Михаил Маркитанов (mikhael_mark) wrote,
Михаил Маркитанов
mikhael_mark

Categories:

Для Гитлера он летать не стал

Гражданские войны порождают разные человеческие типажи. Рыцарей без страха и упрёка, сражающихся за идею. Безжалостных мстителей (или карателей - в зависимости от того, с чьей точки зрения смотришь на события). Ловких авантюристов, хорошо понимающих смысл фразы "ловить рыбку в мутной воде" и возносимых на гребень волны благодаря своей неразборчивости в средствах. Перевёртышей, готовых честно служить... тому, кто в данный момент побеждает. И просто запутавшихся людей, не понимающих, где должно быть их место, когда брат идёт на брата. Да всех и не перечислить. Собственно, именно этим разнообразием лиц и судеб гражданские войны и интересны.

Человека, о котором пойдёт речь сегодня, сложно отнести к какой-то однозначной категории, за исключением, пожалуй, одного: он был несомненным патриотом. Что и доказал делом.



Испектор авиации ВСЮР генерал И.И. Кравцевич (в центре) с лётчиками Донской Армии.
Крайний справа - герой нашего сегодняшнего очерка Вячеслав Баранов.




Вот старое фото. На нём - инспектор авиации деникинских ВСЮР генерал И.И. Кравцевич беседует с двумя авиаторами в штабе ВВС Донской Армии. Да-да, коль скоро боевое применение авиации началось уже в Первую Мировую, очевидно, что применялась она и в Гражданскую. И у донских казаков тоже были свои ВВС.

Об истории авиации Донской Армии есть небольшое, но  обстоятельное и толковое исследование, автор - Александр Оленев (olenalex). К сожалению, автор приводит сведения лишь о типах использовавшихся боевых самолётов и конкретных результатах их применения, не сообщая сведений о количестве этих самолётов. Но сколько бы их ни было, это была авиация. А у неё - самый настоящий командующий. Вот о нём и хотелось бы сказать несколько слов.

Знакомьтесь: Вячеслав Григорьевич Баранов (на фото - крайний справа). Один из тех, о ком упоминал в своём "двухсерийном" исследовании о белоказаках-антифашистах Михаил Онуфриенко. Как вы, наверное, уже поняли, я собрался продолжить тему, некогда начатую мной здесь.

Вячеслав Баранов, как сообщает о нём "Википедия", происходил из дворян Войска Донского. Родился в станице Луганской в 1888 году. Окончил Николаевское инженерное училище. Впервые с авиацией он соприкоснулся в 1910 году, попав в 5-ю воздухоплавательную роту. Видимо, перспектива покорения воздушного океана пленила молодого инженерного офицера. Уже в ноябре того же года мы видим его в Офицерской воздухоплавательной школе.





Форма офицеров и нижних чинов Офицерской воздухоплавательной школы
в царствование императора Николая Второго.



1 августа 1912 года В.Г. Баранов выдержал экзамен при Офицерской воздухоплавательной школе на звание лётчика, освоив самолёты "Фарман". 28 января 1913 года ему было присвоено звание военного лётчика, а в марте того же года он оказался в составе авиаотряда, прикомандированного к Гвардейскому корпусу.

Вячеслав Григорьевич участвовал в Первой Мировой войне практически с первых дней, в ходе войны освоил ещё один тип самолётов - "Моран-парасоль". С августа 195-го по январь 1917-го гг. - начальник Гвардейского авиаотряда. В сентябре 1917-го он получает чин подполковника. А вскоре грянул октябрьский переворот, и деморализованная армия, бросая позиции, хлынула по домам.

В этих условиях каждый определялся в меру своих убеждений и в силу имеющейся у него информации. В числе прочих оказались и такие, кто в своих надеждах на возрождение великой России обратил свои взоры на Украину. Психология малоросса - крепкого хозяина, чьё благополучие прочно опиралось на плодородные чернозёмы - казалась им весьма подходящей для того, чтобы создать прочную социальную базу для контрреволюции. Когда-то на руинах Киевской Руси возвысилась Москва, объединив вокруг себя разрозненные княжества для отпора монголо-татарским завоевателям. Теперь, для отпора новым завоевателям - немецким - пришёл черёд Киева вернуть себе статус "матери городов русских". Так рассуждали они, те, кто пустился строить Украинскую державу. Об этих надеждах и о причинах их крушения я уже имел честь писать. Повторяюсь здесь для того, чтобы у читателя не возникло искушения осудить нынешнего героя моего повествования.



Вячеслав Григорьевич Баранов за рабочим столом.


Итак, Вячеслав Баранов вступает в ряды новообразованной украинской армии. Вступает, разумеется, в своём "основном" качестве - в качестве лётчика. А точнее - в качестве инспектора всей украинской авиации. Что намерения Баранова были именно таковы, как пишет дроздовец П.В. Колтышев, свидетельствует всё его дальнейшее поведение.

В апреле 1918 года в Украине происходит государственный переворот. На смену "революционно-демократической" власти УНР приходит гетманат во главе с бывшим гвардейским офицером Павлом Скоропадским. Режим Скоропадского сильнейшим образом зависел от германских и австро-венгерских оккупантов, занявших Украину в соответствии с Брестским миром, соответственно, гетман был вынужден действовать с оглядкой на "евроинтеграторов", поддерживая национал-сепаратистские настроения, которые так едко и так метко высмеял М.А. Булгаков в "Белой Гвардии" и "Днях Турбиных".  Но гетман не был русофобом. И о своей прежней службе в гвардии не забыл. Как не забыл он и о том, для какой цели изначально создавалась самостийная Украина. Перед ним стояли две задачи. Во-первых, не ссорясь по крупному с немцами (которых он воспринимал и учитывал как неприятный, но неизбежный фактор), восстановить экономику Украины и создать боеспособные вооружённые силы. Во-вторых, спасти от террора русское офицерство и с опорой на него - восстановить Россию. Именно с этой целью он активно зазывал в свою армию русских офицеров, среди которых одно время был и всем известный Пётр Николаевич Врангель. Ставка Скоропадского изначально оказалась неверна, ибо Германия дышала на ладан, оккупационный режим, казавшийся незыблемым, неизбежно должен был рухнуть в самое ближайшее время. А русских офицеров отталкивало показное германофильство и карикатурное самостийничество.



Разумнее действовал сам Баранов. Находясь на службе у гетмана, он тайно вышел на контакт с агентами Всевеликого Войска Донского - благо, атаман Краснов сам искал контактов с гетманом и совершенно законно засылал в Украину своих эмиссаров. О том, что было дальше, пишет Вячеслав Кондратьев (vikond65) в своей книге "Военлёты погибшей империи".

"
4-го июля сформированный Барановым эшелон из 24 вагонов с самолетами, моторами, запчастями и авиабомбами отправился на восток. По документам он вез в Харьков имущество для одного из отрядов украинских ВВС. На самом же деле поезд пересек неохраняемую границу, миновал Таганрог и 27 июля прибыл в казачью столицу Новочеркасск.

2 августа за ним последовал очередной состав из 40 товарных и одного пассажирского вагона, в котором, помимо самолетов, находилась группа украинских летчиков во главе с полковником Ковалевым, желавших сражаться с большевиками в рядах Донской армии.

Но даже при тогдашней неразберихе скрыть исчезновение двух эшелонов с аэропланами оказалось невозможно. «Двойная игра» Баранова была раскрыта. Правительство гетмана Скоропадского издало приказ о его аресте и обратилось к германскому командованию, под чьим контролем находились все железные дороги Украины, с требованием задержать хотя бы второй эшелон. Однако ни то ни другое не увенчалось успехом. Баранов не стал дожидаться конвоиров и одновременно с отправкой второго состава бежал в Новочеркасск, где его уже ждал пост начальника авиации Всевеликого Войска Донского. А немцы, связанные с Доном секретным договором о военной помощи, просто проигнорировали требование Киева" (конец цитаты).

Итак, в сентябре 1918 года Вячеслав Баранов оказался в составе Донской Армии. Во главе Всевеликого Войска Донского на тот момент ещё стоял атаман П.Н. Краснов, отличавшийся не меньшим германофильством, чем Скоропадский. Причём в отличие от Скоропадского, у Краснова это германофильство не было ни вынужденным, ни притворным. Территория Войска Донского не отходила к немцам по Брестскому миру. Большевиков со своей земли казаки изгнали сами, при дружеской помощи Добровольческой Армии - отряда М.Г. Дроздовского. Так что ничто не вынуждало Краснова строчить верноподданнические послания кайзеру и звать немецкие оккупационные войска в русские города Воронеж и Царицын.




П.Н. Краснов (слева) и П.П. Скоропадский (справа)


Почему же Баранов предпочёл служить у него, а не у гетмана? Дать на этот вопрос исчерпывающий ответ, вероятно, мог бы только он сам. Но дерзну предположить, что уроженцу Области Войска Донского Баранову был свойствен не только государственнический, общерусский, но и ярко выраженный местный, донской патриотизм, весьма характерный для казаков. Уроженец Области Войска Донского, Баранов естественным образом тяготел к донским казакам, и когда те массово поднялись на борьбу с большевиками, не мог эту борьбу не поддержать. А кроме того, Красновы приходят и уходят - а казачество как опора России остаётся. Последующее развитие событий показало, что идейным красновцем Баранов не был.

В декабре 1918 года, вскоре после объединения Донской и Добровольческой армий и образования ВСЮР, Баранов получает чин полковника. Краснов ещё атаман. В феврале 1919 года войсковой круг смещает Краснова с должности - после очевидно провалившейся его ставки на немцев, окончания Первой Мировой войны и вывода немецких войск (впрочем, войсками они к тому времени были уже с очень большой натяжкой) эта фигура Дону была не только уже не нужна, но и попросту опасна - необходимо было восстанавливать отношения не только с Деникиным - он соглашался потерпеть Краснова, хотя и не доверял ему - но и с союзниками Добровольческой Армии по Антанте. Но на карьере Баранова эта отставка никак не отразилась: 3 марта Вячеслав Григорьевич становится командующим всей авиацией Донской Армии.

Потом была Московская директива и Новороссийская катастрофа. Остатки белых войск отступили в Крым, надёжно охранявшийся Яковом Слащовым. В апреле 1920 года в командование ВСЮР вступает П.Н. Врангель, весьма недолюбливавший казачьих деятелей, в особенности - тех, кто проявлял склонность к самостийничанью (а Краснов был одним из таких деятелей). Донская авиация расформировывается, её самолёты и лётчики включаются в состав авиации Русской Армии Врангеля. И что мы видим? Новые перемены Баранову идут только на пользу - он становится генерал-майором и заместителем командующего авиацией Русской Армии. А 1 мая 1920 года становится командующим Донского корпуса.

Одновременно Баранов исполняет обязанности члена суда чести для офицеров авиации. Таким образом, с уверенностью можно утверждать, что

а) он пользовался доверием как Деникина, так и Врангеля, что было бы невозможным, проявляй Баранов хоть какие-то симпатии к германофильской партии или к казачьим самостийникам;
б) Баранов был авиационным специалистом высочайшего класса.



Вячеслав Григорьевич Баранов - командующий Донской авиацией.


В ноябре 1920 года врангелевская армия покидает Россию. Вместе со своими боевыми соратниками отправляется в эмиграцию и Вячеслав Баранов. При этом, как сообщает "Википедия", по приказу Врангеля он оставляет все самолёты на аэродромах нетронутыми. В полной сохранности - ибо они достояние русского народа, и распорядиться ими "чёрный барон" чувствует себя не вправе. Впрочем, бытует и иная версия, любезно сообщённая мне В. Кондратьевым: будто уничтожению врангелевской авиации на аэродромах помешали рабочие, симпатизировавшие красным.

В эмиграции В.Г. Баранов, как и многие другие белогвардейцы, занялся научной и публицистической деятельностью. Постоянно сотрудничает с эмигрантским журналом "Часовой". Становится членом Общества по изучению Мировой войны. Пишет ряд трудов, посвящённых применению авиации в будущей войне. А ещё - преподаёт. В ходе Гражданской войны его знали как военлёта высочайшего класса. Теперь настала пора передать свои знания. Не только молодым белогвардейцам и потомкам эмигрантов постарше, но и французским военным. К 1939 году В.Г. Баранов - сотрудник французского министерства авиации.

А потом грянула Вторая Мировая война. Франция, военное командование которой рассчитывало отсидеться за линией Мажино, была разгромлена в считанные недели и оккупирована. Нацисты привели к власти декоративное коллаборационистское правительство Петэна - Лаваля. А для эмигрантов настала пора определяться, с кем они. Для многих вопрос был уже решён задолго до войны. Кто-то, уверенный, что рано или поздно гитлеровская Германия ринется на СССР, поспешил во всевозможные "восточные" формирования Ваффен-СС в надежде ... нет, не освободить Родину от большевиков, относительно будущего России немцы не оставляли своим пособникам никаких иллюзий. А просто отомстить за свои былые обиды. Кто-то, исходя из того же предположения о неизбежности германо-советской войны и помня предостережения генерала Деникина, категорически уклонился от всякого сотрудничества с "новой властью" - как это сделал Антон Керсновский. Любовь к России была важнее личных счётов к её самозванным правителям. Кто-то, желая достойно отплатить Франции за оказанное гостеприимство и доказать верность русских союзническим обязательствам, уходил в подполье и в партизанские отряды.

А каков был выбор Баранова? Вместе с французским министерством авиации, в котором он работал, Вячеслав Григорьевич эвакуируется в Англию. Казалось бы - что в этом такого? В войне против Гитлера он не участвовал. Подумаешь - сменил одну эмиграцию на другую? Но давайте вспомним старый советский фильм "Нормандия - Неман". Помните, был там один французский лётчик, прибывший в эскадрилью на помощь своим соотечественникам не то в самом конце 1943 года, не то в 1944-м? Тот самый, который "честно" остался служить коллаборационистскому правительству "Виши", участвовал в боях против своих недавних союзников и даже получил из рук немцев очередной офицерский чин? А когда ветер подул в другую сторону, и немцы на Восточном фронте покатились на запад, а высадка союзников во Франции стала вопросом ближайшего времени, "оперативно" сменил фронт и присоединился к "Сражающейся Франции" де Голля (которая одна только и могла направить его в СССР). И ведь таких немало нашлось среди французских военных. Тем больше таких было среди белоэмигрантов. А казачий лётчик Баранов выбрал иной путь. Да, он не участвовал в боях на стороне Антигитлеровской коалиции. Но и от того, чтобы встать под знамёна Оси Зла, сознательно и демонстративно уклонился. А  переезд его в Англию может расцениваться как жест пусть косвенной, но всё же поддержки борьбы Антигитлеровской коалиции. Жест, достойный всяческого уважения - на фоне поведения Краснова, Шкуро, Науменко и многих других.  

Tags: Белые, Гражданская война, История Отечества, Казачество, Эмиграция
Subscribe

Posts from This Journal “Белые” Tag

Buy for 10 tokens
То, чего я так боялся в прошлом году, увы, становится реальностью и приобретает конкретные очертания. Похоже, с нашими поездками на озеро Большое Унзово - окончательно и бесповоротно всё. Рейдерам, захватившим нижегородский НИИ Радиотехники (причём на безупречно законных основаниях захватившим -…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments