Михаил Маркитанов (mikhael_mark) wrote,
Михаил Маркитанов
mikhael_mark

Categories:

О, муза, расскажи, как Каппель воевал!

Продолжение темы, начатой здесь, здесь, и вот здесь. Некоторые особенности Каппеля-полководца, подмеченные его боевым соратником Василием Вырыпаевым. Казалось бы - мелочь, не имеющая прямого отношения к нашему времени, однако, хорошо отражающая специфику Гражданской войны на ранней фазе её развития и позволяющая многое понять в событиях, происходящих сегодня в Украине.




Владимир Оскарович Каппель


Итак, 9 июня 1918 года Каппель взял на себя командование зародившейся в Поволжье Белой Армией - "Народной Армией КомУча". Вся его "армия" состояла на тот момент из 90 человек пехоты, 45 человек конницы и импровизированной артиллерийской батареи в два орудия с большим избытком прислуги. Эти "300 спартанцев" должны были бросить вызов Красной Армии, которая, хоть и не успела к тому времени окрепнуть, но уже насчитывала в своих рядах сотни тысяч "сознательных пролетариев". Задача практически безнадёжная, особенно учитывая низкий уровень подготовки бойцов, отмеченный Вырыпаевым. Тем не менее, уже 11 июня, то есть - всего два дня спустя (!!!) "армия" Каппеля дала своё первое сражение. И ... выиграла.

Вот как об этом пишет в своих мемуарах Вырыпаев: "Не доходя 14 верст до Сызрани, на станции Батраки, отряд под командой Каппеля вынужден был выгрузиться, так как чехи только что оставили город. Каппель созвал начальников отдельных частей на совещание. Обрисовал обстановку и общую задачу и точно, до мельчайших подробностей, каждому начальнику отдельной части объяснил предположительно ситуацию у красных и состояние их тылов.


По плану Каппеля, завтра в 5 часов утра главные силы, около 250 штыков, атакуют город в лоб. Выделенной конной группе, то есть мне с двумя орудиями под прикрытием Стафиевского (45 сабель), сделать глубокий обход города с севера, с таким расчетом, чтобы завтра ровно в 5 часов утра обстрелять возможно энергичнее эшелоны красных, по чешской разведке находившиеся на станции Заборовка, в 18 верстах западнее Сызрани. И, не задерживаясь, направиться по шоссе, вдоль линии железной дороги, на Сызрань. По пути взорвать в двух-трех местах железнодорожное полотно.

Недолго думая мы направились в обход, так как день близился к вечеру. Пройдя ускоренным аллюром это расстояние, в 4 часа утра мы были в деревушке в двух верстах от станции Заборовка, сделав небольшой привал.

Немногие проснувшиеся жители деревни с большим недоумением смотрели на нас, как будто мы свалились с неба. И конечно, они никак не могли догадаться, кто мы такие. Все одетые в защитный цвет, мы не имели никаких погон и никаких отличий, кроме небольшой белой повязки на левой руке.



Вернувшиеся от станции Заборовка разведчики доложили, что там стоят два классных эшелона и три товарных, груженные красногвардейцами.

Ровно в 5 часов утра станция Заборовка была, как приказал Каппель, обстреляна семью десятками снарядов (шрапнелью и гранатами) с предельной скоростью, после чего, взяв орудия на передки, мы спокойно, манежной рысью направились по шоссе вдоль железнодорожного полотна на город Сызрань. Сзади нас над станцией Заборовка стоял черный дым от пожара — наши снаряды подожгли цистерны с нефтью или керосином.

Примерно через два часа мы входили в город Сызрань. Нашим глазам представилась картина только что оконченного уличного боя. На улицах валялись убитые красногвардейцы, разбитые повозки, сломанные полевые кухни и другое разбросанное военное имущество. Около одного дома под сложенным строевым лесом нашли спрятавшегося раненного в бедро мадьяра. Их оказалось среди красных немало.

Как мы узнали позже, утром красные очень упорно защищали город, но, когда к ним пришли сведения об обстреле их тыла — станции Заборовка, они поспешно очистили город, проклиная своих комиссаров. В панике они бежали в сторону Пензы, бросив свои позиции с орудиями, пулеметами и другим военным добром, оставив в городе нетронутыми военные склады. Поспешно из товарных платформ и вагонов был организован броневик, который преследовал бежавших красных до города Кузнецка...


Белые в отбитом у большевиков городе. Рис. А. Каращука.


Эта первая операция молодого отряда под командой Каппеля была головокружительной по своему успеху и прошла с пунктуальной точностью даже в самых мелочах, согласно распоряжениям Каппеля. За всю операцию было потеряно убитыми лишь четыре человека, тогда как потери красных были громадны" [1].


Позволю себе прервать здесь повествование Вырыпаева и заострить внимание на некоторых важных моментах. Каппель, несмотря на громадное численное превосходство противника, решительно наступает - потому что оборона при таком соотношении сил гибельна. Красные имели все возможности взять немногочисленных белых в кольцо, лишить их необходимых ресурсов и не спеша додавить. Теперь же им самим приходилось отступать [2]. Во-вторых, в действиях Каппеля чувствуется расчёт бывалого генштабиста. Он наводит справки о силах противника и расположении этих сил - и только после этого ставит задачу подчинённым. Стоит отдельно отметить, что к такому методу полководчества Каппеля они приноровились достаточно быстро. И уже сам Вырыпаев, уже в том же бою, действует вполне по-каппелевски. И в-третьих. Каппель умело сочетает лобовой удар пехотой с глубоким обходом, причём в обход им посылается артиллерия - тот род войск, который всегда оказывал наибольшее моральное воздействие на противника. Расчёт Каппеля - на то, чтобы ошеломить. Чтобы посеять панику. Чтобы вызвать у большевиков иллюзию не просто обхода - а окружения. И это ему блестяще удаётся. "Эта победа, - продолжает дальше Вырыпаев, - дала как бы толчок для дальнейших действий и вселила в бойцов не только глубокое доверие к их начальнику, но и преклонение перед его знанием военного дела и ясным пониманием атмосферы и духа Гражданской войны" [3].

2 дня. 2 дня, которые благодаря незаурядному уму и ещё более незаурядной отваге Каппеля полностью изменили расстановку сил в Поволжье. А ведь Владимир Оскарович на тот момент не был ещё даже и полковником! Каппелю удалось существенно расширить территорию, контролируемую белыми, в результате чего в Народную Армию начался приток новых добровольцев, а захваченная у красных матчасть была немедленно поставлена в строй.

Население встречало белых как освободителей. В отличие от Сибири, где на протяжении всей Гражданской войны полыхало красное партизанское движение, в Поволжье ничего подобного не было. Мягкий, интеллигентный Куйбышев, распоряжавшийся в Самаре, был редким исключением. Остальные города успели испробовать на себе тяжёлую руку революционной власти - и были счастливы от неё избавиться. "Население, заполнившее улицы города, по которым двигались войска, - пишет Вырыпаев, - при общем дружном ликовании угощало своих освободителей разными прохладительными напитками, сластями и буквально засыпало их цветами. Позднее все чины Народной армии были приглашены сызранцами на обед, на котором радушные хозяева не поскупились в своем хлебосольстве" [4].

Память Василия Осиповича сохранила следующий эпизод: "
Когда я отправился в обход Сызрани, оттуда пришел лет 13 подросток в бойскаутской форме. Он подробно рассказал, как красные заняли город, разгромив винный склад, перепились и группами разгуливали по городу, расстреливая не понравившихся им обывателей тут же на улице, и вообще бесчинствовали. Эти сведения очень помогли главным силам при занятии города.


После однодневного отдыха, согласно требованию из Самары, мы готовы были к отправке. Родители привели к нам бойскаута (о котором рассказано выше), прося взять его с собой, так как они не были уверены, что местные формирования смогут справиться с наступлением красных после нашего ухода. И конечно, когда они придут, то его расстреляют, потому что соседи видели и знают, как он нам помогал. Потом Каппель предложил мне взять этого юношу. Я был бы рад его взять, но ему нечего было делать у меня в батарее, так как он самостоятельно не смог бы седлать коня и даже поднять седло. Потом решили прикомандировать его к бронепоезду, с которым он провел всю Гражданскую войну" [5].





Бронепоезд "Каппелевец"


Напоследок приведу ещё одну зарисовку Вырыпаева, характеризующую тактику Каппеля в 1918 году.  "Из ближайшей деревни пригнали нужное количество крестьянских подвод для нашей пехоты, которая в это время на Волге никогда не ходила в пешем строю. Отнимая у крестьян подводы в жаркое рабочее время, мы согласно приказу Каппеля обязательно платили по 10— 15 рублей за каждую (тогда это были приличные деньги). При таких условиях отряд мог передвигаться довольно быстро, не утомляясь.


Расспросив у первых попавшихся местных жителей о противнике, в его сторону направлялся разъезд нашей кавалерии. Приблизительно в одной версте следом за ним двигались главные силы. Наша пехота, расположившись по трое-четверо на телеге на душистом сене, обычно дремала или просто наслаждалась природой. Но лишь только слышались первые выстрелы по нашему разъезду, как будто под действием электрического тока, пригретая теплым летним солнцем, дремлющая пехота выпрыгивала из своих повозок и, еще не дождавшись команды и остановки, бежала с винтовками наперевес в сторону выстрелов.

Каппель на коне впереди главных сил обыкновенно кричал в сторону командира пехоты бежавшему впереди бойцов Бузкову: “Не рискуйте — берегите людей! Каждый боец дорог!” Бегущий мимо него Бузков брал под козырек и вполоборота отвечал: “Слушаюсь!” Повозки останавливались. Я со своими орудиями съезжал с дороги вправо или влево, строил фронт, но с передков пока не снимался до приказания начальника. И когда минуты через две-три выяснялось, что противник заслуживал внимания, тогда начинался бой. Кавалерия частью оставалась прикрытием к орудиям, а часто уходила в обход врага. Двигаясь очень быстро и энергично атакуя врага, отряд Каппеля всегда появлялся неожиданно. Противнику трудно было точно определить силы Каппеля...

Как было заведено, все чины отряда должны были иметь винтовки или карабины. Каппель в этом отношении был самым примерным. Он не расставался с винтовкой не только как начальник небольшого отряда, но даже и тогда, когда был впоследствии главнокомандующим армиями... Добровольцы отряда, видя своего начальника все время перед глазами, живущего с ними одной жизнью, с каждым днем все более и более привязывались к Каппелю. Переживая сообща радость и горе, они полюбили его и готовы были для него на все, не щадя своей жизни [6]...

В то время каждый командир, в том числе и Каппель, был в то же самое время и рядовым бойцом. На Волге не раз Каппелю приходилось залегать в цепь вместе со своими добровольцами и вести стрельбу по красным. Может быть, потому он так тонко знал настроение и нужды своих солдат, что ему приходилось вести тогда жизнь рядового бойца" [7].

Конечно, по мере создания у большевиков регулярной Красной Армии и по мере увеличения численности войск у самих белых воевать такими методами становилось невозможно, и сам Каппель это прекрасно понимал. Но на раннем этапе Гражданской войны подобная тактика позволила Белому Движению выжить. А его руководителям - приобрести необходимый авторитет.
_____________________________
Примечания

[1] Вырыпаев В.О. Каппелевцы // 1918 год на Востоке России. - М.: Центрполиграф, 2003. - с. 52 - 54.
[2] Надеюсь, теперь всем понятно, почему Стрелков оставил Славянск? Останься он там, его немногочисленные войска точно так же были бы, не спеша, раздавлены бандеровской армией, многократно превосходящей в численности. Причём раздавлены вместе с местными жителями. Стрелкову нужно было получить оперативный простор и попробовать наступать - что он и сделал. Итогом стал Иловайский котёл и потеря бандеровцами контроля над украино-российской границей.
[3] Вырыпаев В.О. Указ. соч. - с. 54.
[4] Там же.
[5] Там же, с. 54 - 55.
[6] Вырыпаев В.О. Указ. соч. - с. 55 - 56.
[7]
Вырыпаев В.О. Указ. соч. - с. 68.

Tags: Белые, Гражданская война, История Отечества, Каппель и каппелевцы, Моя история меня бережёт
Subscribe

promo mikhael_mark december 26, 2019 12:52 8
Buy for 10 tokens
Как известно, одним из главных аргументов тех, кто категорически выступает против передачи храмовых зданий верующим, является ограниченность финансовых ресурсов у Церкви и отсутствие понимания "всей всемирно культурной ценности этих старинных памятников". В итоге, делается вывод,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments