Михаил Маркитанов (mikhael_mark) wrote,
Михаил Маркитанов
mikhael_mark

Category:

Павел I: тиран или жертва?

12 марта 1801 года, ровно 215 лет тому назад, группой заговорщиков-аристократов был предательски убит император Павел I. Рассказывают, что после злодеяния, когда гвардейских солдат среди ночи неожиданно разбудили, дабы привести их к присяге новому императору, кто-то из цареубийц, пьяный вдрабадан (не на радостях - для смелости), крикнул: "Радуйтесь, ребята, тиран умер!" - и получил ответ: "Для нас он был не тиран, а отец!" Заметьте, кстати: солдат разбудили среди ночи, чтобы повести к присяге, не стали даже утра ждать - сильно, видать, боялись солдат заговорщики!






Убийство Павла I стало последним из удавшихся дворцовых переворотов, закрыв тем самым русский XVIII век, хотя хронологически оно относилось уже к веку XIX-му. И это был переворот, оставивший по себе самую недобрую память.
Юный А.С. Пушкин писал в своей оде "Вольность":

Когда на мрачную Неву
Звезда полуночи сверкает,
И беззаботную главу
Спокойный сон отягощает,

Глядит задумчивый певец
На грозно спящий средь тумана
Пустынный памятник тирана,
Забвенью брошенный дворец...

Он видит — в лентах и звездах,
Вином и злобой упоенны,
Идут убийцы потаенны,
На лицах дерзость, в сердце страх.

Молчит неверный часовой,
Опущен молча мост подъемный,
Врата отверсты в тьме ночной
Рукой предательства наемной...

О стыд! о ужас наших дней!
Как звери, вторглись янычары!..
Падут бесславные удары...

Погиб увенчанный злодей.




Михайловский замок - место, где был убит Павел Первый


Павел - "увенчанный злодей", но - "как звери", но - "бесславные удары". И образ заговорщиков, столь явственно предстающий перед глазами читателя, далеко не симпатичен. Они и не были симпатичны - эти "янычары" начала XIX века. Граф Пален - глава заговора - разделил свой отряд на два. Один из этих отрядов во главе с Л. Беннигсеном отправился убивать. Второй Пален оставил при себе. Как он объяснил сообщникам - на случай, если бы "тиран" вырвался, чтобы перекрыть ему пути отхода. Но злые языки упрямо поговаривали, что Пален банально решил подстраховаться. И в случае, если бы что-то пошло не так - он явился бы со своими людьми арестовать убийц-неудачников, представ перед царём "спасителем трона". Предварительно Пален постарался очернить перед подозрительным Павлом его супругу Марию Фёдоровну, представить дело так, будто заговор возглавляет императрица. И Павел распорядился заколотить двери, ведущие в покои императрицы из его спальни, отрезав себе последний путь к отступлению.




П. Пален, Н. Зубов, Л. Беннигсен - главари переворота 1801 года

Леонтий Беннигсен, ворвавшись вместе с прочими в царскую спальню, увидел, что императора нет. Заговорщики поначалу решили, что жертва от них ускользнула, однако, Беннигсен заметил за ширмой ноги императора и убрал ширму. После чего предоставил пьяным офицерам разбираться с Павлом, а сам вышел в коридор разглядывать картины. Это позволило ему в дальнейшем утверждать, будто он не имеет к убийству ни малейшего отношения.

И лишь граф Николай Зубов, спьяну плохо соображавший, что творит, а потому - бесстрашный, тупо мясничал, нисколько не терзаясь угрызениями совести и не вспоминая о долге присяги. Когда Павел начал препираться с мятежниками [1], Зубов оглушил его ударом табакерки, после чего мятежники всей толпой накинулись на Павла и буквально растерзали его.

Солдат, как я уже сказал, боялись. И к перевороту не привлекали, в отличие предыдущих дворцовых заговоров, в которых именно солдаты гвардейских полков выступали главной движущей силой. Связано это было не только с тем, что Павел был популярен среди нижних чинов. Но и с тем, что этот заговор, в отличие от предыдущих, приведших на трон Елизавету и Екатерину, не носил и не мог носить патриотического характера. Павел не заключал, в отличие от своего отца, унизительного мира с врагами Отечества и не шёл им на территориальные уступки. Вероломство союзников по антифранцузской коалиции русские солдаты и их полководцы - Суворов, Римский-Корсаков и Ушаков - сполна испытали на себе. А потому наметившееся сближение с наполеоновской Францией трудновато было представить геополитической капитуляцией.  При Павле не было тотального засилья иноземцев, как перед воцарением Елизаветы - большинство его приближённых были русскими. Заговор же активно финансировался антирусскими силами из-за рубежа: английский посол Уитворт едва ли не в открытую финансировал заговорщиков через сестру братьев Зубовых - свою любовницу Ольгу Жеребцову. Именно деньги Уитворта позволили Палену привлечь на свою сторону Леонтия Беннигсена, сыгравшего в перевороте ключевую роль.

На этом фоне фигура убиенного Павла Первого выглядит куда более привлекательной.  Я бесконечно далёк от того, чтобы идеализировать этого императора, подобно гитлеровскому приспешнику Б. Башилову, назвавшему свой очерк о Павле "Рыцарь времён протекших". У Павла были грубые просчёты как во внешней, так и во внутренней политике, при принятии решений он нередко руководствовался эмоциями. Так было, например, при возникновении франко-русского альянса, когда установление во Франции диктатуры Наполеона было воспринято Павлом как победа над революционным хаосом и шаг в сторону Реставрации [2]. Решение о разрыве с Британией и Австрией было, безусловно, оправданным и назревшим, учитывая их явно недружественную политику, однако ни Павел, ни его правительство толком не продумали экономических последствий принимаемого решения. Заменить английский импорт французским оказалось невозможным.



Император Павел Первый

Столь же непоследовательными предстают действия Павла и в религиозной сфере. На рубеже ХХ и XXI веков праворадикальные круги выступили с инициативой о канонизации Павла в лике святых мучеников. Спору нет, государь погиб страшной смертью - и погиб от рук заведомых предателей и безбожников [3]. Однако, не стоит забывать о том, что император имел любовниц. А также и о его экуменических проектах. Приняв под своё покровительство Мальтийский духовно-рыцарский орден, Павел учредил в России его приорство, в которое, вопреки уставу этого католического ордена, открыл доступ как православным, так и протестантам. В итоге возникла вопиюще антиканоническая смешанная религиозная община [4]. В его царствование существовал проект приглашения в Россию папы Римского, не чувствовавшего себя в безопасности в сотрясаемой революционными войнами Европе. От мальтийцев же, видимо, идёт и другой противоканонический шаг убиенного императора: Павел официально, законом провозгласил себя главой Русской Православной Церкви [5].

И всё же Павел Первый стремился к возрождению того, что традиционно понималось под христианской государственностью. Эти традиции, существенно расшатанные за годы правления Екатерины, потакавшей вольнодумным и безбожным увлечениями аристократии и принявшей ряд репрессивных мер в отношении Церкви, представляли роль человека в государстве как служение. Служение Церкви, на страже которой стоит государство, и самому этому государству - для облегчения этой его сверхзадачи. Изнеженное екатерининское дворянство он обязал служить, вызвав в полки всех числившихся там офицеров. Не явившихся, а также "мертвых душ" - не секрет, что при Екатерине родители нередко записывали в полки своих новорождённых, а то и не родившихся ещё детей, числившихся "в бессрочном отпуску" до своего совершеннолетия и окончания учёбы - Павел беспощадно отправил в отставку, открыв дорогу тем, кто действительно стремился служить. Распутство и роскошь перестали официально поощряться. Цензуру ужесточили. В Европе, охваченной революционными войнами, Павел стремился выступить "защитником престолов и алтарей". В то же время он не стремился к агрессивным войнам - в полном соответствии с заповедью Евангелия. Приготовления к войне против Франции, начатые Екатериной, были им прекращены, и лишь продолжение захватнической политики самой Франции вынудило его всё-таки послать войска в Европу.

В провозглашении себя "главой Церкви" угадывается попытка Павла опереться на авторитет монархической власти, чтобы таким образом поддержать Церковь. Но и здесь мы видим больше эмоций, нежели продуманных действий: ни канонических препятствий своим реформам, ни падения самого авторитета монархии Павел словно не замечал.



Державный экуменист: Павел I в одеянии гроссмейстера Мальтийского ордена

Экуменизм Павла также может быть, если не оправдан, то понят. Он в корне отличался от экуменизма завсегдатаев межконфессиональных "встреч" в 1990-е, от экуменизма подписантов Шамбезийского и Баламандского документов [6]. Эти договоры подписывали от имени Церкови, обессиленной годами большевистских гонений, и страны, потерпевшей сокрушительное поражение в Холодной войне, выкинутой на долгие годы из "мирового концерта". Россия же Павла Первого стояла твёрдо на фундаменте громких побед Суворова, Потёмкина и Ушакова, в то время как папа Римский едва не сделался пленником французских республиканцев. Павел предлагал папе помощь с позиции сильного. Соответственно, в проектируемом союзе (и речь всё-таки шла не об унии, хотя иезуит патер Грубер и пытался склонить к ней императора Павла) Православной Церкви отводилась доминирующая роль.

Что же касается "мальтийского проекта", то, при всей его антиканоничности и кажущейся иррациональности, он в полной мере отвечал государственным интересам России - ибо позволял нашей стране получить постоянную базу на Средиземном море, не завися больше от прихотей стамбульского двора. Многие мальтийские рыцари охотно нанимались на русскую службу ещё при Екатерине II. Павел знал их боевые качества - потому и отнёсся благосклонно к их предложению. Вот только союзники России по антифранцузской коалиции русские интересы в расчёт не приняли - Англия решила оставить Мальту за собой...

Как бы там ни было, а убили Павла не за это. Не за его экуменические проекты и даже не за его непоследовательность. Его убили, как справедливо указывает историк П. Романов в "Аргументах и фактах" [7] за то, что ограничил дворянский произвол. За то, что заставил изнеженных гвардейских офицеров реально служить, а саму гвардию из аморфного и парадного формирования превратил в полноценное воинское соединение [8]. За то, что "первым вторгся в запретную даже для государей область взаимоотношений помещика и крепостного", - по меткому определению того же автора из "АиФ". - "Указ 1797 года зафиксировал норму крестьянского труда в пользу помещика — не более трёх дней в неделю". За то, что ограничивал роскошь и сам первым подавал в этом пример - ибо "золотой век" Екатерины обернулся для казны сущим разорением. Единственное, что могли записать себе в "актив" цареубийцы - это нанесённый внешней политикой Павла вред от прекращения в Россию английского импорта. Однако... однако не забудем, что Павел процарствовал всего пять лет. Доведись ему царствовать больше - возможно, Россия увидела бы и благотворные плоды его дипломатических разворотов, ведь ограничение импорта на первых порах приводит к снижению уровня жизни - а в долгосрочной перспективе укрепляет местную промышленность. Спрос, как известно, рождает предложение.


Вахтпарад при Павле I

Ну, и последнее. Стоит, наверное, всё же остановиться на знаменитых павловских репрессиях. Репрессии были. И вспышки гнева у императора действительно случались [9]. И жертвами этих вспышек гнева действительно нередко становились весьма и весьма заслуженные и уважаемые люди (самый знаменитый пример - это, безусловно, А.В. Суворов). Однако, не стоит забывать, что император был вспыльчив, но отходчив. Как только припадок гнева проходил, Павла Петровича не составляло труда убедить в несправедливости только что наложенных взысканий. И если царь действительно бывал несправедлив, то эту свою несправедливость он старался загладить милостями.  Не стоит забывать, что ярость императора слишком часто бывала справедливой - ибо обрушивалась на нерадивых офицеров, пренебрегавших своими служебными обязанностями. Не стоит забывать, что солдаты - самая бесправная, после крепостных крестьян, категория населения в Российской империи - практически никогда не становились жертвами высочайшего гнева. А наиболее скандальные "факты" репрессий на поверку оказываются не более, чем досужими вымыслами. Бывали и случаи сознательного искажения императорских повелений с провокационными целями [10].

В общем, убийство императора Павла Первого заговорщиками, действовавшими в личных видах и на английские деньги, стало первой ступенькой на пути к роковому февралю 1917-го.  

_________________________________
Примечания
[1]
Обнадёженный Паленом, Павел ожидал его на помощь, и потому тянул время, стараясь говорить как можно громче - чтобы привлечь внимание.
[2] Наполеон от мыслей о Реставрации был, разумеется, бесконечно далёк - ему хотелось властвовать самому. Но не будем забывать, что Павел никак не мог предвидеть будущей политики Наполеона, перед глазами же его был пример Английской буржуазной революции, в ходе которой личная диктатура Кромвеля действительностала ступенькой к Реставрации.
[3]
многие из которых являлись при этом масонами и антимонархистами, а самые горячие головы вообще предлагали не ограничиваться Павлом, а вырезать всю царскую семью
[4] Эта община была именно религиозной, поскольку сам Мальтийский орден являлся духовно-рыцарским, т.е. - католическим монашеским орденом.
[5] Напоминаю, что главой Церкви может быть только Христос. Павел же мало того, что проигнорировал столь явное требование Священного Писания, но и перевернул, по сути, церковную иерархию вверх ногами: оставаясь мирянином, он ставил себя в церковном отношении выше архиереев.

[6] На всякий случай напомню, что ни тот, ни другой документы не нашли поддержки со стороны Архиерейского Собора. А значит - никаких оснований обвинять нашу Церковь в "баламандской" или в "шамбезийской" ереси нет.
[7] Романов П. Павел Первый требует реабилитации // Аргументы и факты, 12.03.2014. Романов Пётр Валентинович - историк, писатель, публицист, автор книг «Россия и Запад на качелях истории», «Преемники. От Ивана III до Дмитрия Медведева» и др. Автор ряда документальных фильмов по истории России.
[8] При Павле Первом впервые со времён Петра Великого Гвардия приняла участие в боевых действиях - против Франции в 1799 году.
[9] П.В. Романов полагает эти вспышки гнева болезненными припадками. И совершенно справедливо напоминает, что таким же в точности вспышкам беспричинного гнева был подвержен и Пётр Великий - однако, ни один вменяемый патриот России не дерзнёт на этом основании объявить Петра сумасшедшим. Павла объявили.
[10] Н.И. Греч вспоминал:
«Однажды император, стоя у окна, увидел идущего мимо Зимнего дворца и сказал, без всякого умысла или приказания: “Вот идет мимо царского дома и шапки не ломает”. Лишь только узнали об этом замечании государя, последовало приказание: всем едущим и идущим мимо дворца снимать шапки...
Переехав в Михайловский замок, незадолго до своей кончины, Павел заметил, что все идущие мимо дворца снимают шляпы и спросил о причине такой учтивости. “По высочайшему Вашего Величества повелению”, — отвечали ему. “Никогда я этого не приказывал!” — вскричал он — и приказал отменить новый обычай». И как же это нововведение "отменяли"? А очень просто - на следующий день полицейские принялись старательно бить в морду любого, кто снимал перед царским дворцом шапку. Что после этого люди начинали думать об императоре, предоставляю домыслить читателям.

Tags: Век восемнадцатый, История Отечества, Павел Первый
Subscribe

Buy for 10 tokens
То, чего я так боялся в прошлом году, увы, становится реальностью и приобретает конкретные очертания. Похоже, с нашими поездками на озеро Большое Унзово - окончательно и бесповоротно всё. Рейдерам, захватившим нижегородский НИИ Радиотехники (причём на безупречно законных основаниях захватившим -…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 17 comments