Михаил Маркитанов (mikhael_mark) wrote,
Михаил Маркитанов
mikhael_mark

Categories:

Провороненный юбилей

Позволю себе ещё несколько слов в продолжение вчерашней темы. Дело в том, что Измаильский юбилей напомнил мне о другой, не менее важной юбилейной дате, которую я, тем не менее, прозевал. 16 сентября 1745 года на свет появился человек, имя которого тесно связано с Измаильским штурмом, хотя славу ему снискали совсем другие сражения. Михаил Илларионович Кутузов. Так что победителю Наполеона в этом году исполнилось 270 лет.




В отличие от А.В. Суворова, критика которого однозначно выдаёт в "критике" проплаченного русофоба, личность Кутузова заслужила неоднозначные оценки от людей, чей патриотизм - вне всяких сомнений. Весьма неодобрительно отзывались о Кутузове Денис Давыдов и Пётр Багратион - признанные герои 1812 года. Знаменитый историк Е. Тарле отзывался о Кутузове без всякого пиетета: "По своим дарованиям не равен Суворову и подавно не равен Наполеону", - но мнимая справедливость этого отзыва, при всём моём уважении к Тарле, разбивается о слово "подавно", ибо стратегические и тактические дарования Наполеона глубоко вторичны по отношению к полководческим достижениям Суворова. "Всю тактику у меня побрал! - сокрушался Александр Васильевич, аттестуя корсиканского выскочку. - Ничего, когда-нибудь встречу воришку - заставлю вернуть краденое!" Как видим, Суворов, хоть и числил Наполеона в ряду трёх величайших полководцев всех времён и народов, всё же полагал его "воришкой" и не сомневался в своей победе над ним. Жизнь не дала Александру Васильевичу случая привести Бонапарта в Россию в железной клетке (как он поступил некогда с Емелькой Пугачёвым). Борьба с Наполеоном досталась его младшему другу и соратнику Кутузову. И Кутузов, как мы знаем из истории, не подкачал.

Именно с этим обстоятельством связано то, что сегодня в обществе снова инициируется дискуссия о роли Кутузова в истории и ставятся под сомнение его достижения. Пик подобных спекуляций пришёлся как раз на 2012 год, когда Россия праздновала 200-летний юбилей Отечественной войны 1812 года. Кутузову припомнили все его действительные и мнимые огрехи. И оставление Москвы без боя, и то, что в Москве были брошены раненые русские солдаты и офицеры, и то, что Москва, якобы, несмотря на этих раненых, прямым приказом Кутузова была обречена на сожжение (хотя деревянный город, оставленный жителями и оккупированный неприятельской армией, неизбежно должен был вспыхнуть - в силу начавшегося массового мародёрства, никакие приказы не требовались. Некоторые журналисты с дрожью в голосе делились со своими читателями и слушателями леденящим кровь подробностями о том, как "героические" французские оккупанты спасали русских раненых - своих недавних противников на Бородинском поле - от огня московского пожара. Учитывая безобразное отношение Наполеона и его вояк к московским святыням и расстрелы случайно захваченных в городе мирных жителей как "поджигателей", мне в истории о благородных французах как-то не верится.


Знаменитая картина В. Верещагина "Сожжённая Москва. Расстрел "поджигателей""
Обратите внимание, что расстрел мирных жителей ведётся прямо в храме.




Превращение храмов в конюшни, а алтарей - в отхожие места при французах
было обычным делом. Чудову монастырю, в алтаре которого Даву "всего лишь"
устроил застенок, ещё, можно сказать, повезло.


А вот что творилось в подмосковных деревнях.



Припоминали Кутузову и проигрыш Аустерлицкого сражения, и его, якобы, излишнее неравнодушие к прекрасному полу (злые языки действительно регулярно доносили в Петербург, что престарелый фельдмаршал заводит любовниц). Но за всеми этими разговорами, почему-то всплывшими именно к 200-летнему юбилею Отечественной войны, а не раньше, отчётливо чувствовалось стремление принизить несомненный факт: армия, завоевавшая всю зарубежную Европу, в России нашла свою могилу. И руководил её уничтожением, так или иначе, он - герой Измаила и соратник Суворова, Михаил Илларионович Кутузов.

Бесспорно же вот что. Кутузов, безусловно, не был полководцем, равным Суворову. Но он стал первым в русской истории полководцем, удостоившимся титула "Спасителя Отечества". Скептики, конечно же, сейчас примутся припоминать, что знаменитую "скифскую стратегию", обеспечившую победу над Наполеоном, начал реализовывать Барклай, и что сам Барклай, отъезжая из армии, высказался предельно откровенно и жёстко: «Я ввёз колесницу на гору, а с горы она скатится сама при малейшем руководстве». Заслуг Барклая никто не отрицает - они велики и неоценимы. Но всё же научный приоритет в изобретении "скифской стратегии" как средства борьбы с Наполеоном - и приоритет на целых два года - принадлежит именно Кутузову. Справедливость требует также признать, что Кутузов спас Россию ещё до наполеоновского нашествия - от необходимости вести войну на два фронта, когда разгромил турок в сражениях под Рущуком и Слободзеей и принудил, наконец, заключить мир.




Кутузов был полководцем иного типа, нежели Суворов. Суворов стремился к активным наступательным действиям. Кутузов был мастером манёвра и окружения. Для него не составляло морального затруднения отступить после выигранного боя (как имело место под Рущуком), если этим он обеспечивал своей армии более выгодное положение, а противника заманивал в ловушку. Отступить, поддаться, заставить противника вырваться вперёд несколько дальше, чем он мог себе позволить, а затем точно рассчитанным ударом отборных войск зайти в тыл и окружить - вот что было излюбленным приёмом Кутузова. "Котлы" для своих врагов он устраивал мастерски. И не зря великий Суворов, аттестуя Михаила Илларионовича, отмечал в первую очередь его хитрость.

Хитростью, в сочетании с манёвром, Кутузов одолел и Наполеона. Тарутинский марш Кутузова после оставления Москвы считается образцовым, и не зря: отказавшись от сражения на заведомо неудобной позиции, Кутузов в то же время блестяще вводил противника в заблуждение. Имитируя отступление, он неожиданно повернул свою армию на юг (а вояки Наполеона продолжали, как ни в чём не бывало, преследовать кутузовский арьергард, намеренно продолживший двигаться в прежнем направлении), чем добился сразу двух целей: неожиданно оказался у Наполеона в тылу и прикрыл от французов богатые ресурсами южные губернии. Этого, однако, было мало: требовалось привести в порядок армию, деморализованную оставлением Москвы и понёсшую большие потери под Бородином.


Русская армия в Тарутинском лагере. В белой фуражке - М.И. Кутузов



А для этого, как было ни больно, необходимо было, чтобы Наполеон как можно дольше оставался в Москве. Тем более, что армия его, попав в оставленный жителями крупный город и предавшись мародёрству, стремительно разлагалась, а тылы этой армии активно разрушали партизаны. И Кутузов продержал Наполеона в Москве пять недель, пока угроза надвигающихся холодов не сделала пребывание армии в сожжённом городе невозможным. Как именно Кутузову это удалось, я уже писал.

Кутузов не был равен Суворову - здесь Тарле абсолютно прав. Суворов не проиграл за всю свою жизнь ни одного сражения. "Слов "ретирада" и "дефензива" в моём лексиконе нет", - не без гордости говорил Александр Васильевич. Кутузов не только выигрывал сражения и войны, но и проигрывал их, как имело место при Аустерлице в 1805 году, да и Малоярославец в ходе сражения 1812 года также в итоге остался за французами (которых заставила покинуть город хитрость Кутузова, а отнюдь не действия его солдат). При Березине, где наполеоновская армия окончательно перестала существовать как организованная сила, Кутузов вполне мог наглухо окружить её и полностью пленить вместе с Наполеоном - Суворов на его месте именно так и сделал бы. Отличался Кутузов от Суворова и ещё одной неприятной чертой: был начисто лишён гражданского мужества. Если Суворов смело отстаивал свою точку зрения и перед фаворитом Екатерины Потёмкиным, и перед грозным Павлом Первым, то Кутузов в аналогичных ситуациях, как правило, уступал - почему и проиграл сражение при Аустерлице. Однако, не будем делать из этого обстоятельства камень, который можно было бы бросить в светлую память полководца. Трусом Кутузов не был. Его личную храбрость засвидетельствовал сам Суворов: "Если бы Измаил не удалось взять, Суворов умер бы под его стенами, - сказал будущий генералиссимус тогда, в 1790-м году. - И Кутузов тоже".


Суворов и Кутузов у стен Измаила



А за многие годы до измаильского штурма, 23 июля 1774 года, у деревни Шумы (близ Алушты) подполковник Кутузов первым поднял в атаку свой гренадерский батальон и повёл его на высадившийся турецкий десант. Вражеская пуля ударила будущего полководца в голову, в результате чего Михаил Илларионович ослеп на один глаз. Но сподобился "Георгия" 4-й степени. В 1788 году Кутузов сражается под Очаковом, уже в генеральском чине - и снова ранен в голову. Во время штурма Измаила Кутузову досталось наиболее трудное направление - и он свою боевую задачу решил. Перед риском будущий герой Бородина не пасовал.

Помимо полководческих дарований, Кутузов имел и несомненный талант дипломата. Долгое время он исполнял обязанности российского посла в Турции - и блестяще с этой должностью справился. Впоследствии в 1812 году, незадолго до наполеоновского нашествия, именно он вёл переговоры с турками о заключении мира и привёл их к успешному финалу (за что и получил именование "светлости" в дополнение к княжескому титулу). Его медлительность при Березине, возможно, объяснялась именно дипломатическими соображениями: Кутузов понимал неизбежность краха наполеоновского вторжения, освобождать же от французов Европу в его планы не входило. Наполеон, считал он, необходим для европейского равновесия, чтобы не допустить чрезмерного усиления Англии, которая на его памяти уже один раз вмешалась во внутренние дела России (организовав заговор 1801 года). Здесь природная хитрость подвела старого полководца - он не учёл, как быстро сможет Наполеон набрать новую армию, не учёл он и того, что от планов мирового господства французский император не отказался, а стало быть - никто не гарантирует Россию от нового вторжения. Решительность Александра Первого заставила-таки Кутузова "наступить на горло собственной песне" и двинуть войска в Заграничный поход, результатом которого, как мы помним, стало взятие Парижа и крушение наполеоновской тирании, полтора десятилетия угрожавшей безопасности нашей страны. Впрочем, сам Кутузов этого уже не увидел...

Tags: Гроза 12-го года, История Отечества, Кутузов, Люди и судьбы, Наполеоновские войны
Subscribe

promo mikhael_mark december 26, 2019 12:52 8
Buy for 10 tokens
Как известно, одним из главных аргументов тех, кто категорически выступает против передачи храмовых зданий верующим, является ограниченность финансовых ресурсов у Церкви и отсутствие понимания "всей всемирно культурной ценности этих старинных памятников". В итоге, делается вывод,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments