Михаил Маркитанов (mikhael_mark) wrote,
Михаил Маркитанов
mikhael_mark

Category:

1825 год глазами униформолога

Немного в продолжение темы предыдущего поста. Раз уж так получилось, что в этом году круглая дата некоего, пусть неоднозначного, но всё же имевшего серьёзные последствия события, хочу немного взглянуть на историю этого события с точки зрения своего увлечения. А заодно - продемонстрировать желающим некоторые экспонаты своей коллекции.


За 13 лет, протекших между выступлением декабристов и Отечественной войной 1812 года внешний вид русской армии и, особенно, гвардии претерпел некоторые изменения.  Все полки гвардейской пехоты получили мундиры с лацканами по образцу Лейб-Гвардии Литовского полка (сам Лейб-Гвардии Литовский полк, столь отличившийся при Бородине, был разделён на два - Литовский и Московский, из которых последний принял самое активное участие в событиях). Кивера стали выше, дно кивера снова сделали прямым. В целом же форма сделалась более яркой, но менее удобной, чем была в 1812-м - после окончания боевых действий в армии воцарилась пресловутая парадомания.

Свой обзор я начну с частей, непосредственно участвовавших в подавлении мятежа, так как мои личные симпатии безусловно на стороне императора Николая. Итак, какими же преданными ему частями располагал молодой царь, решившись принять брошенный ему вызов? В первую очередь это Кавалергардский и Лейб-Гвардии Конный полки, старейшие в гвардейской кавалерии. Именно эти части ходили на Сенатской в безуспешные атаки на мятежное каре. Такое решение было оправданным - тяжёлая кавалерия, к которой относились оба полка (с точки зрения рода войск как кавалергарды, так и конногвардейцы являлись кирасирами), могла легко смять боевые порядки пехоты, оставаясь практически неуязвимой, ибо тело всядника защищала стальная кираса. Однако, разразившаяся накануне мятежа оттепель, сменившаяся 14 декабря лёгким морозцем, привела к обледенению Сенатской площади, что затрудняло действие конницы.














Как видим из приведённых иллюстраций, оба полка носили практически одинаковые белые однобортные мундиры (в 1812 году мундиры были двубортными) с красными воротниками и обшлагами, каски с гребнем в стиле древнеримских шлемов и воронёные кирасы. Отличия между кавалергардами и конногвардейцами состояли в цвете "металлического прибора" (пуговиц, пряжек, галунов, офицерских эполет), серебряного у кавалергардов и золотого у конногвардейцев.

Вероятно, из-за маркости белого мундира (полагавшегося не только при парадной, но и при походной форме) офицерам этих полков вне строя полагалось ещё целых два варианта вицмундиров - тёмно-зелёный на повседневную носку и красный - "праздничный". Первый из них мы можем видеть на герое Костолевского в фильме "Звезда пленительного счастья", показан он там достаточно точно. В качестве головного убора к вицмундиру полагалась треуголка.





Как мы помним, прорвавшихся в Зимний Дворец лейб-гренадер Панова остановили гвардейские сапёры. Лейб-Гвардии Сапёрный батальон носил мундиры по образцу пехотных, но с чёрными воротниками, обшлагами и лацканами. И с серебряным металлическим прибором. На кивера им полагались отличия инженерных войск - скрещённые топоры. А на воротники - петлицы (у офицеров - серебряные).




Серьёзной опорой императорской власти в трудную минуту стал, по свидетельству декабристов, и молодой Лейб-Гвардии Павловский полк. Этот полк получил права Леб-Гвардии за свои заслуги в Отечественной войне 1812 года. Павловцы имели мундиры с красными лацканами и зелёными воротниками, кроме того, их форменным отличием являлись головные уборы. За доблесть, проявленную в сражении при Аустерлице, павловцы навсегда сохранили свои медные гренадерские колпаки (характерные для XVIII века и отменённые в остальных полках после Аустерлица), простреленные в бою.





А в карауле у Зимнего Дворца в момент принесения присяги новому императору стояла полурота Лейб-Гвардии Финляндского полка. Финляндский полк считался егерским, поэтому носил полностью зелёные мундиры с зелёными же лацканами и красными выпушками.


На финляндский полк рассчитывали также и декабристы, среди его офицеров было много членов тайного общества. Однако единственное, что они смогли сделать - остановить основные силы полка на мосту и не позволить им прибыть на Сенатскую. В целом финляндцы остались верны долгу.

А что же "коренные" полки - первая гвардейская пехотная дивизия? Она, разумеется, тоже стояла на площади в рядах правительственных войск. Чему не в последнюю очередь способствовала пресловутая "семёновская история" 1820 года, после которой из Семёновского полка были переведены в армию все офицеры-декабристы (в их числе - впоследствии повешенный С.И. Муравьёв-Апостол).

Преображенцы, семёновцы, измайловцы и лейб-егеря к 1825 году носили, как уже было упомянуто, мундиры лацканного типа, но отличием Первой дивизии стали белые выпушки по краям лацканов и обшлагов. Преображенцам полагались мундиры с красными воротниками, семёновцам - с синими, измайловцам и лейб-егерям - с зелёными. В Лейб-Гвардии Егерском полку зелёными были также лацканы и обшлага. Каждый полк Первой дивизии имел своё особое орнаментальное шитьё на воротнике.







Рассеяла мятежников своими меткими залпами, как мы знаем, гвардейская пешая артиллерия. Гвардейские артиллеристы к 1825 году носили мундиры с чёрными воротниками  и лацканами (как и в Сапёрном батальоне), но металлический прибор был не серебряный, как у сапёров, а золотистый. А на кивере имелась артиллерийская эмблема - скрещённые пушечные стволы. Кутасы (подвесные украшения) на киверах артиллеристов были не белые, как в пехоте, а красные. Кроме того, артиллеристы получили в 1817 году султаны на кивера, каковых в 1812-м году не имели.



А вот гвардейская конная артиллерия в день восстания была на стороне декабристов и едва не присоединилась к мятежу. Властям стоило большого труда убедить конноартиллеристов в законности присяги новому императору Николаю. По этой причине молодой император не решился послать за конноартиллеристами, и они остались в казармах. Впрочем, необходимости в них и не возникло.


Кто же противостоял всей этой довольно внушительной силе, собранной императором Николаем и позволившей ему успешно локализовать мятеж в первые же часы? Основной ударной силой декабристов стали полки Второй пехотной дивизии - Лейб-Гвардии Московский и Лейб-Гвардии гренадерский. Оба этих полка носили одинаковые мундиры с красными лацканами без выпушек и гренадерские кивера с султанами. Отличались эти полки друг от друга только цветом воротника - красный в Московском полку и синий в Гренадерском.



Представление о том, как выглядели мятежные полки, можно получить по приведённой выше иллюстрации. На ней, правда, изображены офицеры в форме образца 1827 года. Но для данных полков с 1825 к тому времени слегка изменился только фасон киверов. Всё остальное вполне соответствует образцам двухгодичной давности.

Заметим, что я не приводил иллюстраций, на которых были бы изображены солдаты в шинелях. Поразительно, но факт - как правительственные войска, так и войска мятежников стояли на Сенатской в одних мундирах, несмотря на зиму. Никто - ни мятежники, ни государь - просто не рассчитывал, что восстание затянется надолго. Почему - я об этом уже писал. Лишь мятежная лейб-гренадерская рота Сутгофа прибыла на площадь в зимнем обмундировании.

Самой же "декабристской" частью в день 14 декабря 1825 года по праву можно считать Гвардейский Морской экипаж. Гвардейские моряки (кстати, часть тоже достаточно молодая, сформированная лишь в 1810 году по образцу аналогичного морского экипажа в гвардии Наполеона) прибыли на Сенатскую площадь с полным составом нижних чинов и практически со всеми офицерами. Причину этого понять нетрудно: офицеры-моряки ходили в заграничные плавания, имели возможность много наблюдать жизнь за рубежом, а поскольку были они в то время крайне молоды и впечатлительны, яркие картинки забугорной жизни хмелем били им в головы. Хотелось устроить нечто подобное и у себя дома, в России. А насколько западные лекала применимы к российским реалиям и чем, собственно говоря, вызваны те или иные европейские достижения, об этом мало задумывались.

Была и ещё одна причина для недовольства у моряков: недавно умерший император Александр I флота не жаловал, нуждами его болеть не хотел и вообще полагал Россию сухопутной державой (при том, что именно в его царствование произошли знаменитые Дарданелльское и Афонское морские сражения, и в его же царствование Беллинсгаузен и Лазарев открыли Антарктиду). О том, что новый император Николай буквально вдохнёт новую жизнь в медленно издыхающий флот, что русские моряки при нём покроют себя новой славой, никто предположить не мог.

А выглядел Гвардейский Экипаж вот так.


Активным участником восстания на Сенатской площади был Александр Бестужев-Марлинский, на момент 14 декабря 1825 года - штабс-капитан Лейб-Гвардии Драгунского полка. Гвардейские драгуны к 1825-му году успели сменить свои каски на кивера, прежние белые штаны - на зелёные с лампасами, а их нижние чины - погоны на эполеты. Впрочем, нижние чины полка в восстании не участвовали. Вся роль лейб-драгун в событиях 14 декабря ограничилась личностью Бестужева-Марлинского.





Существенную роль в событиях 14 декабря 1825 года играли гвардейские адъютанты. Именно они развозили поручения и приказания императора по казармам гвардейских частей. Если бы не их расторопность - как знать, возможно, Зимний Дворец и был бы захвачен гренадерами Панова. Некоторым из гвардейских адъютантов выпала роль парламентёров в переговорах с мятежниками. А некоторые из них, напротив, оказались в рядах самих мятежников. Адъютанты носили однобортные мундиры с белыми выпушками и аксельбантами, а в качестве головных уборов использовали треуголки.




А раз уж упомянутой у нас оказалась "семёновская история" 1820 года, не грех бросить взгляд и на те полки, которые помогли правительству Александра Благословенного удержать ситуацию под контролем. Это полки Лейб-Гвардии Гусарский и Лейб-Гвардии Казачий.

Лейб-гусары носили ярко-красные доломаны и ментики, которые к 1825 году дополнили такие же красные кивера. Вид получился довольно эффектный, так что в следующее царствование, при Николае Первом, цветные кивера получили все гусарские полки без исключения.




Гвардейские казаки носили мундиры по образцу донских казачьих полков - короткие куртки с застёжкой на крючках. Но в отличие от армейских казаков у гвардейцев эти куртки были красными. А шаровары - без лампасов. К 1825 году всем чинам Лейб-Гвардии Казачьего полка полагались эполеты - офицерам серебряные, нижним чинам - шерстяные.



Особую форму носила Лейб-Гвардии Черноморская казачья сотня, преобразованная к концу царствования Александра I в одноимённый эскадрон. В мундире казаков-черноморцев (этнических украинцев) заметно влияние украинского национального костюма.



Скажем несколько слов и о выступлении декабристов на Юге России. После разгрома восстания на Сенатской площади южное общество декабристов подняло мятеж в Черниговском полку. Снова повторились безобразные сцены с избиением полкового командира (который, весь израненный, едва остался жив), полк несколько дней скитался по украинской степи и в конце концов был разгромлен в бою под Белой Церковью. Зачинщики восстания - Сергей и Матвей Муравьёвы-Апостолы (из бывших семёновцев, "списанных" в армию после 1820 года) и Михаил Бестужев-Рюмин (для коего бой под Белой Церковью стал первым и последним сражением в жизни) попали в плен.


Вот так выглядел мятежный Черниговский полк. К сожалению, достать изображения его чинов в лучшем качестве
мне не удалось.


А подавлял восстание Ахтырский гусарский полк, прославленный в 1812 году подвигами Дениса Давыдова. Ахтырские гусары носили коричневые доломаны с жёлтыми воротниками и такого же цвета ментики.

На рисунке также хорошо заметно, что кивера гусар, в отличие от пехоты, украшал не чёрный, а белый султан. Кроме того, армейские кавалерийские полки получили на кивера налобные бляхи с андреевской звездой - по образцу британской армии.

Вот так выглядели в 1825 году те, кто сошёлся в смертельной схватке, ставкой в которой было будущее России. Выиграл эту схватку император Николай с верными ему полками. Благодаря чему сполна вкусить все "прелести" либеральной демократии на западный манер Россия смогла лишь в 90-е годы ХХ века. И слава Богу.

Tags: Декабристы, История Отечества, Униформология
Subscribe

promo mikhael_mark december 26, 2019 12:52 8
Buy for 10 tokens
Как известно, одним из главных аргументов тех, кто категорически выступает против передачи храмовых зданий верующим, является ограниченность финансовых ресурсов у Церкви и отсутствие понимания "всей всемирно культурной ценности этих старинных памятников". В итоге, делается вывод,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments