Михаил Маркитанов (mikhael_mark) wrote,
Михаил Маркитанов
mikhael_mark

Categories:

Царя убрали. Кто выиграл?

2 марта 1917 года - проклятая, роковая дата отечественной истории. День, когда, согласно официальной версии, принятой большинством историков, император Николай II, изолированный в Пскове, отрёкся от престола. Февральская революция завершилась победой - и с этого момента сползание России к гражданской войне стало необратимо.







Император Николай Александрович сделал то, чего давно требовало образованное общество в России, но чего категорически не хотели ни его отец Александр Миротворец, ни даже прославившийся своими либеральными реформами его дед Александр Освободитель. Николай Александрович пошёл на реальное ограничение монархической власти. С 17 октября 1905 года Россия фактически являлась конституционной, парламентской монархией с развитой демократией (а демократические институты стали складываться в стране после 1864 года, после Земской реформы Александра II), с многопартийной системой, с оппозиционной прессой. Тем не менее, никого из его предшественников оппозиция так не травила, как его, исполнителя своих чаяний. Буржуазия, почувствовав вкус власти, захотела распоряжаться этой властью бесконтрольно, но на пути этих её чаяний стоял император, сохранивший значительные полномочия и стремившийся быть государем всех россиян. Всех - а значит, на роль узко-сословного управляемого царька а-ля Анна Ивановна или Екатерина II он не годился.

Об этом трагическом противостоянии между царём и либеральной оппозицией я уже имел возможность писать год назад. Сегодня хотелось бы остановиться только на одном аспекте. В нескончаемой череде обвинений против Николая Второго важное место занимало обвинение в предательстве. По окопам и штабам вовсю гуляли, обрастая всё новыми и новыми подробностями, рассказы об императрице - германской шпионке. Говорили, что царица-"немка" устроила в Царском селе госпиталь специально для пленных немцев, в то время, как русские раненые сутками лежат под открытым небом, не получая никакой врачебной помощи. На обовшивленных, уставших от бесконечной позиционной войны, целей которой они не понимали, солдат такая пропаганда действовала безотказно. Предположим, Царскосельский госпиталь действительно существовал, и императрица там работала простой операционной сестрой, вот только лечили в этом госпитале отнюдь не пленных немцев, а именно русских солдат и офицеров - но слух был пущен и делал своё чёрное дело. Сплетничали, будто императрица щедро одаривает пленных немцев, в то время, как действующая армия подчас испытывала недостаток самого необходимого. Это тоже было клеветой. Однажды, услышав такие разговоры, воспитатель царевича Алексея Пьер Жильяр потребовал от говорившего конкретных фактов с доказательствами, после чего сплетник предпочёл ретироваться, не вступая в дискуссии. Но Жильяр знал правду.  А сколько солдат и рядовых офицеров не знали - и становились жертвами провокаторов.



Царскосельский госпиталь


Императрица Александра Фёдоровна с ранеными бойцами.


Говорили о том, что императрицу в Петрограде тайно навещает её родной брат, служивший на тот момент в германской армии. И что прячется он... Ну, да, вы, наверное, уже догадались: в Марфо-Мариинской обители, основанной сестрой императрицы - преподобномученицей Елисаветой Фёдоровной. В это тоже верили. Армия, терпящая поражения, всегда бредит изменой, а "снарядный голод" 1915 года, ставший не последней причиной Великого Отступления, подобные слухи только усиливал. А для офицеров рангом повыше сплетни пускались поинтеллектуальнее. Например, о сепаратных переговорах, которые, император, якобы, ведёт с Вильгельмом через тайных агентов. О тайной встрече императора с Вильгельмом на немецкой подводной лодке. О том, что императрица - любовница Распутина, а Распутин - агент германского генштаба, через которого враг и узнаёт обо всех секретных планах. Подобные разговоры, сколь ни беспочвенны они были, подкреплялись громкими заявлениями думских ораторов, бичевавших правительство.

Из уст в уста передавали опубликованную в газете (!!!) "притчу" о безумном шофёре, который схватился за руль на крутой горной дороге и никак не желает уступить его опытному европейскому гонщику. А в машине, между тем, - говорили огорошенному россиянину - твоя мать.... Патриотический подъём, с которым общество поначалу встретило объявление войны, теперь оборачивался против высшего руководства государства и армии, и в первую очередь - персонально против государя, ибо блицкрига не получалось, а горячие головы искали выхода своей неуёмной энергии.

Непорядков действительно было много (а где их нет?). Гневные обличители забывали только сказать, что большинство их к концу 1916 года оказалось благополучно преодолено. Что армия, панически бежавшая перед неприятелем, не только закрепилась, но и перешла в наступление после того, как главнокомандующим стал император. Что снаряды и патроны теперь в избытке. И что экономика Германии уже не выдерживает связанных с войной нагрузок и вот-вот рухнет. России оставалось только продержаться зиму 1916 - 1917 годов, а весной предпринять хотя бы частное, но успешное наступление - что такое наступление вполне осуществимо, доказал опыт Брусиловского прорыва. И Центральный блок посыпался бы, словно карточный домик. Но роковое слово "измена" разъедало дисциплину словно ржавчина - и на фронте, и в тылу. 2 марта 1917 года монархия пала.

Я намеренно не хочу заострять инициированную некоторыми монархическими публицистами дискуссию о том, было ли подлинным отречение императора Николая Второго. Для нас сейчас это не столь важно. Важно другое: деятельность низложенного государя новое правительство подваргло тщательнейшему расследованию, пытаясь хоть как-то доказать свои голословные обвинения - и никаких доказательств измены ни государя, ни императрицы не нашло. 2 марта 1917 года путчисты прогнали со своего поста не просто верховного главнокомандующего - прогнали безукоризненного патриота, делавшего всё, что было в его силах, во имя победы, не жалевшего для этой победы не только себя, но и своего больного сына.



Николай II на фронте


Наследник-цесаречив Алексей Николаевич на фронте

Что же обещанный "опытный европейский гонщик"? Руль ему уступили. А он, схватившись за этот руль, очень быстро обнаружил свою полную неспособность управлять. Армию захлестнула митинговщина. Опасаясь "военной контрреволюции", новые власти принялись усиленно ограничивать дисциплинарные права офицеров, подменяя нормальное военное командование выборными солдатскими комитетами. Николай Второй не боялся доверять командование войсками генералам-оппозиционерам, если видел в них профессионалов. Новое правительство либеральные взгляды ценило гораздо выше профессиональных качеств. А в результате - повальное дезертирство, братания, вражеская пропаганда, открыто передаваемая в русские окопы немцами. Убийство офицеров, грабежи обывателей. Летнее наступление, на которое возлагали столько надежд, захлебнулось, толком не успев начаться. Блестяще разработанный Колчаком план Босфорской десантной операции, который вполне мог бы, при должном взаимодействии с победоносными войсками Юденича, вывести Турцию из войны и обеспечить за Россией обладание Черноморскими проливами, также был похоронен.



Закономерный результат революции - братание с противником. 1917 год.
Хорошо видно, что некогда грозная русская армия под влиянием "революционной дисциплины"
уже превратилась в дезорганизованную толпу


И уже без всякой императрицы-"немки", оказавшейся в заточении в Царском Селе, Керенский был вынужден предостерегать новоназначенного верховного главнокомандующего Л.Г. Корнилова от излишней откровенности о военных делах на заседаниях правительства - ибо не был уверен, что в правительстве (его правительстве!!!) нет германских агентов. Предавшие государя, не поморщившись, предавали и Родину. Так что выиграли от устранения "слабовольного" царя и императрицы - "германской шпионки" только противники России.

Ну, а выводы относительно современности каждый пусть делает сам.

Tags: История Отечества, Моя история меня бережёт, Николай Второй, Первая Мировая война, Революция
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo mikhael_mark december 26, 2019 12:52 8
Buy for 10 tokens
Как известно, одним из главных аргументов тех, кто категорически выступает против передачи храмовых зданий верующим, является ограниченность финансовых ресурсов у Церкви и отсутствие понимания "всей всемирно культурной ценности этих старинных памятников". В итоге, делается вывод,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments