикировавший на меня фашист промазал. Трассы из его стволов прошили лишь то место, где только что находился мой штурмовик, а сам немец, будто стремясь догнать их, проскочил мимо меня вниз.

Выйдя из разворота, я тут же взял ручку на себя и дал полный газ. «Ил» свечкой пошел в набор высоты. До спасительного «сапога», из которого несколько секунд назад выскочили вражеские истребители, было теперь рукой подать: там немцы меня быстро не обнаружат. Натужно ревя мотором, моя машина продолжала карабкаться вверх. Теперь можно было перевести дух и оглядеться. Один из «худых»—так летчики называли в те дни «Мессершмитт-109» — исчез непонятно куда. Во всяком случае, его нигде не было видно. Другой, тот, что пытался вывести из игры меня, выходил сейчас из пике где-то далеко внизу, над самой землей. Зато третий... Тот явно не желал упускать легкую добычу. Набрав предельные обороты, он быстро настигал штурмовик с намалеванной на фюзеляже семеркой — машину моего новичка-ведомого. Самолет ведомого, продолжая дымить, заметно терял скорость и шел со снижением: казалось, что ничто его теперь не спасет — «мессер» вот-вот нагонит и разрядит по нему свои стволы.

Перед тем как войти в облачность, я еще раз прикинул расстояние, разделявшее меня и преследовавшего моего ведомого немецкого истребителя. Прикинул и понял: успею. Какое-то время шел вслепую сквозь плотную белесую мглу. Я знал, что фашист, хотя его и нельзя сейчас разглядеть, вскоре окажется где-то подо мной. Знал, что атака для врага окажется совершенно неожиданной.




Ил-2 в полёте


Мессершмитт Bf-109



И получилось именно так, как было задумано. Выйдя из облачности, я сразу обнаружил под собой самолет противника, тотчас перевел штурмовик в пикирование. Надо отдать должное немцу — среагировал почти мгновенно, сразу заложил глубокий вираж. И все же отвернуть в сторону ему не удалось — я полоснул его огненной трассой" (конец цитаты).

"Мессершмитт-109" считался одним из лучших истребителей Второй Мировой войны. А уж случаев атаки истребителей штурмовиками и вовсе было настолько мало, что по пальцам можно пересчитать. "Редкая, между прочим, штука, чтобы штурмовик на равных с истребителем сцепился, — цитирует в своих воспоминаниях Береговой слова одного из сослуживцев. — Стрелок иной раз из своего ШКАСа зацепит — это бывает... А вот чтоб наш брат лично, чтоб из передних стволов!.. Такое не часто встречается". "Мессер", повреждённый и дымящий, ушёл на запад. Дотянул ли он до своих или так и рухнул на полдороге, так и осталось невыясненным. Но для Берегового важно было другое: его "ведомый" вернулся в расположение части живым и невредимым, удачно совершив вынужденную посадку.

Вот такие вот эпизоды фронтовой биографии будущего космонавта и сложились в итоге к 1944-му году в золотую звёздочку Героя Советского Союза.

________________________________________________
См. также:
1. Победители "королевских тигров"

2. Дезертировал ... на фронт
3. Рассказ о генеральской жене

Tags: Браття-українці, Великая Отечественная война, История Отечества, Неизвестных героев не бывает
Subscribe

promo mikhael_mark december 26, 2019 12:52 8
Buy for 10 tokens
Как известно, одним из главных аргументов тех, кто категорически выступает против передачи храмовых зданий верующим, является ограниченность финансовых ресурсов у Церкви и отсутствие понимания "всей всемирно культурной ценности этих старинных памятников". В итоге, делается вывод,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments