Михаил Маркитанов (mikhael_mark) wrote,
Михаил Маркитанов
mikhael_mark

Categories:

Суворов, Вандея, Наполеон...

К 290-летию со дня рождения великого Суворова

В то самое время, когда Суворов одерживал свои знаменитые победы при Фокшанах и Рымнике, громя многократно превосходящие силы турок, в Европе произошли события, радикально перевернувшие весь геополитический расклад. Во Франции вспыхнула так называемая "Великая Французская революция".







Штурм Бастилии стал общепризнанным началом Французской революции



14 июля 1789 года, за неделю до знаменитой суворовской битвы при Фокшанах, толпой восставших парижан была взята Бастилия - символ абсолютистского "террора" [1]. В октябре того же года - то есть, вскоре после Рымникской победы - король Людовик XVI и его семья оказались фактически пленниками революционной толпы. В ноябре того же года революционные органы власти конфисковали и продали с аукциона церковные земли. В июле 1790 года, когда Суворов томился от безделья, ещё не зная, что Господь и князь Потёмкин уготовили ему участь измаильского победителя, революционное правительство Франции потребовало от священников присяге на верность не папе Римскому, а французскому государству, что послужило началом многолетнего противостояния между христианами всего мира и французскими "карманьольцами" - революция перестала быть явлением, более-менее религиозно-нейтральным, и правратилась в открытый богоборческий бунт. Через полгода, после Ясского мира, завершившего Вторую Турецкую войну, в ночь с 9 на 10 августа 1792 года орды мятежников-христофобов взяли штурмом королевский дворец - король укрылся от вандалов в законодательном собрании и был низложен. Оказалось, что игрушки вольтеровского остроумия стреляют, причём очень неплохо. В январе 1793 года король был публично казнён по надуманному обвинению в измене. До суворовского штурма Варшавы оставалось немногим менее двух лет...

Безусловно, Суворов живо интересовался событиями во Франции. Безусловно, будучи набожным христианином, он резко осуждал революцию и породившие её "просветительские" идеи. Осознавая враждебность королевской Франции к России, её весьма недвусмысленную роль в развязывании Второй Турецкой войны, Суворов в то же время прекрасно понимал, что новое французское правительство не только не станет к нам более дружественным, но, напротив, оно движимо такими силами, которые сделают его опасным для всего человечества [2]. Но в то же время Суворов оставался в первую очередь военным профессионалом. И на многие вопросы смотрел именно таким, холодно-профессиональным взглядом. Тем интереснее оказываются его суждения и тем поразительнее - прогнозы.




Суворов в Кончанском обдумывает план войны с французами


Суворов отнюдь не считал французских республиканцев быдлом, достойным только всяческого презрения. Он видел их сильные стороны - и не стеснялся об этом говорить во всеуслышание. Главной сильной стороной республиканцев полководец считал то, что они знают, за что воюют, и умеют вселить свой энтузиазм в массы. То, что удавалось проделывать Суворову со своими солдатами, он видел и в лице своих потенциальных противников: голодные и полураздетые французы шли в атаку на лучшие полки Австрии и Пруссии с развёрнутыми знамёнами и с пением "Марсельезы" - и хвалёные полки, прославившиеся под знамёнами Лаудона и Фридриха Великого, обращались перед ними в бегство. Молодые французские генералы не кончали европейских  военных академий - но благодаря этому они не были связаны шаблонами устаревшей линейной тактики и смело экспериментировали с колоннами и рассыпным строем, умея создать превосходство над противником на нужном направлении.

Главной же слабостью французской контрреволюции Суворов считал "неумение желать". "Чтобы иметь успех, - подчёркивал Александр Васильевич в разговоре с эмигрантом-французом Гильоманшем-Дюбокажем, - надо иметь силу воли" [3]. Свергнутые аристократы и клерикалы заняли позицию жертвы, что Суворов полагал крайне ошибочным и опасным. Не только потому, что роялисты так и не смогли организовать восставшему народу достойного сопротивления. Суворов всегда оставался патриотом и как таковой отлично понимал патриотические чувства французов. То, что роялисты-эмигранты разбрелись по белу свету, жалуясь на притеснения со стороны новой власти и умоляя европейские дворы об интервенции во Францию, ставило эмигрантов в положение национальных изменников - и тем самым ещё больше сплачивало против них народ. Суворов со стороны прекрасно видел то, чего не хотели замечать французские роялисты: Австрия, Пруссия и Англия не воюют во имя отвлечённых принципов, их интересуют только собственные геополитические интересы - а значит королевская власть, восстановленная руками таких "союзников", получит под управление сильно ослабленную Францию, надолго выбитую из числа ведущих геополитических игроков. Что будет чревато для неё новыми потрясениями и новыми бунтами.

Тем с большим энтузиазмом Суворов принял известия о выступлении в Вандее. Крестьяне, проживавшие в этом французском департаменте, не приняли антихристианской политики республиканцев, отказались подчиниться приказу о мобилизации в революционную армию и развернули против неё партизанскую войну. Ответом стал массовый террор революционных войск против крестьян и вдохновлявших их священников.

Суворов с сочувствием наблюдал за развернувшейся гражданской войной [4]. Дюбокаж вспоминал, что однажды Суворов вызвал его к себе и сообщил о своём намерении писать к Шаретту. "Пётр Гаврилович, - передаёт речь русского полководца француз, - слушай, брат, я хочу писать к Шаретту, ты ему скажешь, что я дивлюсь ему, что я его поздравляю... Ты мне принесёшь вечером письмо, я его подпишу... Если ему удастся (победить революцию - М.М.), то он будет великим человеком" [5].





Франсуа Шаретт


СПРАВКА. Шарретт, Франсуа Атаназ де-ла Контри (1763 - 1796) - один из вождей контрреволюционного восстания шуанов. Лейтенант военно-морского флота. В 1792 году вернулся из эмиграции, чтобы защитить королевскую семью во время восстания 10 августа. Спасти короля отважному моряку не удалось, и он был арестован. От казни его спасло только вмешательство генерала Ш.Ф. Дюмурье. В 1793 году согласился возглавить контрреволюционное восстание крестьян. Участвовал во взятии Сомюра и Нанта, после падения Нанта покинул город последним. Участвовал в битве при Тиффоже. Отличался благородным нравом: после того, как из капитулировавшего гарнизона Нуармутье 200 человек были расстреляны вопреки прямому приказу Шаретта, он оставил ряды "Католической королевской армии" и с небольшим отрядом единомышленников развернул партизанскую борьбу против руспубликанцев. Девизом Шаретта было: «Часто сражался, редко бывал побежден, никогда не был сражен». В марте 1796 года попал в плен и расстрелян в Нанте.

Впрочем, Суворов не обольщался на счёт перспектив Вандеи. Отдавая должное героизму повстанцев-клерикалов, он в то же время говорил: "Не предвижу ничего прочного в Вандее. Каждую минуту можно ожидать его (Шаретта - М.М.) гибели" [6].

На противоположной стороне баррикад внимание Суворова привлёк молодой генерал Наполеон Буонапарте, вскоре сменивший свою итальянскую фамилию на более привычное для французов "Бонапарт". Широко известны такие отзывы Суворова о будущем ужасе Европы: "Широко шагает мальчик! Пора бы унять!" - и: "Всю тактику у меня побрал! Ничего, когда-нибудь встречу воришку - заставлю вернуть краденое". В этих отзывах, на первый взгляд, сквозит некое пренебрежение. Суворов, безусловно, годился Бонапарту едва ли не в дедушки. Тем не менее, Александр Васильевич считал его одним из трёх  величайших полководцев всех времён и народов. "Он герой, он чудо-богатырь, он колдун! - говорил Суворов о Наполеоне. - Лишь только вступил на путь военачальника, как он уже разрубил гордиев узел тактики. Не заботясь о числе, он везде нападает на неприятеля и разбивает его начисто. Ему ведома неодолимая сила натиска" [7]. Что имел в виду Александр Васильевич? Излюбленную стратегию Наполеона - не отвлекаясь на штурм укреплённых пунктов, атаковать главные силы противника в поле и разбивать их в одном генеральном сражении. Суворов видел в этом отголоски своей "науки побеждать", согласно которой отступивший враг не считался побеждённым - врага надлежало бить до полной капитуляции или истребления. "Недорубленный лес опять вырастает", - говаривал будущий генералиссимус, разумея не кровожадное истребление всех несогласных, как приписывали ему "ревнители древлего благочестия" в 90-е - 2000-е годы, а только то, что отступившая армия неизбежно приведёт себя в порядок и снова обратится в головную боль для недавнего победителя. Не с традиционным христианским человеколюбием полемизировал Суворов, а с косной традицией давать отступающему неприятелю "золотой мост".




Наполеон в 90-е годы XVIII века


В целом же Суворов прекрасно понимал, что разбойничья по природе своей западная цивилизация, в лице революционной Франции освобождённая от оков христианской нравственности,  рано или поздно предъявит свои претензии на мировое господство, в том числе (а пожалуй, что и в первую очередь) - и на бескрайние просторы России с её природными богатствами. И готовился к войне с Францией не из преданности отвлечённым монархическим идеалам, а из опасений за свою Родину. Прогнозы Суворова поражают: в 1796-м году он не только предсказал, что Франция сделает плацдармом для своей агрессии Польшу, но и точно назвал численность армии вторжения, и указал, что европейские монархи, ныне вооружившиеся против "санкюлотов", против России окажутся на их стороне [8]. И потому томился своим вынужденным бездействием, и строчил письма во все инстанции, требуя перейти к активным боевым действиям и разбить французов, пока они увязли в германских и австрийских владениях. Конечной целью будущей войны Суворов видел только Париж, ибо только сокрушив агрессивный богоборческий режим во Франции, можно было обеспечить России и Европе прочный мир.

Александр Васильевич не знал, что Екатерина уже начала дипломатическую подготовку этой желанной для него войны, что войска, которыми ему поручено было командовать в Украине, по сути являлись экспедиционным корпусом, назначенным для вторжения во Францию. И что именно ему, Суворову, была уготована роль спасителя христианской Европы (а заодно - и России). Всего этого Суворов знать не мог. Но готовить к возможной войне своих подчинённых было в его власти. Что он успешно и делал.

В. Лопатин приводит следующий любопытный эпизод. Когда в иностранных газетах  сообщили, что республиканский генерал Моро оказался окружён австрийскими войсками, Суворов распорядился перевести статью на русский язык и немедленно созвал военный совет. Благо, в статье подробно сообщалось, какие австрийские генералы и фельдмаршалы командуют войсками, сколько у каждого из них солдат и пушек. На первый взгляд выходило складно: Моро оказался в западне. Суворов же предложил своим подчинённым офицерам "проиграть ситуацию" за Моро и подумать, как можно было бы действовать. Вердикт генералов был единодушен: Моро будет вынужден капитулировать. Суворов же указал на карте мост и твёрдо изрёк: если этот австрийский генерал (имени его Лопатин не называет) не успеет помочь генералу, защищающему мост, то Моро тут прорвётся. Вскоре стало известно, что прогноз Суворова сбылся с точностью: Моро прорвался, и именно по этому мосту.



Широко известный рисунок, на котором Суворов обучает своих солдат.





Тогда, в 1796-м году, скрестить шпаги с Наполеоном Суворову помешала смерть Екатерины. Вступивший на престол Павел, не одобрявший политику матери, отменил все военные приготовления (и как знать - не в этом ли была глубинная причина столь явного раздражения Суворова против всех павловских нововведений?). Но и впоследствии фельдмаршал продолжал размышлять о возможном боевом столкновении с возмутителями спокойствия и путях победы над ними. В 1798-м году, в период Кончанской ссылки Суворов встретился с генералом Прево-де-Лемуаном, которого Павел просил поинтересоваться мнением Суворова о событиях в Европе. Александр Васильевич тут же смекнул, что миролюбивому настроению государя пришёл конец, и охотно продиктовал визитёру вполне осмысленный план войны, вновь указав на Париж как на конечную цель.

В общем, Суворов был готов встретиться на поле боя с лучшим полководцем Запада, ждал этой встречи, желал её и готовил войска к ней. Не по причине своей природной кровожадности, а от чёткого понимания природы французской революции и неизбежности французской агрессии против России. Финал мы знаем: в 1799-м году Суворов возглавил объединённые русско-австрийские силы, действующие против французов. Но Париж ему взять так и не дали, ибо союзники блюли только свои интересы. Суворов умер в 1800 году. Спустя 12 лет французская армия, в точности соответствовавшая по своему составу и численности прогнозам Суворова, обрушилась на Россию именно с того направления, с которого её ждал великий полководец. Ценой сожжения Москвы и разорения богатейших русских губерний российское правительство вынуждено было признать правоту генералиссимуса. А ведь этих потерь можно было бы избежать...



___________________________________________________________
Примечания
[1] В действительности в этой "страшной" тюрьме содержалось только 7 узников; после штурма несколько солдат и офицеров гарнизона, включая коменданта, были растерзаны толпой.
[2] Респект сторонникам теории, будто "враг моего врага - мой друг".
[3] Лопатин В.С. Суворов. - М.: Молодая гвардия, 2012. - с. 305.
[4] Именно в те годы родился данный термин. И оттуда же родом привычка называть контрреволюционеров "белыми": восставшие крестьяне-шуаны украшали свою одежду белыми ленточками или белыми цветами в знак поддержки королевской власти.
[5] Лопатин В.С. Суворов. - М.: Молодая гвардия, 2012. - с. 304.
[6] Лопатин В.С. Указ. соч. - с. 305.
[7] Лопатин В.С. Указ. соч. - с. 318.
[8] Лопатин В.С. Указ. соч. - с. 316.

Tags: Век восемнадцатый, История Отечества, Наполеоновские войны, Суворов
Subscribe

Posts from This Journal “Суворов” Tag

Buy for 10 tokens
То, чего я так боялся в прошлом году, увы, становится реальностью и приобретает конкретные очертания. Похоже, с нашими поездками на озеро Большое Унзово - окончательно и бесповоротно всё. Рейдерам, захватившим нижегородский НИИ Радиотехники (причём на безупречно законных основаниях захватившим -…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments