Михаил Маркитанов (mikhael_mark) wrote,
Михаил Маркитанов
mikhael_mark

Categories:

Наварин: люди, мифы, уроки...

8 (20) октября 1827 года произошло Наваринское сражение - боевое крещение будущих героев обороны Севастополя Павла Нахимова, Владимира Корнилова и Владимира Истомина. В тот октябрьский день 1827 года будущие флотоводцы ходили в чинах весьма низких, однако показали себя настолько достойно, что тот же Нахимов по окончании боя получил под команду своё первое судно - трофейный корвет.








Россия не хотела этого сражения. Императору Николаю Первому нужно было лишь принудить турок прекратить геноцид мирного греческого населения. Кончилось это совместной русско-англо-французской конвенцией и посылкой совместной эскадры.

Турецкий флот был сосредоточен в Наваринской бухте и стоял там на якоре, высадив на берег десант головорезов. Этот десант успешно опустошал греческие берега, истребляя правого и виноватого, не щадя ни женщин, ни детей. Решено было предпринять демонстрацию, чтобы заставить турок отвести от Наварина свои войска и корабли, а если не получится - атаковать.

Русской эскадрой командовал адмирал Логин Петрович Гейден, немец, начинавший свою службу в голландском флоте и перешедший на русскую службу ещё при Екатерине II. Под его началом состояло 4 линкора, 4 фрегата, корвет и 2 брига [1]. Флагманским линкором "Азов" командовал Михаил Петрович Лазарев, которому советская научно-популярная литература, собственно, и приписывала весь успех Наваринского боя - видимо, из-за нерусской фамилии истинного командующего.



Адмирал Логин Петрович Гейден



Хотя, если разобраться по совести, то поводов для симпатий к Лазареву у советских авторов было не больше, чем для симпатий к Гейдену. Лазарев был адмиралом английской школы, строгим с подчинёнными и полностью одобрявшим такие позорные явления, как палочная дисциплина и дедовщина. Вероятно, в пользу Лазарева говорило открытие им (совместно с Фаддеем Беллинсгаузеном) Антарктиды. А также трепетная верность его памяти адмирала Нахимова.

К слову, именно на корабле Лазарева и оказались будущие герои Севастопольской страды. П.С. Нахимов в чине лейтенанта командовал артиллерийской батареей на баке, В.А. Корнилов, в чине мичмана, был вахтенным офицером, в бою принял команду, согласно наградной реляции, над тремя пушками нижнего дека, а после сражения сделался флаг-офицером (адъютантом) Лазарева [2]. Но если Нахимов был к этому времени уже опытным мореходом, с кругосветным плаванием за плечами, то для Корнилова поход к Наварину стал первым дальним морским переходом. Истомин же участвовал в сражении, будучи гардемарином - для него, курсанта, реальный и весьма кровавый бой стал обычной практикой.

1 октября на меридиане острова Занте, прославленного подвигами Ф.Ф. Ушакова, эскадра Гейдена встретилась с кораблями английского адмирала Кодрингтона - 3 линкора, 4 фрегата, 4 шлюпа и катер. На следующий день к своим союзникам присоединился французский адмирал Риньи с 3 линкорами, 2 фрегатами, бригом и шхуной. Таким образом, флот Христианской коалиции насчитывал 10 линкоров, 10 фрегатов и 10 более мелких судов. На них союзники имели, по данным историка Н.Д. Тальберга, 1298 пушек и 13 тысяч человек [3]. Командование объединённым флотом принял Кодрингтон. Турки в Наваринской бухте располагали 3 линкорами, 18 фрегатами, 30 корветами, 19 бригами и 7 брандерами, не считая транспортных судов, доставивших десант. Всего, по подсчётам того же Тальберга, 2106 орудий и 23 тысячи человек [4]. Турецкий флот прикрывали береговые батареи. То есть - противник имел почти двукратное превосходство как в людях, так и в артиллерии.

Тем не менее, союзный флот атаковал, и турки были разбиты наголову. 8 октября двумя колоннами союзники направлись на рейд Наварина. Присланный от турецкого командующего Ибрагим-паши парламентёр передал  Кодрингтону запрещение входить в бухту, однако Кодрингтон в ответ велел сказать, что истребит весь турецкий флот, если по союзникам будет произведён хоть один выстрел. Первыми в бухту втянулись несколько английских кораблей и заняли свои места согласно диспозиции без единого выстрела. Кодрингтон действовал в полном соответствии с видами Николая I, надеявшегося, что турок удастся отвратить от террора без кровопролития, что антитурецкий союз трёх великих держав и их совместные требования заставят султанское правительство образумиться. Однако, посланный к турецкому адмиралу парламентёр-англичанин был убит. История сохранила имя этого героя - лейтенант Фицрой с фрегата "Дартмут" [5].



Командующий турецким флотом Ибрагим-паша


Тем не менее, французы попробовали выслать к туркам своего парламентёра. Н.В. Скрицкий пишет [6], что этот парламентёр, пытавшийся убедить турецкий брандер отойти от кораблей союзников, также был убит, после чего возникшая перестрелка переросла в общее сражение. Однако, другие источники указывают, что на брандер был послан как раз лейтенант Фицрой, французский же парламентёр направлялся на корабль турецкого адмирала Мухаррем-бея (подчинённого Ибрагим-паши) [7]. Одновременно с убийством второго парламентёра турки открыли огонь по входившим в бухту французским судам, что и послужило началом сражения. Русским же кораблям Гейдена пришлось входить в бухту и занимать места согласно диспозиции уже под ураганным огнём турок.



Карта Наваринского сражения

Как видно из схемы сражения, горловина Наваринской бухты была достаточно тесной, и из-за большого количества сосредоточившихся в ней кораблей (а также и из-за огня турок) вход в бухту был сильно затруднён. В результате русский линкор "Гангут" замешкался, и флагманскому "Азову" пришлось более часа одному выдерживать бой против превосходящего противника. "Ежели бы турки не били бы нас очень много по рангоуту, а били бы всё в корпус, - писал П.С. Нахимов, - то я смело уверен, что у нас не осталось бы и половины команды" [8]. Из 34 подчинённых Нахимова 6 были убиты и 17 ранены, сам Нахимов чудом не пострадал [9].

"Бой велся на "пистолетных" дистанциях,  - пишет Вячеслав Кондратьев (vikond65), - поэтому промахов фактически не было. Корабль ("Азов" - М.М.) выдержал попадания 153 (по другим данным - 164) турецких ядер, в том числе семи - в подводную часть. На "Азове" погибло 24 матроса, что составило почти половину людских потерь нашего флота. Сам линкор утопил пять турецких кораблей, в том числе флагманский линкор Ибрагима-паши".

В том, что русский флот входил в бухту последним, не было никакой его вины или вины Гейдена - так было назначено по диспозиции. Но то, что "Азову" досталось больше всех, послужило источником распространённого мифа. Советские писатели и публицисты нередко утверждали, будто Кодрингтон, не сочувствуя идее греческого освобождения, заключил с турками предательское соглашение: союзный флот ограничится демонстрацией и ни при каких обстоятельствах не откроет огня. А русских в известность об этом не поставил. В итоге турки обрушили весь огонь на беззащитный "Азов", в то время, как корабли Кодрингтона и Риньи совершенно беспрепятственно, не встречая сопротивления, заняли назначенные им по диспозиции места [10]. Цену подобным утверждениям можно видеть из приведённого выше: содержание переговоров Кодрингтона с турками английский адмирал от союзников не скрывал, первой жертвой в сражении пал английский офицер, а французы Риньи ввязались в перестрелку с турками до того, как в сражение вступил "Азов". Более того: сторонники антирусской партии в Англии открыто честили Кодрингтона "убийцей", требовали отдачи его под суд и таки добились его отставки. Зато Николай I оценил союзного флотоводца по заслугам, наградив его Орденом св. Георгия 2-й степени. "Русский флот гордится, - писал царь англичанину, - что заслужил под Наварином Ваше одобрение" [11]. Николай I - не Пётр III, перед иностранцами никогда не заискивал и предателю, намеренно отправившему русский флот на убой, такого никогда бы не написал. Возмущён был увольнением Кодрингтона и русский командующий адмирал Гейден - тот самый, которого "предали".


Адмирал Эдвард Кодрингтон - герой Наваринского сражения и советских сплетен



Высокие награды получили и другие участники сражения. "Георгия" 2-й степени удостоился французский адмирал Риньи. Гейден получил "Георгия" 3-й степени и вице-адмиральский чин, Лазарев, столь успешно командовавший "Азовом", удостоился чина контр-адмирала (что окончательно закрепило за ним статус флотоводца в анналах истории Русского Флота - несмотря на то, что ни одного сражения Михаил Петрович самостоятельно не выиграл). Нахимов, как уже упоминалось, сделался капитан-лейтенантом, георгиевским кавалером (орден 4-й степени) и получил под команду свой первый корабль - трофейный корвет. Георгиевским кавалером стал и Владимир Корнилов. Особую награду - георгиевский кормовой флаг - получил линкор "Азов".



Линкор "Азов" под георгиевским флагом





... и его капитан М.П. Лазарев, ставший адмиралом.


Наваринское сражение не решило той задачи, ради которой затевалось. Остановить геноцид греков с помощью эффектной военно-морской демонстрации трёх держав не вышло. Однако, сражение стало началом очередной русско-турецкой войны, первой в Николаевскую эпоху, завершившейся разгромом султанской Турции и провозглашением независимости Греции.

Спустя 26 лет после Наварина наши бывшие союзники выступили противниками России и союзниками Турции. Однако, им пришлось иметь дело с флотоводцами, прошедшими Наварин и сделавшими из него правильные выводы. Турки, самонадеянно решившие бросить вызов Христианской Коалиции, лишились в Наваринской бухте и флота, и команд. Турки потеряли до 7 тысяч человек убитыми, 15 их судов было взорвано, 6 - захвачено, остальной флот они сами пожгли в панике. Русские же в 1854 году, столкнувшись с более мощным паровым англо-французским флотом, сами затопили свои корабли, перегородив фарватер, чем затруднили англо-французам доступ к Севастополю, а главное - сохранили команды и артиллерию. И моряки-черноморцы ещё 11 месяцев героически отстаивали главную базу родного флота.

Турки же, по верному наблюдению Вячеслава Кондратьева, уроков для себя никаких не извлекли - а потому Наваринский разгром повторился для них в 1853 году при Синопе, причём русским флотом командовал Нахимов - один из героев Наварина.

Ну и последнее. Урок, собственно, для нас. Безусловно, демонстрация силы - очень эффективное средство воздействия на те армии и правительства, которые не желают вести себя по-человечески. Безусловно, там, где можно, следует обходиться без кровопролития. Но если демонстрация произведена, а на неё не реагируют - надо идти до конца и бить, чтобы не показаться слабаками и трусами. Другого способа принудить к миру почувствовавшего вкус крови агрессора не существует. И Наварин это убедительно показал.

__________________________________

Примечания.
[1] Скрицкий Н.В. Самые знаменитые флотоводцы России. - М.: Вече, 2000. - с. 268.
[2] Скрицкий Н.В. Указ. соч. с. 280.
[3] Тальберг Н.Д. Николай I. - М.: Изд-во Сретенского монастыря, 2000. - с. 26.
[4] Скрицкий Н.В. Указ. соч., с. 269, Тальберг Н.Д. Указ. соч., с. 26.
[5] По данным Вячеслава Кондратьева (vikond65)
[6] Скрицкий Н.В. Указ. соч. с. 269.
[7] http://www.hrono.ru/sobyt/1800sob/1827navarin.php
[8] Скрицкий Н.В. Указ. соч., с. 269.
[9] Скрицкий Н.В. Указ. соч., с. 291.
[10] Об этом, в частности, говорилось в ЖЗЛовской биографии адмирала Нахимова.
[11] Тальберг Н.Д. Указ. соч., с. 26.

Tags: История Отечества, Нахимов, Неизвестных героев не бывает, Николай Первый, Россия vsТурция, Флот
Subscribe

Buy for 10 tokens
То, чего я так боялся в прошлом году, увы, становится реальностью и приобретает конкретные очертания. Похоже, с нашими поездками на озеро Большое Унзово - окончательно и бесповоротно всё. Рейдерам, захватившим нижегородский НИИ Радиотехники (причём на безупречно законных основаниях захватившим -…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments