Михаил Маркитанов (mikhael_mark) wrote,
Михаил Маркитанов
mikhael_mark

Categories:

Крымская эвакуация в стихах

Обещанное продолжение темы, начатой здесь.

Было бы весьма странно, если бы такое масштабное и трагическое событие, как эвакуация белого Крыма не нашло своего отражения в поэзии. Более ста тысяч людей разом оказались выброшены со своей Родины, которую горячо любили и за которую сражались. Не нужные никому. Преданные недавними союзниками. Им оставалась только надежда - когда-нибудь снова вернуться и освободить Россию от гнёта узурпаторов.


Николай Туроверов, белоказачий офицер и поэт-эмигрант.


Начнём мы, пожалуй, с Николая Туроверова. Этот белоэмигрантский поэт и казачий офицер широко известен сегодня в России, а его стихи становятся песнями, как вот это, хрестоматийное:.

Уходили мы из Крыма
Среди дыма и огня.
Я с кормы, всё время мимо,
В своего стрелял коня.

А он плыл, изнемогая,
За высокою кормой,
Всё не веря, всё не зная,
Что прощается со мной.

Сколько раз одной могилы
Ожидали мы в бою…
Конь всё плыл, теряя силы,
Веря в преданность мою.

Мой денщик стрелял не мимо.
Покраснела чуть вода…
Уходящий берег Крыма

Я запомнил навсегда.

Кто знает? Возможно, именно эти строки стояли в голове авторов знаменитого фильма "Служили два товарища", когда они работали над его финальными сценами. Правда, в фильме белый офицер, видя преданность своего коня, бросившегося в воду, стреляет в себя...


Кадр из фильма "Служили два товарища". Белогвардеец Брусенцов прощается с конём.



Однако, этим стихотворением "крымская" тема в творчестве Туроверова не исчерпывается. Пронзительность чувств эмигранта, покидающего родную землю, куда лучше передана им вот в этих строках:

Помню горечь солёного ветра,
Перегруженный крен корабля;
Полосою синего фетра
Исчезала в тумане земля.

Но ни криков, ни стонов, ни жалоб,
Ни протянутых к берегу рук.
Тишина переполненных палуб
Напряглась, как натянутый лук.

Напряглась и такою осталась
Тетива наших душ навсегда.
Чёрной пропастью мне показалась
За бортом голубая вода.



Казаки на борту эсминца "Гневный Крым". Ноябрь 1920 г.
Вероятно, где-то среди них, в толпе, находится и Туроверов.

Крымской эвакуации предшествовали бои на Перекопе и форсирование красными Сиваша. Для этих событий у Туроверова тоже нашлись строки:


Нас было мало, слишком мало.
От вражьих толп темнела даль;
Но твёрдым блеском засверкала
Из ножен вынутая сталь.

Последних пламенных порывов
Была исполнена душа,
В железном грохоте разрывов
Вскипали воды Сиваша.

И ждали все, внимая знаку,
И подан был знакомый знак…
Полк шёл в последнюю атаку,

Венчая путь своих атак.

А это - Владимир Маяковский. Тот самый бард Красной Москвы, "агитатор, горлан и главарь", как он сам аттестовал себя:

Не глядя под ноги, шагом резким
Шел Врангель в черной черкеске.
Город брошен, на молу - голо.
Лодка шестивесельная стоит у мола.
И над белым тленом,
Как от пули падающий,
На оба колена
Упал главнокомандующий.
Трижды землю поцеловавши,
Трижды город перекрестил.
Под пули в лодку прыгнул... "Ваше
Превосходительство, грести?" - "Грести!"


Источник: http://russkiy-stil.livejournal.com/36455.html, более полный текст прислан Вячеславом Кондратьевым (vikond65).
Пронзительная картина. И никакой издёвки. Высокая трагедия, которую сквозь все политические разногласия смог в том роковом 1920-м разглядеть настоящий поэт.

Не обходят вниманием Крымскую эвакуацию и современные поэты. Для примера - только три стихотворения. Одно принадлежит Вадиму Шарыгину и так и называется: "Эмигранты".


Обклеен небом, тучами оббит
Морской простор. И долог взор пространный.
Высокое забвение обид,
Когда ещё в груди не смолкли раны!

Взгляд на море. Взгляд за море. Дымок.
Пал под ноги, не сдюжив с весом, пепел.
Один другого горше, одинок.
Кто бледностью, а кто бинтами светел!

Конь плачет тонко! И гудка протяжный вой;
Изгиб погона в ржавчине шинели.
И онемевшая ладонь под головой...
«Который час?» — кому-то кто-то... Мне ли?

Ни сон, ни явь, дремота, тошнота...
Всё снится, мнится, обморок, морока?
Но мысль, но боль сквозь сердце — точно, та,
Живая... Кто на Лемнос, кто в Марокко.

Кого куда: в Берлин, в Париж, в расход,
В Галлиполи, в распахнутость разлуки —
Везут навек встречать чужой восход...
На грудь возложат — рухнувшие руки.


Источник: http://www.stihi.ru/2014/08/12/6083



Второе написано Евгением Овчинниковым к 90-летию трагической даты, то есть - пять лет тому назад. Называется оно "Зачем?"


Двадцатый год. Отход из Крыма
Ждет неизвестность впереди…
Что сделалось в стране любимой?
Так сердцу тягостно в груди...

Никто не знал, что так случится.
Вопрос один – кто виноват,
Что брат на брата ополчится,
Что превратят Россию в ад?

В ответ на лозунг «Власть – народу!»
Тогда с Дроздовским вместе мы
Прошли из Ясс – на Дон походом
Спасать Россию от чумы.

Зачем в атаке в чистом поле
Убит любимый вороной?
Зачем нам нужен Галлиполи?
Здесь наша вера, дом и боль.

Себе оставим что отныне?
Лишь горсть земли, нательный крест,
Шеврон, погоны золотые
И русского солдата честь?

Каким аршином – мерой русской
Любовь к Отчизне измерять?
Так поклянемся ж наши чувства
В чужой земле не утерять.

Была судьба неумолима –
Сильней нас оказался враг….
Двадцатый год… Отход из Крыма…
Кто скажет мне: зачем же так?

Источник: http://www.liveinternet.ru/users/4768613/post323173651/


Наконец, третье принадлежит крымскому историку Игорю Руденко-Миниху

По тихим улочкам пpимоpских гоpодов
Уходим мы, качая остpия штыков.
Последний pаз желтеет золото погон,
И душу pвет пpощальный колокольный звон.

Осенний лист ложится в колеи доpог.
Уходим мы, и каждый сделал все, что мог.
И ветви голые теpнового венца
Уже бpосают тень пpечувствием конца.

Пусть пpотив нас наpод и беспощадный pок.
Ты нас оставил, но спаси Россию, Бог.
А мы идем - сияют на гpуди кpесты,

Пеpед Отечеством и совестью чисты...

Источник:
http://samlib.ru/r/rudenkominih_i_i/12.shtml

Продолжение следует...

Tags: Белые, Гражданская война, История Отечества, Культурология
Subscribe

Buy for 10 tokens
То, чего я так боялся в прошлом году, увы, становится реальностью и приобретает конкретные очертания. Похоже, с нашими поездками на озеро Большое Унзово - окончательно и бесповоротно всё. Рейдерам, захватившим нижегородский НИИ Радиотехники (причём на безупречно законных основаниях захватившим -…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments