Михаил Маркитанов (mikhael_mark) wrote,
Михаил Маркитанов
mikhael_mark

Category:

Последнее крупное сражение Великой Северной войны

Это - Гренгам, которому в этом году исполнилось ровно 295 лет. А значит, всего пять лет отделяет нас от трёхсотлетия этого триумфа молодого русского флота, поставившего убедительную точку в одной из самых длительных войн отечественной истории.

Сражение при Гренгаме случилось 27 июля 1720 года, а по новому стилю - 7 августа. В отличие от состоявшегося шесть лет ранее Гангутского сражения, при Гренгаме Пётр Великий лично не командовал своими моряками. За время Великой Северной войны в России подросла плеяда собственных флотоводцев, способных самостоятельно решать поставленные перед ними задачи. Всего за год до Гренгама состоялся удачный дебют русского линейного флота - Эзельское сражение, в ходе которого русская эскадра под командованием Наума Сенявина успешно разгромил шведскую эскадру [1]. При Гренгаме русским флотом командовал другой "птенец гнезда Петрова" - князь Михаил Голицын. Правда, действовать ему опять пришлось исключительно силами галер.


Герой Гренгама - князь Михаил Михайлович Голицын.


Чтобы понять, почему, стоит вникнуть в обстановку на ТВД накануне сражения. Она радикально поменялась со времён Гангута. Россия прочно контролировала не только всю юго-восточную прибалтику, за исключением независимой от шведов Курляндии [2]. В 1718 и 1719 годах Россия уже неоднократно высаживала десанты на побережье Швеции, в 1719-м русские войска опустошали даже окрестности Стокгольма. Всем здравомыслящим людям в Швеции было ясно, что с Россией пора заключать мир - выправить военную ситуацию в свою пользу уже не получится. Склонялся к этому и Карл XII. В своё время высокомерно отринув мирные предложения Петра, готового ограничиться одним Петербургом, он теперь оказывался вынужден мириться на куда более тяжких условиях, уступая всю Лифляндию и Эстляндию. Но русские стояли в Финляндии - и поневоле приходилось спасать эту "жемчужину шведской короны" путём дипломатического торга. Переговоры на Аландских островах медленно, но верно подвигались к своей конечной цели, но 30 ноября 1718 года Карл XII неожиданно погиб. Новая королева - Ульрика Элеонора - все переговоры свернула, а главу шведской делегации на них даже отправила на эшафот как изменника. Эзель и последующие русские десанты были призваны отрезвить её взбалмошную голову. Вероятно, мир и был бы подписан в 1719 году, но в дело неожиданно вмешалась Англия. Британская эскадра под командой адмирала Норриса вошла в Балтийское море, имея приказ соединиться со шведским флотом и совместными усилиями принудить Россию к миру, выгодному Швеции.

Пётр, однако, был не из тех, кого легко напугать. "Посредничество" англичан и лично адмирала Норриса он отверг решительно и бесповоротно. Сам же Норрис начал совершать действия, совершенно с точки зрения здравого смысла необъяснимые. Уж не знаю, то ли он был бездарный флотоводец, то ли имел какие-то секретные инструкции от своего двора, то ли просто решил, что может перехватить себе лавры победителя русских (дважды перед этим уже разбивших шведский флот), но вместо обещанной защиты шведского побережья он вдруг явился под Ревелем. Горожане, однако, вместо ожидавшегося англичанами белого флага, встретили незванных гостей мощными береговыми батареями и массовой записью в ополчение [3]. Англичане и вступившие под флаг Норриса шведы остановились в трёх милях от города, так и не решившись его атаковать.

Русские меж тем, опережая Норриса с его непонятными эволюциями, выслали галерный флот к шведскому побережью [4].и высадили под самым Стокгольмом шеститысячный десант во главе с бригадиром Менгденом. Этот десант проник вглубь территории Швеции, уничтожая всё на своём пути и не встречая нигде сопротивления. В сочетании с уходом Норриса деморализующее воздействие на шведов оказывалось особенно велико: англичане, на защиту которых так надеялись, помешать русским высадить свой десант так и не смогли.


Русские галеры у побережья Швеции


В дальнейшие планы русских входило сосредоточить весь галерный флот вместе с десантными войсками в одном месте и выждать там, под прикрытием линейного флота, дальнейших действий Норриса - чтобы, отправляясь от них, строить собственные операции. Галерный флот отплыл к Гельсингфорсу, оставив на острове Лемланд несколько лодок для наблюдения. Вскоре там появилась шведская эскадра адмирала Шеблада. Одна из русских лодок, севшая на мель, была захвачена шведами. Пётр, узнав о появлении неприятельских кораблей на Аландских островах, приказал Голицыну вернуться и очистить острова. Голицын повернул назад. И 26 июня заметил эскадру Шеблада. В её составе находились, по данным "Википедии", 1 линкор, 4 фрегата [5], 3 галеры, 3 шхербота, шнява, галиот и бригантина. У Голицына - только галеры, правда, в количестве 61 штуки. С такими силами (артиллерийское вооружение галер было очень слабым) атаковать шведский флот на открытой воде, да ещё и при неблагоприятном ветре, было самоубийством. Голицын принял верное решение - отойти к островам, забившись в проливы, заманить туда же шведов и дать бой там, где преимущество будет на стороне галер.


На этой карте приблизительно показаны эволюции шведской и русской эскадр
накануне и во время Гренгамского сражения.


Шеблад, видя отступление русского флота, погнался за ним, полагая себя победителем, и слишком поздно сообразил, что его заманили в ловушку. Четыре шведских фрегата втянулись в шхеры, где с трудом могли маневрировать. Голицын, держа свои галеры на безопасном от них расстоянии, выжидал. И его ожидания оправдались.

Шеблад отдал приказ своим морякам развернуть корабли, чтобы встретить русские галеры бортовым залпом, если бы те решились атаковать. При этом фрегаты "Венкер" и "Стор-Феникс" уклонились от фарватера и сели на мель. Именно этого и ждал Голицын. Русские галеры, паля из носовых орудий, устремились на врага, чтобы взять его на абордаж. Шеблад слишком поздно понял свою оплошность и подал сигнал двум другим фрегатам - "Данск-Эрну" и "Кискину" - вытягиваться на открытую воду. Однако, прежде чем они смогли бы это сделать, ему надлежало развернуть свой линкор. Разворачиваясь, флагманский корабль шведов перегородил фарватер своим же фрегатам. Пока Шеблад маневрировал, ловя ветер в паруса, русские галеры окружили все четыре шведских фрегата и взяли их на абордаж.


Карта, позволяющая более детально разглядеть ключевой момент сражения - захват четырёх фрегатов.



Схватка была ожесточённой. Но ни высокие борта, ни артиллерийский огонь не могли остановить порыва солдат Голицына. "Венкер" и "Стор-Феникс" были взяты в течение каких-то четверти часа. "Кискин" и "Данск-Эрн" сопротивлялись несколько дольше, продолжая при этом взывать к своему флагману о помощи, однако, Шебладу было уже не до них. Он был достаточно неглупым человеком, чтобы понять: втянувшись в шхеры со своим неповоротливым линкором, он рискует посадить его на мель, после чего корабль неизбежно ждала бы участь "Венкера" и  "Стор-Феникса". С Гренгамского плёса надо было срочно уходить в открытое море. И вскоре над флагштоками "Кискина" и "Данск-Эрна" уже трепетали Андреевские флаги.


Гренгамское сражение. Русские галеры берут на абордаж шведске фрегаты.


Голицын, однако, довольствоваться четырьмя "призами" не собирался, а послал свои галеры в погоню за удирающим шведским флагманом. Командовал отрядом преследования полковник Чубаров. Огонь русских бомбардиров с галер был достаточно метким, с кормы шведского флагмана только доски летели в воду. Однако, линкор оставался линкором, и при свежем ветре Шеблад на своём корабле имел все преимущества. Он вырвался с Гренгамского плёса и теперь с оставшимися у него кораблями готовился встретить атакующих. К тому же ветер развёл большую волну, что, как указывает Шигин, мешало русским галерам действовать. И Чубаров принимает решение отступить [6].

Бой длился всего 4 часа. По итогам сражения шведы лишились четырёх фрегатов, а их флагманский линкор получил повреждения. По данным В. Шигина, шведы потеряли убитыми 103 человека, а 407 шведов попало в плен. Потери русских составили 82 человека убитыми и 246 - ранеными. Из них сорок человек - обожжено пороховыми газами [7], что свидетельствует об ожесточённости абордажной схватки и решительности действий русских абордажных команд. "Википедия" называет меньшую цифру раненых у русских - 236 человек. Она же уточняет, что среди 407 пленных шведов находилось 37 офицеров, кроме того, добычей русского флота стали 104 орудия.


Старинная гравюра, изображающая сражение при Гренгаме.


Петру о Гренгамской победе стало известно в день Преображения Господня, при выходе из церкви. На радостях царь распорядился немедленно отслужить благодарственный молебен. "Правда немалая виктория может причесться, - писал он Меншикову, - а наипаче при очах английских, которые равно шведов обороняли, как их земли, так и флот" [8]. Царь дал волю своей иронии - в то время, как галеры Голицына брали на абордаж шведские фрегаты, Норрис зачем-то торчал под Ревелем, непонятно чего выжидая.

И хотя адмирал Норрис непосредственно при Гренгаме не присутствовал, победа русского флота наглядно продемонстрировала шведам, что петровский флот прочно стал господином на Балтике, и никакие англичане уже не смогут надёжно защитить неприкосновенность шведской территории. Норрис, так и не решившийся ни бомбардировать Ревель (пыл к чему хорошо охлаждали береговые батареи), ни высадить десант (англичанину в подзорную трубу хорошо было видно скопление русской пехоты на берегу, и он прекрасно понимал, что его десант будет просто вырезан до последнего человека), получив известие о Гренгаме, начал бомбардировать Петербург слёзными письмами, едва ли не умоляя принять собственное посредничество при заключении мира. Пётр с генерал-адмиралом Ф.М. Апраксиным только посмеивались, читая эти слезницы.

Шведы же были потрясены как поражением своего флота, так и нерешительностью англичан. В мае 1721 года мирные переговоры между Россией и Швецией возобновились. Кончились эти переговоры подписанием Ништадтского мира.


_________________________________________
Примечания

[1] пусть и уступавшую русским кораблям в численности - это неравенство сил на первом этапе сражения выравнивалось тем, что Сенявин оказался вынужден вводить свои корабли в бой по частям.
[2] Герцогство Курляндское было на тот момент вассалом Польши.
[3] Шигин В.В. Гангут. Первая победа российского флота. - М.: Вече, 2014. - с. 304.
[4] Благо, идти теперь надо было не от Петербурга - русский галерный флот хозяйничал на Аландских островах, прилегающих к Швеции, а необходимые для десантных операций войска имелись под рукой в Финляндии.
[5] У Шигина ошибочно указаны 2 фрегата. Однако, он сам тут же признаёт свою неточность, когда переходит к описанию сражения.
[6] Шигин В.В. Указ. соч. - с. 308.
[7] Шигин В.В. Указ. соч. - с. 309.
[8] Шигин В.В. Указ. соч. - с. 310.

Tags: Великая Северная война, История Отечества, Пётр Великий
Subscribe

promo mikhael_mark december 26, 2019 12:52 8
Buy for 10 tokens
Как известно, одним из главных аргументов тех, кто категорически выступает против передачи храмовых зданий верующим, является ограниченность финансовых ресурсов у Церкви и отсутствие понимания "всей всемирно культурной ценности этих старинных памятников". В итоге, делается вывод,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments