Михаил Маркитанов (mikhael_mark) wrote,
Михаил Маркитанов
mikhael_mark

Categories:

Ирина Борисова. А.В. Колчак и революция (часть 1)

В продолжение темы, начатой здесь.

Нашёл в дружеском ЖЖ (irkol) любопытный материал: события в Севастополе – 1917 год, приведены в каждодневном порядке, по мере их развития. И так же по дням прослежена и роль в этих событиях А.В. Колчака. Все приказы приведенные здесь в виде фотографий можно увеличить и рассмотреть известным путем(нажатием на них). Сердечно благодарю Ирину за проделанный труд, и искренне надеюсь, что он поможет кому-то сделать правильные выводы о роли и мотивах Колчака в период Февральского переворота.






2 (15) марта


Последний Российский император Николай II отрекся от престола.

3 (16) марта

Адмирал Колчак послал в главный морской штаб телеграмму:

«Секретная. Для сохранения спокойствия, нахожу необходимым объявить вверенным мне флоту, войскам, портам и населению, кто в настоящее время является законной верховной властью в стране – кто является законным правительством и кто верховный главнокомандующий. Не имея этих сведений, прошу их мне сообщить. До настоящего времени в подчиненных мне флоте, войсках, портах и населении настроение спокойное. 14 ч. 30 м. 3 марта 1917 г. 488/оп Колчак».

Адмирал Колчак сообщил приказом телеграмму Председателя Государственной Думы о февральском перевороте и призывающую офицеров, солдат и матросов спокойно исполнять свой долг и «твердо помнить, что дисциплина и порядок есть лучший залог верного и быстрого окончания вызванной старым правительством разрухи и создания Новой Сильной Правительственной власти».

ПРИКАЗ

4 (17) марта

Инициативной группой в флотском полуэкипаже создан Временный военный исполнительный комитет (из матросов и унтер-офицеров флота). Адмирал А.В. Колчак отказался официально утвердить эту организацию, однако совет [комитет], опираясь на “матросские и солдатские массы”, продолжал вести начатое дело по организации Совета.

На линкоре «Императрица Екатерина II» началось брожение, которое к вечеру вылилось в требование убрать офицеров с немецкими фамилиями. Поздно ночью мичман Фок хотел пройти с башенного помещения в погреба, но не был допущен часовым, который под впечатлением событий дня принял попытку проверить погреба за желание произвести взрыв с целью отвлечь команду от революционных событий. В эту ночь мичман Фок застрелился.

Из Севастопольской тюрьмы освобождены два политических преступника «Потемкинца», которые в субботу, явившись в штаб крепости, получили виды на жительство.

В Севастопольскую городскую тюрьму явились судебные власти и, просмотрев все дела и переписку, нашли, что подследственных политических преступников в тюрьме не оказалось.

Рабочие и служащие на постройке морского кадетского корпуса в Севастополе, тронутые порывом чувства к свободе и сознавая “подвиг” рабочих г. Петрограда, собрали и отправили телеграфом 646 руб. 50 коп. в распоряжение председателя Государственной думы для нужд семей рабочих и солдат, погибших во время последних событий в Петрограде.


5 (18) марта


По требованию команды линкора «Императрица Екатерина II» утром на корабль прибыл Колчак. Перед строем команды он высказал недовольствие организаторам выступления и отказался удовлетворять требование об удалении с флота офицеров с немецкими фамилиями.

Утром по приказу командующего флотом в Севастополе на Нахимовской площади прошел парад морских частей и войск гарнизона совместно с учащимися города. Перед парадом епископ Сильвестр отслужил “благославенное молебствие» богохранимой державе Российской, народному правительству, верховному главнокомандующему и всему российскому воинству. В час дня парад закончился, командование флота и духовенство отправились на парадный обед к генерал-губернатору города контр-адмиралу Веселкину.

В 14 часов во флотском экипаже начался митинг матросов, солдат и портовых рабочих. К пяти часам вечера во дворе экипажа собралось до 10000 человек. Выступавшие знакомили собравшихся с содержанием столичных газет. В конце митинга по требованию матросов и солдат приехал А.В. Колчак и выступил с большой речью.

«После обеда началось увольнение. Все матросы, как по приказу, шли на митинг в экипаж к двум часам. Весь двор в экипаже был полон матросов, и все шли и шли, но солдат было очень мало. Выступил матрос и сказал, что митинга начинать нельзя, потому что в казармах два полка находятся на казарменном положении. Чтобы избежать кровопролития, нужно их освободить и пригласить на митинг. Поднялся шум, крики, что нельзя допустить повторения 1905 года, крики, что надо послать делегатов и пригласить солдат на митинг, а также послать делегацию к командующему флотом адмиралу Колчаку, пригласить и его на митинг и спросить, почему он не признает Временного правительства. Все закричали, что предложение правильное. Проголосовали, оно было принято единогласно. Я слышу, что кто-то назвал мою фамилию делегатом в Бецкий полк. Делегация состояла из 13 человек, мы выбрали старшего руководителя, и пошли строем. Старшим был выбран я. Не доходя до ворот казармы, я остановил свою команду, подошел к воротам. Ко мне вышел вооруженный офицер. Я ему доложил, зачем мы пришли. Он выслушал наше требование, побледнел, ничего не ответил и зашел в караульное помещение. Начал звонить по телефону командиру полка, долго о чем-то говорил с ним. Наконец, вышел и говорит: «Вы, ребята, уходите отсюда по-добру по-здорову» и вызвал караул. Все ребята стали требовать: «Ваше благородие, вы хотите кровопролития? Кому вы служите – царю-батюшке Николаю II? Так разве вы не знаете, что он уже не царь». Один товарищ подал ему газету «Русское слово». Он посмотрел, бросил в лицо товарищу газету и сказал: «Уходите или применю оружие» и скомандовал: «В ружье». Но тут старый солдат из запаса сказал: «Довольно, ваше благородие, опоздали, мы все теперь поняли, 4 дня этого деспота уже нет, а вчера на молитве мы, как дураки орали «Боже, царя храни». Офицер вытащил наган, но был разоружен, матросы порвались и побежали в казармы. Так полк был освобожден, и все побежали в экипаж».

В течение дня на улицах и площадях состоялось несколько стихийных митингов. Особенно большой митинг был на историческом бульваре.

Большой митинг состоялся на улице Большой Морской у здания городской думы, где на 19 часов было назначено заседание. Под давлением масс думе пришлось решать вопросы о разоружении полиции и жандармерии и большей части офицеров и создании милиции. Так как военные вопросы были вне компетенции думы, был приглашен адмирал Колчак, который приехал с контр-адмиралом Веселкиным. Вопросы разоружения полиции и жандармов были решены, на период создания милиции в городе вводились флотские патрули. Один из выступивших на заседании думы предложил отстранить от должности генерал-губернатора Веселкина. В час ночи под крики «ура» Колчак покинул заседание городской думы.

6 (19) марта

Собрание делегатов от рабочих и служащих севастопольского порта приняло резолюцию, приветствующую свержение самодержавия.

В народном доме, при стечении большого количества народа состоялись выборы в городской исполнительный комитет (ГИК) девятнадцати человек: 3 – от городской думы, 3 – от населения, 6 – от рабочих, 3 – от гарнизона, 4 – от флота. ГИК должен был принять функции исполнительной власти в городе, объединяющей административные аппараты коменданта крепости, городской и продовольственной управ.

Создан Центральный Военно-Исполнительный комитет (ЦВИК). В состав его вошли 10 рабочих, 23 матроса, 12 солдат, 6 кондукторов. ЦВИК, где преобладали меньшевики и эсеры, находился под контролем командующего флотом.

Адмирал Колчак послал телеграмму начальнику штаба Верховного Главнокомандующего, в которой сообщал, что на кораблях и в сухопутных частях, находящихся в Севастополе, пока:

«не было никаких внешних проявлений, только на некоторых кораблях существует движение против офицеров, носящих немецкую фамилию. Команда и население просили меня послать от лица Черноморского флота приветствие новому правительству, что мною и исполнено. Представители нижних чинов, собравшиеся в Черноморском экипаже, обратились ко мне с просьбой иметь постоянное собрание из выборных для обсуждения их нужд. Я объяснил им несовместимость этого с понятием воинской чести и отказался…».


6-7 (19-20) марта


Адмирал Колчак послал телеграмму Председателю Совета Министров следующего содержания:

«От имени Черноморского флота и севастопольского гарнизона прошу принять и передать совету министров уверения, что Черноморский флот и крепость всецело находятся в распоряжении нового народного правительства и приложат все силы для доведения войны до победного конца».


7 (20) марта

Командующий Черноморским флотом А.В. Колчак объявил приказ военного и морского министра Временного правительства, отменивший наименование матросов «нижними чинами», титулование офицеров, а также ограничения гражданских прав нижних чинов.

По инициативе группы офицеров флота и гарнизона было созвано офицерское собрание. При обсуждении вопроса об отношении офицеров к ЦВИК собрание пришло к выводу о необходимости создания организации, которая бы в создавшейся обстановке объединяла интересы офицеров, матросов солдат. Был избран временный Исполнительный комитет из девяти человек под председательством Генерального Штаба подполковника А.И. Верховского. В комитет вошли капитан
I ранга А.В. Немитц, лейтенант Р.Р. Левговд, статский советник И.Н. Свечников и др.

Около 22 часов члены ЦВИК отправились на вокзал для встречи назначенного Временным правительством Комиссара флота – члена Государственной думы И.Н. Тулякова. В зале I класса вокзала состоялось первое заседание ЦВИК. Были намечены структура и задачи комитета, которые легли в основу воззвания к гражданам Севастополя.

В Севастополь приехала командированная Временным правительством группа членов Государственной думы во главе с И.Н. Туляковым.

8 (21) марта


Члены Государственной думы разъезжали по кораблям и частям, выступали на многочисленных митингах. От имени Временного правительства и Петроградского Совета И.Н. Туляков подписал мандат, предоставляющий ЦВИК право «командировать по его усмотрению своих делегатов в различные города для организации воинских частей и рабочих партий в духе, продиктованном новым строем».

На собрании делегатов от всех мастерских и учреждений севастопольского порта по вопросу об организации рабочих и служащих поручено А.М. Лысенко организовать союз служащих морского ведомства.

Адмирал Колчак приказал:

«в ознаменование великих событий освободить от наказаний за противодисциплинарные проступки, наложенных властью начальников не по суду до 8 марта на всех чинов подчиненных мне частей флота и армии».

Опубликован приказ коменданта севастопольской крепости контр-адмирала Веселкина о сложении с себя власти генерал-губернатора.

Опубликовано извещение начальника охраны г. Севастополя о том, что «за отсутствием надобности, бывшие чины полиции Севастопольского градоначальника» передаются в распоряжение воинского начальника.


Состоялось первое заседание ЦВИК. Комитет обязался всеми способами поддерживать Временное правительство и обратился к адмиралу Колчаку с просьбой предоставить помещение, денежные средства и содействовать изданию газеты «Вестник Севастопольского ЦВИКа».

В Севастополе получена телеграмма от бывшего защитника П.П. Шмидта на суде 1906 г. присяжного поверенного Резникова: «Старый друг и защитник матросов Черноморского флота шлет им горячий привет и провозглашает вечную память великим гражданам-мученикам: лейтенанту Шмидту и матросам».


9 (22 марта)

На отдельном собрании кондукторы Черноморского флота выбрали своих делегатов в ЦВИК.

7-10 (20-23) марта

В связи с тем, что ЦВИК сосредоточил свою работу на флоте, не уделяя внимания запросам рабочих порта, солдат гарнизона и жителей города, рабочие порта, руководимые меньшевиками, создали Совет рабочих депутатов, а гарнизон крепости создал Совет солдатских депутатов. Эти два совета объединились в один – Совет солдатских и рабочих депутатов Севастополя. Новый Совет под руководством меньшевиков начал быстро распространять свое влияние на широкие массы города, вступив в открытую оппозицию к ЦВИКу.

«Рабочие порта также образовали у себя Совет рабочих депутатов, но этот Совет не сливался с флотским комитетом и существовал независимо; слияние произошло позже, примерно в мае месяце. Нужно сказать, что рабочие севастопольского порта прямо заявили мне, что они будут поддерживать меня во всех военных работах, что они будут выполнять свои работы так же, как и раньше; даже вначале заявили мне, что они не признают 8-часового рабочего дня и будут работать столько, сколько потребуется для военных надобностей флота. Такое заявление установило самое лучшее отношение с рабочими севастопольского порта; во всех тех постановлениях, которые касались известных экономических вопросов, которые я мог своей властью разрешить, я всегда шел им на встречу. Обычно ко мне являлся Васильев, председатель Совета рабочих депутатов севастопольского порта, и мы с ним очень долго обсуждали эти вопросы»

10 (23) марта
Газета «Правда» опубликовала редакционную статью «Революционная армия и офицерство», в которой указывалось на повсеместное стремление офицерства взять руководство революцией в свои руки. «Правда» призывала солдатские комитеты очистить армию от реакционного офицерства и создать свое, революционное, организовать во всех частях комитеты, которые должны следить за тем, чтобы командование армии не находилось в руках сторонников старого режима.

Организован комитет, объединивший 8 учебных заведений. Разработан проект устава и отделов «Союза молодежи». Цель Союза – объединение всей молодежи Севастополя, задачи:
1)
организация идейной ассоциации, основанной на товарищеских началах;
2)
воспитание чувства гражданской ответственности и нравственного самосознания;
3)
удовлетворение духовных и материальных нужд;
4)
помощь Родине;
5)
организация сельских дружин из молодежи в распоряжение Исполнительного комитета г. Севастополя.

11 (24) марта

Опубликован текст присяги на верность службы Российскому государству, утвержденный Советом Министров Временного Правительства, составленный и подписанный Колчаком.

Делегация ЦВИК посетила заседание Симферопольского городского общественного комитета. В выступлении один из делегатов сказал, что «Армия и флот, объединившись, стоят на страже интересов свободы и победы над Германией».

12 (25) марта

Собрание учащихся г. Севастополя, проходившее в помещении гимназии В.И. Дриттенпрейс, послало приветственную телеграмму министру народного просвещения, в которой выразило готовность работать на «ниве просвещения, озаренной солнцем свободы, с твердою верою, что школьная жизнь, освобожденная от оков формализма, произвола и бесправия, будет пересоздана на принципах права и гуманности с широким применением выборного начала».

14 (27) марта


Состоялось общее собрание учителей средних и низших школ г. Севастополя, на котором обсуждался вопрос об учреждении профсоюза учителей города. Была выделена особая комиссия по выработке проекта устава.

Начальник штаба Верховного Главнокомандующего написал в записке Временному правительству, что в Черноморском флоте отречение от престола Николая II встречено спокойно «и с пониманием важности переживаемого момента. Работы не прекращались и не прекращаются…»

Временный комитет Харьковского железнодорожного узла послал агитпоезд по маршруту Харьков – Панютино – Керчь – Феодосия - Джанкой – Евпатория – Симферополь - Севастополь – Мерефа – Харьков. 15 агитаторов – представители Харьковского Совета, гарнизона и партии эсеров – должны были провести по пути следования митинги, собрать пожертвования в пользу освобожденных политических заключенных.

15 (28) марта


В Петроград прибыла первая делегация Черноморского флота в составе 32 офицеров, кондукторов, матросов, солдат и рабочих. Делегаты были приняты членами Думы и Временным правительством. Делегация изложила требования Черноморского флота: вести войну до победного конца, усилить работу на оборону, поддержать Временное правительство, созвать Учредительное собрание.
“Товарищи” Букреев и Скороход по поручению Харьковского Исп. Ком. С.Р. и Солд. Деп. выехали специальным делегатским поездом в Севастополь для установления контакта с местными организациями и для помощи при устройстве собраний и митингов в Севастополе и его окрестностях.


16 (29) марта

Ликвидирован 7-й участок полиции Севастопольского градоначальства. Полиция была разоружена, оружие передано Городской управе. Помещение заняла милиция.


17 (30) марта


ЦВИК утвердил проект «Положения» об организации чинов флота, Севастопольского гарнизона и работающих на государственную оборону рабочих. Этим «положением» предусматривалась повсеместная организация комитетов, порядок их конструирования и структура.

Агитпоезд Харьковского Совета из Евпатории через Симферополь проследовал в Севастополь, организую по пути следования митинги.

Опубликован приказ командующего Черноморским флотом A.В. Колчака о приведении войск к присяге Временному правительству

18 (31) марта


В присутствии комиссара флота И.Н. Тулякова на Куликовом поле торжественно были приведены к присяге Временному правительству флот и гарнизон. Перед принятием присяги был отслужен молебен в соборе и на Куликовом поле.

19 марта (1 апреля)


Исполком Севастопольского Совета военных и рабочих депутатов наложил запрет на печатание воззваний, объявлений и листовок в типографиях Севастополя без его санкции.

Адмирал А.В. Колчак утвердил «Положение об организации чинов флота …» как временную инструкцию до выхода закона Временного правительства. По меткому выражению команд, ЦВИК превратился в «канцелярию Колчака». Большую часть членов ЦВИКа составляли офицеры и интеллигенты – бывшие народные учителя, штабные писари и т.д.

20 марта (2 апреля)


На заседании Крондштатского Совета рабочих депутатов выступили делегаты Севастополя. «В ответ на речи товарищей севастопольцев постановлено: Совет р.д. в лице товарищей севастопольцев приветствует всех рабочих и военных г. Севастополя, своей грудью честно, добросовестно и единодушно вставших на защиту народной свободы».

Источника, к сожалению, не помню. По- моему, все-же что-то советского периода. Выделения текста и некотроые правки- мои.

Вы, конечно, догадываетесь ЧТО пришлось пережить Алексадру Васильевичу в эти ужастные для России дни.

Буду рада вашим откликам и мнениям.

Продолжение напишу в следующем посте немного позже.

Tags: Белые, Гражданская война, История Отечества, Колчак
Subscribe

Buy for 10 tokens
То, чего я так боялся в прошлом году, увы, становится реальностью и приобретает конкретные очертания. Похоже, с нашими поездками на озеро Большое Унзово - окончательно и бесповоротно всё. Рейдерам, захватившим нижегородский НИИ Радиотехники (причём на безупречно законных основаниях захватившим -…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments