Михаил Маркитанов (mikhael_mark) wrote,
Михаил Маркитанов
mikhael_mark

Историки о военных преступлениях Маннергейма. Продолжение.

Продолжаю публикацию материалов, рассказывающих о злодеяниях военного преступника, которому на днях была торжественно установлена мемориальная доска в Петербурге. На этот раз уважаемый petrredsea обращается к событиям Гражданской войны. И весьма красноречиво показывает, какую "горячую поддержку" простой финский работяга Маннергейм оказывал белым русским. Итак...


29 апреля 1918 года скорбная дата в русской истории, в этот день захватившие г. Выборг белофинские войска барона Маннергейма казнили без суда и следствия за Фридрихгамскими воротами, ставшими воротами смерти, русских и польских офицеров.

Бои за Выборг начались внезапной атакой вечером 23 апреля, которая была отбита. Но уже 29 апреля Выборг был очищен от красных финнов и многие русские вышли встречать освободителей. Именно освободителями считали солдат армии Маннергейма русские офицеры и гражданские лица. Многие из них служили в Выборге, многие бежали в Выборг от большевиков, но все ждали Маннергейма как освободителя начав, боевые действия в тылу красных финнов одновременно с атаками белых финских частей.





Но восторженное состояние русских душ сменилось полным отчаянием. Финны ворвавшись в Выборг хватали всех русских попавшихся им на улицах – офицеров, чиновников, гимназистов. Их повели к Фридрихгамским воротам, за которыми их ждала смерть.
Финские пулеметы косили за воротами всех, кто прошел через них. Мужчины, женщины, дети были убиты без суда и следствия, по прихоти финских офицеров. Были расстреляны и польские офицеры, которых приняли за русских. Озверевшие финские военные врывались в дома и убивали там только за то, что люди говорили по-русски.

«Один из русских эмигрантов, живших в то время недалеко от Выборга, так описывал происходившее в городе: «Решительно все, от гимназистов до чиновников, попадавшиеся в русской форме на глаза победителей пристреливались на месте; неподалеку от дома Пименовых были убиты два реалиста, выбежавшие в мундирчиках приветствовать белых; в городе убито 3 кадета; сдавшихся в плен красных белые оцепляли и гнали в крепостной ров; при этом захватывали и часть толпы, бывшей на улицах, и без разбора и разговоров приканчивали во рву и в других местах. Кого расстреливали, за что, все это было неизвестно героям ножа! Расстреливали на глазах у толпы; перед расстрелом срывали с людей часы, кольца, отбирали кошельки, стаскивали сапоги, одежду и т. д. Особенно охотились за русскими офицерами; погибло их несть числа и в ряду их комендант, интендант, передавший перед этим свой склад белым, и жандармский офицер; многих вызывали из квартир, якобы для просмотра документов, и они домой уже не возвращались, а родственники потом отыскивали их в кучах тел во рву: с них оказывалось снятым даже белье.»

Из дневника Анны Фостен, о событиях апреля 1918 г. в Выборге:
«Ежедневно выносились смертные приговоры, приводившиеся в исполнение на валах или во дворе казарм. Но мы не слышали выстрелов и не видели экзекуций.
Все глубоко опечалены той быстротой, с которой людей отправляли в вечность. Среди них много невинных. Самое печальное было то, что русские офицеры — наши друзья и сторонники белых — пошли той же дорогой смерти.»

Пережившие эту бойню русские так и не смогли понять, за что солдаты армии Маннергейма расправились с их родными. Ответственность за эти расправы лежат на главнокомандующем этой армии бароне Маннергейме. Всего было убито более тысячи русских людей и других национальностей идентифицированных финнами как русских. Большая часть их была похоронена в братских могилах Сорвальском и Ристимякском кладбищах Выборга.

В прошении протоирея Выборгского кафедрального собора Михаила Успенского говорится: «Наряду со многими сотнями русских семейств в г. Выборге и мою семью постигло тяжелое несчастье. Трое моих племянников, которых я воспитывал, как своих детей (они были сироты): Григорий Александрович Михайлов 23 лет, Андрей Александрович Михайлов 20 лет и Петр Александрович Михайлов 18 лет - погибли напрасными и невинными жертвами от руки белогвардейцев. В первый день вступления белой гвардии в Выборг они, взяв свои документы, пошли зарегистрироваться у белогвардейского начальства. Не зная за собой никакой вины, они смело и доверчиво шли, уверенные в благородстве и закономерности действий белой гвардии. И за свое доверие жестоко поплатились. Без всякой вины они были расстреляны белогвардейцами. Моя жена нашла их потом за Фридрихгамскими воротами в общей груде русских мученников.»

Еще 28 января 1918 г. в воззвании « К храбрым русским солдатам!» Маннергейм разъяснял, что его войска «сражаются не против России, они поднялись на защиту свободы и законного правительства». Его слова разошлись с делами.
«В Таммерфорсе после его взятия белыми 6 апреля 1918 г. было уничтожено около 200 русских, в том числе белых офицеров, число казненных русских в Выборге 26–27 апреля оценивается в 1000 человек, в том числе женщин и детей. Так, в далеко не полном, содержащим всего 178 фамилий, списке убитых в Выборге русских, хранящемся в ЛОГАВ, содержатся сведения об Александре Смирнове (9 лет), Касмене Свадерском (12 лет), Андрее Чубрикове (13 лет), Николае и Александре Наумовых (15 лет) и т. д. Под горячую руку белофиннов попали и некоторые поляки, которых расстреливали, вероятно, спутав с русскими (причем подобные «ошибки» случались и в других местах: например, один принятый за русского поляк был убит в Ууси Каарлепюю).

События в Выборге вызвали широкий резонанс в России. Советское правительство 13 мая обратилось к германскому послу В. Мирбаху с просьбой о создании совместной комиссии для расследования убийств русских жителей Финляндии. При этом происшедшее в городе описывалось следующим образом: «Здесь происходили массовые расстрелы ни в чем не повинных жителей русского происхождения, совершались чудовищные зверства над мирным русским населением, расстреливались даже 12-летние дети. В одном сарае в Выборге, как передавал свидетель, последний видел 200 трупов в том числе русских офицеров и учащихся. Жена убитого подполковника Высоких рассказывала свидетелю, что она видела, как уничтожаемые русские были выстроены в одну шеренгу и расстреляны из пулеметов. По словам свидетелей, общее число убитых за два дня доходит до 600 человек. После занятия Выборга белогвардейцами группа арестованных русских подданных, числом около 400 человек, среди которых находились женщины и дети, старки и учащиеся, были приведены к вокзалу; посоветовавшись между собой минут 10, офицеры объявили им, что они приговорены к смертной казни, после чего арестованные были отправлены к Фридрихсгамским воротам на «валы», где их и расстреляли из пулеметов; раненых добивали прикладами и штыками, происходило настоящее истребление русского населения без всякого различия, истреблялись старики, женщины и дети, офицеры, учащиеся и вообще все русские». Немало возмущения описанные выше факты вызвали и в рядах русского Белого движения, в результате чего многие его лидеры выступили позднее против обсуждавшихся проектов совместного с финнами похода на Петроград армии Юденича. Морской министр Северо-Западного правительства контр-адмирал В.К. Пилкин писал в 1919 году своему коллеге в правительстве Колчака контр-адмиралу М.И. Смирнову: «Если финны пойдут [на Петроград] одни, или хотя бы с нами, но в пропорции 30 тысяч против трех-четырех,— которые здесь в Финляндии, то при известной их ненависти к русским, их характере мясников…они уничтожат, расстреляют и перережут все наше офицерство, правых и виноватых, интеллигенцию, молодежь, гимназистов, кадетов — всех, кого могут, как они это сделали, когда взяли у красных Выборг».»

Список 178-ми русских граждан, убитых в Выборге в апреле 1918 года.

В период гражданской войны в Финляндии в Выборге — по неполным официальным данным — было расстреляно белыми финнами более 3 тыс. человек. Большая часть их — финские красногвардейцы, около 1 тыс. человек — русские, поляки, евреи и среди них — офицеры, солдаты, гражданские лица, в том числе женщины и дети… В ЛОГАВ хранится „Алфавитный список русских, убитых в Выборге в междоусобную войну в 1918 году без суда и следствия“8. В этом списке значатся 178 человек. За редким исключением, все они были казнены 29 апреля 1918 года, то есть в первый день прихода белых в Выборг. Примерно 150 человек были похоронены потом на Сорвальском кладбище (остальные — на Ристимякском). Из них 2 женщины, 16 молодых людей в возрасте от 9 до 20 лет, около 30 офицеров, в том числе 15 человек — члены Ликвидационной комиссии при 42-м армейском корпусе. Хоронили убитых, в основном, в братских могилах. При обследовании кладбища весной 2000 года были обнаружены надгробия двух отставных офицеров — артиллеристов.


фото отсюда

На них следующие тексты:
— „Владимиръ Алексеевичъ Высокихъ. 29 / IV 1918 г.“
— „Константинъ Павловичъ Климовъ. 29 / IV 1918 г.“

В „Алфавитном списке…“ о них следующие сведения:
„…Высокихъ Владимиръ Алексеевичъ, отставн. полковникъ Артиллерии. 43 л.“; „…Климовъ Константинъ Павловичъ, 33 л., бывший капитан Артиллерии“9.
Кроме того, об этих офицерах известно следующее:
В.А. Высоких являлся «начальником Выборгского артиллерийского склада», а капитан К.П. Климов исполнял обязанности начальника хозяйственной части этого же склада 12. Одновременно он являлся и председателем полкового комитета13.
21 марта 1918 года В.А. Высоких был назначен «начальником артиллерийского отдела» при созданном тогда для окончательной ликвидации военного имущества Управлении Выборгской крепости.

Об аресте этих офицеров автор статьи в газете «Свобода России» сообщил следующее: у белых имелся «какой-то проскрипционный „черный список“, куда будто бы были включены фамилии некоторых. Никто этому значения не придавал, так как беспартийность русских офицеров, казалось бы, была вне сомнения. Но, повидимому, такой список действительно был, так как, например, подполковник Высоких был арестован потому, что у него в квартире нашли разыскиваемого капитана Климова».

Очевидно, рядом с могилами Высоких и Климова находятся захоронения расстрелянных одновременно с ними артиллеристов: солдат и офицеров, и среди них — командира Выборгского крепостного артиллерийского полка подполковника М.Т. Софийского (1881 (?) — 29.04.1918). В период I мировой войны он воевал на Кавказе, был квалифицированным специалистом, имевшим изобретения и публикации в области артиллерии.


29 апреля у Фридрихгамских ворот состоится возложение цветов у места расстрела русских и польских офицеров. Приглашаем всех кто может приехать в Выборг в этот день присоединится к нашей акции, зажечь свечу и положить цветы к камню где были расстреляны русские и польские офицеры.



Продолжение темы от финского (!!!) историка Ларса Вестерлунда. Фрагменты из его книги.

Мы ждали вас как освободителей, а вы принесли нам смерть


Состоявшая, главным образом, из егерских батальонов Восточная армия под командованием генерал майора Эрнста Лефвстрема 29 апреля 1918 г. взяла Выборг. Захватив город, егерские отряды расстреляли, как предполагают, по меньшей мере, 360 - 420 проживавших или находившихся в Выборге русских.

* * *

Ранним утром 29.04.1918 г. в замок привезли некоторое количество пленных русских и тогда же в срочном порядке произвели несколько расстрелов. В статье петербургской газеты «Новая жизнь» есть описание этих расстрелов. 14.05.1918 г. в Петербург из Выборга прибыло 60 русских чиновников телефонной сети и телеграфа. Они рассказали, что «немцы (егеря) и белогвардейцы» арестовали при взятии Выборга практически каждого из них и повели в Выборгский замок. Прибыв на место, белые сразу же отвели в сторону семь человек и расстреляли на глазах других арестованных без суда и следствия. Среди расстрелянных были, в том числе, чиновники Арнольд Альбрехт и Александр Гобель. В намерения белогвардейцев входило проведение еще нескольких убийств, но что то помешало им сделать это. Петербургская газета «Дело народа» также писала о расстрелах в Выборгском замке. Согласно статье, 150 русских спрятались в находящихся напротив замка укреплениях. Всех их отвели в замок, где мужчин отделили от женщин. После этого мужчин поделили на группы по 20 человек и расстреляли во дворе замка. Среди расстреляных был и неизвестный полковник. Жены и матери смотрели на расстрел из окон и в ужасе от увиденного, некоторые из них сошли с ума.

* * *

Выборгский архитектор Виетти Нюканен рассказывал, как 29.04.1918 г. в 3.30 или 4.00 часа атакующие войска егерей захватили Выборгский замок: «Начиная с утра, егеря приводили в замок арестованных, среди которых было много людей с чинами и примерно десять человек из них позднее там же и расстреляли». Речь, очевидно, идет о русских представителях дворянства, чиновниках и офицерах, которых убили еще до начала массовых расстрелов в первую половину дня. Владелец лавки художника Эйнари Коскинен из Выборга подтвердил это следующим образом: «Примерно в 7 часов утра егеря расстреляли во дворе замка 6 русских пленных, часть из которых была в военной форме (…)». Об утренних расстрелах в замке капитан Кости Ниемеля рассказывал: «По пути из каземата во двор, рассказчик слышал много выстрелов, придя на место заметил, что егеря расстреляли во дворе замка 7 или 8 заключенных, очевидно, русских, среди которых был один джентльмен в гражданском».Согласно Ниемеля, казнь произвели по приказу адъютанта егеря лейтенанта 9 егерского батальона Эркки Парвиайнена, который был вынужден «отругать солдат за то, что они не стреляли залпом».
Сам Парвиайнен «из своего браунинга добивал в голову тех, кто не сразу умер (…)». Как слышал начальник выборгского щюцкора, капитан Микко Турунен, Парвиайнен лично застрелил трех человек. На допросах Парвиайнен признался, что стрелял в голову этих заключенных, «чтобы избавить их от страданий», и представил дело так, будто не находящиеся в его подчинении солдаты начали расстрел без его приказа. Согласно заявлению Ниемеля, все таки Парвиайнен принял решение о расстреле: «Когда на допросе схоронившиеся в одном из подвалов заключенные попытались сказать что либо в свою защиту, Парвиайнен достал браунинг и приказал молчать, а также расстрелять всех русских и арестованных в машине красногвардейцев. Из подвала пошли осматривать пленных, находивщихся на втором этаже, а заметив по бумагам некоторых русских, что те служили при большевиках, лейтенант Парвиайнен приказал отвести их в подвал к остальным приговоренным к смерти»

* * *

Во второй половине дня 29.04.1918 г. собранных на Выборгском вокзале русских пленных заставили маршировать к западным выборгским укреплениям. Примерно в 15 часов, как только группу расставили между валами в четыре ряда у Фридрихсгамских ворот, привели в исполнение, вероятно, заранее спланированный и подготовленный массовый расстрел. Очевидец, солдат Оскари Петениус, рассказывал об этом: «Один из заключенных по пытался сбежать, и его застрелили посреди дороги. Когда все заключенные прошли через первые ворота укреплений, им приказали встать в левой части крепостного рва так, чтобы образовался прямой угол. Когда пленные подошли туда, солдаты – охранники окружили их. Рассказчик слышал,
как им отдали приказ стрелять, но не знал кто приказал». Никакой возможности сбежать у заключенных не было. Их всех до единого растреляли из винтовок, ручного оружия или при помощи гранат. Петениус тоже принимал участие в казни, произведя пять выстрелов из винтовки.Видевший все командир выборгского щюцкора, капитан Микко Турунен рассказывал: «(…) их расстреливали между рвами, где была уже часть расстрелянных, и часть как раз в эту минуту расстреливаемых русских, около
нескольких сотен. Расстрел производило примерно сто финляндских солдат, среди которых были и офицеры. Согласно наблюдениям рассказчика, получилось так, что сначала стреляли перекрестным огнем из винтовок, затем палачи спустились вниз в ров и добили одного за другим оставшихся в живых пленных»

* * *

Перед входом в замок Бьерклунд сразу после массового расстрела наблюдал убийство: «там он заметил, что егерь и другой солдат пытались заставить находящегося на дороге мужчину спуститься в ров к группе пленных русских. Мужчина сопротивлялся, говорил, что он белофинн, смешавшийся с шествием заключенных на узкой дороге по пути домой. Сразу после этого рассказчик услышал два или три револьверных выстрела (…), а повернувшись увидел, как мужчина упал замертво, и догадался, что егерь застрелил его». Замечания Бьерклунда об участии егерей офицеров получили подтверждение в показаниях егеря прапорщика Отто Норденсвана:
«Когда рассказчик спросил, по чьему приказу расстреляли русских, один из младших офицеров пехоты ответил, что пленных допросили в замке и приговорили к смерти. Между валами были егеря офицеры в зеленой форме, по меньшей мере, один капитан, два или три лейтенанта и прапорщики.

***


Капитан ликвидационного управления Константин Назаров, по рассказам жены Анны Михайловны Назаровой, «вышел из дома в обозначенный день (29.04.1918 г.) в половину девятого утра поприветствовать белогвардейцев, и примерно в половину десятого пошел на вокзал, чтобы получить какое либо разрешение на пребывание. Но на вокзале была большая очередь из ожидавших, и он отправился домой, а затем в свою контору по адресу Екатерининская улица 21, где его вместе с другими членами ведомства арестовали в 11 часов утра». Он ни коим образом не помогал красногвардейцам и не являлся большевиком. Назарова расстреляли между валами в тот же день.

Инженер строитель Николай Никитин служил старшим техником в инженерном отделении ликвидационного управления. По заявлению его жены Евгении Никитиной, 29.04.1918 г. примерно в 8 часов утра он отправился из дома на службу, «где его арестовали и отвели прямиком на железнодорожный вокзал». Оттуда он в тот же день был доставлен на место массового расстрела.

Сергей Антоновский был российским подданным, военным чиновником, служил ревизором продуктовых складов крепости. По словам жены, «он никак не был связан с восставшими красногвардейцами». Его также расстреляли вечером между валами.

* * *

Большая часть убитых офицеров явно сочувствовала белым, и этому есть много подтверждений. Согласно информации, рассказанной бывшим смотрителем церкви Юхо Кочетовым, один живший в Выборге русский офицер в день взятия города «с букетом в руках и в униформе пошел приветствовать белогвардейцев, но был вместо этого расстрелян». Возможно, именно об этом офицере рассказывал Йох. Кайкко в своих мемуарах: «один имеющий связь с щюцкором русский офицер в высоком звании был убит вместе с Ээнокки (брат рассказчика). При полном русском обмундировании он отправился на улицу сказать белогвардейцам слова приветствия, и первый встреченный им солдат без раздумий застрелил его».

Tags: Гражданская война, История Отечества, Маннергейм
Subscribe

Buy for 10 tokens
То, чего я так боялся в прошлом году, увы, становится реальностью и приобретает конкретные очертания. Похоже, с нашими поездками на озеро Большое Унзово - окончательно и бесповоротно всё. Рейдерам, захватившим нижегородский НИИ Радиотехники (причём на безупречно законных основаниях захватившим -…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment