Михаил Маркитанов (mikhael_mark) wrote,
Михаил Маркитанов
mikhael_mark

Categories:

Дезертировал... на фронт

Биографии великих полководцев в значительной степени делают их подчинённые. Мало безукоризненно разработать блестящую военную операцию - кто-то ведь будет потом эту операцию выполнять, рискуя собственной головой. И от мужества исполнителей зависит в бою не меньше, чем от таланта человека, отдающего приказы. Нашим маршалам Великой Победы в этом отношении повезло: они командовали настоящими героями. На одном из таких героев, фронтовая судьба которого оказалась тесно переплетена с фронтовой судьбой дважды маршала Победы Ивана Степановича Конева, мне бы хотелось сегодня рассказать. Слишком уж головокружительные виражи выписывала его жизнь.





Герой Советского Союза Иван Евграфович Фёдоров




Лётчику Ивану Евграфовичу Фёдорову повезло не только с именем (шутка ли - однофамилец и тёзка русского первопечатника!), но и с датой рождения, ибо появился он на свет 23 февраля - в день, который впоследствии назовут Днём Защитника Отечества, в день, который станет его профессиональным праздником. Родиной будущего "красного дьявола", как прозвали Фёдорова фашисты, был украинский город Харьков. В четырёхлетнем возрасте он переезжает с семьёй в Луганск, где окончил пять классов средней школы. Некоторое время, как сообщает сайт "Герои страны", работал на Луганском паровозостроительном заводе, одновременно занимаясь в школе Осоавиахима. С 1932 года связал свою судьбу с армией, а точнее - с военной авиацией.

В мае 1937 - январе 1938 года Фёдоров принял участие в Гражданской войне в Испании, официально находясь там с правительственной командировкой. Эта сторона его деятельности по понятным причинам не афишировалась, поэтому сегодня данные о количестве уничтоженных им в той войне вражеских самолётах сильно варьируются - от 2-х до 24-х. Достоверно известно одно: им было совершено 150 боевых вылетов. Именно там, в Испании, к нему и приклеилось прозвище Красный Дьявол. Видимо, сильно досаждал гитлеровцам и их марионеткам-франкистам его И-16.

После возвращения из Испании Фёдоров в 1939 году заканчивает Липецкие высшие авиационные курсы, некоторое время командует авиационными полками, а затем был назначен лётчиком-испытателем на горьковский авиазавод № 21. Шёл 1940 год.

В это время в Европе уже вовсю бушевала Вторая Мировая война, на севере Красная Армия штурмовала Линию Маннергейма в Финляндии, а на востоке японские империалисты расширяли своё господство в Китае. Именно в Китай и был отправлен наш герой в ноябре 1940 года. Правда, не в боевые части (о действиях советской авиации в ходе Японо-Китайской войны я уже писал здесь, здесь и здесь), а опять-таки лётчиком-испытателем на завод. В Китае Ивана Евграфовича встретило известие о нападении гитлеровской Германии на СССР. В 1942 году его отозвали на Родину, но вместо фронта... снова вернули на горьковский авиазавод.

А дальше произошло нечто совсем головокружительное. Об этом повествует С. Михеенков в своей книге "Конев. Солдатский маршал". После нескольких безуспешных попыток добиться направления на фронт официально, Фёдоров во время очередных испытаний истребителя ЛаГГ-3 бросил свой самолёт под мост в надежде, что за такое своевольство его уволят с завода - и путь на войну будет открыт. Вместо этого охрана открыла огонь по самолёту - боялись, что он может повредить мост. И тогда Фёдоров решил лететь прямиком на войну. Конечная цель путешествия вырисовывалась перед ним более чем отчётливо: на Калининском фронте командовал авиадивизией его давний друг генерал Михаил Громов. Фёдоров был уверен, что уж старый приятель не откажется принять его под своё начало.




Михаил Михайлович Громов



СПРАВКА. Громов Михаил Михайлович (1899 - 1985) - советский лётчик и военачальник, командовавший авиацией Калининского фронта. Из дворян. Сын военврача. В 1930-е годы прославился своими дальними перелётами, в частности, установил мировой рекорд дальности полёта по замкнутому маршруту. В 1934 году получил звание Героя Советского Союза. В 1937 году совершил перелёт в США через Северный полюс. В начале Великой Отечественной войны командовал авиадивизией. 5 мая 1942 г. произведён в генералы и назначен командующим 3-й воздушной армией в составе Калининского фронта. С 1944 года - начальник Главного Управления боевой подготовки ВВС. В запасе с 1955 года, занимался тяжёлой атлетикой.


Однако, поскольку самолёт находился на испытаниях, горючего Фёдорову хватило только до ближайшего аэродрома. Он там и сел, и, заметив солдата-заправщика, подозвал его к себе и потребовал заправить самолёт. Солдат, как того и требовал устав, сослался на необходимость разрешения от коменданта. Фёдоров полез в карман со словами: "Есть разрешение", - и вдруг неожиданно выхватил пистолет. "Ты в Бога веруешь?" - спросил он у солдата. Тот перетрусил. Самолёт был заправлен. Однако, солдат потребовал от Фёдорова расписку. Так "компетентные органы" и вышли на его след.

Между тем сам Фёдоров прибыл на аэропорт под Клин, где как раз в это время Громов проводил совещание. Только что он был назначен командующим 3-й воздушной армией, которую сам же и сформировал. Вдруг ему доложили, что какой-то сумасшедший закладывает над аэродромом немыслимые виражи. Громов выбежал посмотреть - и как раз в это время Фёдоров зашел на посадку. Вылез из машины и отрапортовал по всей форме: "Товарищ генерал-майор! Лётчик-испытатель Фёдоров прибыл в Ваше распоряжение!"


Иван Евграфович Фёдоров в начале Великой Отечественной войны.

Надо сказать, приобретение было действительно ценным: Громов хорошо знал о боевом опыте Фёдорова в Испании, знал и самого Фёдорова как пилота высочайшего класса. Да и новенький ЛаГГ-3 явно был не лишним: в тот период эта машина только ещё поступила в производство, на фронте не хватало таких истребителей. И Громов отстучал в Горький на авиазавод: "Лётчик-испытатель вашего завода майор Фёдоров с согласия народного комиссара временно переведён в истребительную авиацию". Громов отчаянно рисковал: никакого согласия народного комиссара и в проекте не существовало.

А через несколько дней дело дошло до Сталина. Сколь бы ни были высоки мотивы поступка Фёдорова, формально он вопиющим образом нарушил воинскую дисциплину - дезертировал с места службы, да ещё и угнал при этом самолёт. Приговор был суров: разжаловать в штрафбат. Однако Громов разбрасываться кадрами не любил - и отправился к Коневу. Фёдоров был лётчиком, что называется, от Бога - и Михаил Михайлович просил комфронта оставить его в авиации. Так у Конева родилась идея штрафных эскадрилий, где бы лётчики могли искупать свои проступки, не отказываясь от своей военной специальности и не растрачивая ценных лётных навыков. Иван Степанович позвонил Верховному.

Сталин выслушал идею, видимо, она показалась ему не лишённой целесообразности, однако, счёл нужным задать вопрос: кто, собственно, будет командовать проектируемой штрафной эскадрильей? Штрафбаты обычно поручали под команду наиболее проверенных и опытных офицеров. "Есть такой человек, - ответил Конев. - Я считаю, что эскадрилью можно поручить майору Фёдорову". "Этому анархисту?! - взвился Сталин. - Который бросил важный военный завод и дезертировал?" "Он дезертировал на фронт, товарищ Сталин", - спокойно возразил Конев. Аргумент подействовал. В самом деле, случай подобного рода был в военной истории, вероятно, уникальным. Да и дерзкий поступок Фёдорова требовал немалой отваги. Было, о чём призадуматься кремлёвскому диктатору.

4 августа 1942 года Сталин подписал приказ о создании штрафных эскадрилий. В 3-й воздушной армии Калининского фронта такую эскадрилью по представлению Конева возглавил Фёдоров. Лётчикам-штрафникам поручали самые опасные задания, за которые не взялись бы в здравом уме и трезвой памяти лётчики обычных частей. Полномочия Фёдорову дали широчайшие - вплоть до того, чтобы расстреливать подчинённых на месте без суда (к слову, этим правом он так до конца войны и не воспользовался). Под его командой собрались лётчики и самолёты всех типов - и бомбардировщики, и штурмовики, и истребители. И за считанные дни нагнали на немцев такого страху, что те окрестили фёдоровцев "фальконтирами" - озверевшими соколами. А прозвище, данное Фёдорову верховным, превратилось в его позывной - Анархист.

Вот типичный эпизод из боевой биографии Фёдорова и его лётчиков, взятый всё в той же книге Михеенкова: "Разведка в авиаполках была поставлена хорошо, и лётчики прекрасно знали расположение немецких аэродромов. «Девятка» Фёдорова вылетела ближе к вечеру. Аэродром отыскали быстро. С высоты двадцати метров бросили вымпел — банку из-под тушёнки с шестерней для веса и куском белой материи. В банке записка по-немецки: «Вызываем на бой по числу прилетевших. Не вздумайте шутить. Если запустите хоть на один двигатель больше — сожжём на земле». Немцы условие приняли. Первый «мессер» взлетел, второй. Иван кричит по рации: «Гришка, твой пошёл!» — «Есть мой!» — отвечает Гришка. Немец шасси убрал — наш уже рядом. Набрали высоту, разошлись — и бой начался. Иван первого сбил, бросился помогать товарищам".



Истребитель ЛаГГ-3 в бою. Именно на таких самолётах воевал Иван Фёдоров


За время боёв подо Ржевом штрафники Калининского фронта сбили около 400 самолётов противника, не считая сожжённых на земле. Четверо лётчиков эскадрильи по представлению своего командира были удостоены звания Героя Советского Союза. В октябре 1942 года на базе штрафной эскадрильи был сформирован регулярный авиационный полк, судимость с лётчиков сняли. В этом полку успешно воевала жена Ивана Евграфовича Анна Артемьевна. Командир лично выучил её летать, и на её счету скоро уже было 3 сбитых самолёта противника.

В декабре 1942 года И.Е. Фёдоров получил под командование авиационную дивизию. Участвовал в Орловской, Черниговско-Припятской, Гомельско-Речицкой, Псковско-Островской, Тартусской, Рижской, Млавско-Эльбингской, Восточно-Померанской и Берлинской операциях. После войны вернулся к работе лётчика-испытателя. Испытывал советские реактивные истребители. За мужество, проявленное при испытании новой техники, лётчик Иван Евграфович Фёдоров, прошедший всю войну, был удостоен, наконец-таки, звания Героя Советского Союза.



И.Е. Фёдоров в послевоенные годы.


А мог бы Иван Евграфович и дальше гнить на своём тыловом авиазаводе. Или сгинуть в штрафбате без следа и без особой пользы для страны и армии. Но решимость одного лётчика, профессиональная солидарность и готовность взять на себя ответственность другого в сочетании с полководческой мудростью Конева дали ему возможность проявить себя именно на том поприще, к которому он был наиболее подготовлен. Правда, ради этого пришлось ... дезертировать. На фронт.

Tags: Великая Отечественная война, История Отечества, Неизвестных героев не бывает
Subscribe

promo mikhael_mark август 12, 21:50 Leave a comment
Buy for 10 tokens
То, чего я так боялся в прошлом году, увы, становится реальностью и приобретает конкретные очертания. Похоже, с нашими поездками на озеро Большое Унзово - окончательно и бесповоротно всё. Рейдерам, захватившим нижегородский НИИ Радиотехники (причём на безупречно законных основаниях захватившим -…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments