Михаил Маркитанов (mikhael_mark) wrote,
Михаил Маркитанов
mikhael_mark

Categories:

Была ли альтернатива "грозе 12-го года"?

9 июля 1807 года окончились переговоры двух императоров в Тильзите. Александр Первый (тогда ещё далеко не "Благословенный") и Наполеон Бонапарт подписали мирный договор, завершивший двухлетнюю войну между Россией и Францией. Переговоры, однако, привели не только к завершению войны, но и к заключению союза между недавними противниками. Наполеон стремился к этому союзу: несмотря на то, что русская армия была разбита при Фридланде, французский император как неглупый человек и грамотный полководец понимал, что поражение явилось причиной бездарности русского командующего Леонтия Беннигсена (немецкого наёмника) и его откровенной незаинтересованности в победе, а отнюдь не низких боевых качеств самой армии. Наполеон не забыл ещё разразившегося несколькими месяцами ранее сражения при Прейсиш-Эйлау, которой благодаря усилиям Барклая-де-Толли русским удалось свести вничью. Помнил он и о Шенграбене, где 7000 героев под командой Петра Багратиона задержали наступление 40-тысячного корпуса Мюрата и позволили основным силам русской армии выйти из-под удара. Такую армию император-полководец хотел иметь своим союзником, а не врагом. Вернее - пушечным мясом, экономящим жизни "цивилизованных европейцев".




Наполеон встречает Александра на плоту

После разгрома при Фридланде русская армия была вынуждена отойти за Неман. Река стала разделительной линией между врагами. Французы занимали городок Тильзит на восточной границе Пруссии - дальше начиналась Россия. То есть, Наполеон формально был готов перенести боевые действия непосредственно на территорию Российской Империи, но сделал "жест доброй воли": несмотря на явную военную катастрофу России и предстоявшую ей унизительную капитуляцию, он предложил провести встречу на плоту посреди Немана, чтобы ни один из императоров формально не отправлялся на поклон к другому. Уничтожать Россию Наполеон не стремился. Сильная, но подчинённая Россия ему в тот момент была полезнее.

Вот пункты Тильзитского договора:

- Россия признала все завоевания Наполеона.
- Присоединение России к континентальной блокаде против Англии (секретное соглашение). - Россия должна полностью отказаться от торговли со своим главным партнёром (в частности, условия мирного договора предписывали России полностью исключить экспорт пеньки в Великобританию).
- Россия и Франция обязались помогать друг другу во всякой наступательной и оборонительной войне, где только это потребуется обстоятельствами.
- На территории польских владений Пруссии образовано Герцогство Варшавское, зависимое от Франции.
- Значительно урезалась территория Пруссии (отторгались польские области, а так же оккупированы Пруссией в 1806 году Ганновер, Графство Марк, с городами Эссен, Верден и Липпстадт, Графство Равенсберг, города Линген и Текленбург, Княжества Минден, Восточная Фризия, Мюнстер, Падерборн, Клеве и восточный берег Рейна), хотя она была сохранена в качестве самостоятельного государства и превращалась в зависимое от Франции государство.
- Россия выводила свои войска из Молдавии и Валахии, завоёванных у Турции.
- Россия негласно обязалась не препятствовать Наполеону в установлении контроля над Ионическими островами, и несколько месяцев спустя они вошли в состав Иллирийских провинций Франции.
- Признание Россией Жозефа Бонапарта королём неаполитанским и Людовика Бонапарта — королём голландским, Жерома Бонапарта — королём вестфальским.
- Признание Россией Рейнского союза.
- Франция переставала оказывать помощь Турции в русско-турецкой воине 1806-1812 годов.

Россия оставалась независимым государством, не ущемлённым территориально (если не считать Молдавии и Валахии, только что отвоёванных у турок, которые теперь предстояло отдать обратно). Россия также выторговала независимость для Пруссии - ещё один "жест доброй воли" со стороны Наполеона, учитывавшего дружественные связи между русским и прусским дворами. В остальном мир был сдачей позиций России, которые она отстаивала в начале войны. Фактически наша страна отказывалась от статуса мировой сверхдержавы.



Карта Европы по Тильзитскому миру.
Взята в ЖЖ Вячеслава Кондратьева (vikond65), оригинальное размещение здесь


В 2012 году на волне протестных акций т.н. "несистемной оппозиции", странным образом совпавших с 200-летним юбилеем Отечественной войны 1812 года, активизировались споры, нужна ли была вообще России эта война? Кем был для нашей страны Наполеон - непримиримым врагом-захватчиком, против которого неизбежно должно было возникнуть всенародное сопротивление, или освободителем, несшим в "отсталую" крепостническую Россию блага европейской цивилизации и свободы? И не лучше ли было России договориться с Наполеоном полюбовно, поделив мир "по справедливости"?

Пункты Тильзитского мира, а пуще - политика Наполеона после него, ясно показывают. что война была неизбежна. Наполеон ставил перед собой утопическую цель, мечтая о сильной, но подчинённой России, ибо сильное государство действует исходя исключительно из своих национальных интересов, а не из договоров, которые ему навязали силой оружия. Такие договоры сильное государство при первой же возможности отринет как досадную помеху. Можно спорить о том, насколько выгодна или невыгодна для России была континентальная блокада. Одни специалисты упирают на то, что Россия лишилась импорта жизненно необходимых для неё промышленных товаров, возместить отсутствие которых французский импорт был не в состоянии. Другие возражают, что исчезновение импорта способствовало развитию собственнй промышленности в России, ибо встал вопрос о пресловутом импортозамещении (такова, к слову, и позиция Вячеслава Кондратьева, у которого я позволил себе позаимствовать карту). Однако, невозможно отрицать, что Наполеон с первых же дней после Тильзита стремился использовать русскую армию в качестве пушечного мяса (к слову, сам этот термин придумал именно он). А имперские амбиции Наполеона после 1807 года только увеличились - лишившись столь мощного сдерживающего фактора, каковым была, несмотря на все поражения, Россия, Наполеон в том же году фактически аннексировал Португалию, спустя год разгромил Австрию и оккупировал считавшуюся до этого союзной Испанию (вот уже и повод для Александра призадуматься над судьбой собственной страны!), затем присоединил к Франции Голландию и ряд немецких земель, наконец, он никогда не оставлял своих намерений покончить с Англией. Россия же должна была теперь оплачивать амбиции "корсиканского зверя" кровью своих солдат.

Александр же логично стремился этой ловушки избежать, и, не ссорясь пока без необходимости с Францией, сберегать жизни собственных подданных. Россия после Тильзита вела сразу три войны - со Швецией на севере (шведский король после фридландского разгрома в очередной раз возмечтал о реванше за победы Петра Великого), с Турцией и Персией - на юге. В этих условиях предстояло реформировать армию, повышать её боеспособность и мобильность, наращивать силы, готовясь к неизбежному новому столкновению с Наполеоном. Большая заслуга императора Александра состоит именно в том, что он эту задау решил, избежал втягивания России в войну на стороне Франции, формально оставаясь её союзником. Новый военный министр Барклай-де-Толли сумел использовать предоставленную ему пятилетнюю передышку (относительную, конечно же) по максимуму, и в 1812 году Наполеон увидел перед собой совершенно не ту русскую армию, которую когда-то с такой лёгкостью разгромил при Аустерлице и Фридланде. И сам был вынужден признать по поводу Бородинского сражения, что в нём "оказано более всего доблести и одержан наименьший успех. Французы показали себя достойными одержать победу, а русские - остаться непобедимыми".


Портрет императора Александра Благословенного времён Тильзитского мира.
На императоре - орден св. Великомученика и Победоносца Георгия за Аустерлиц.


Александр мягко, но уверенно отмёл все притязания Наполеона на русскую военную силу, используя последнюю лишь в интересах собственной страны. Франко-австрийская война, в которой Бонапарт рассчитывал на русские штыки, была выиграна французами без нашей помощи, русская же армия так "спешила" на помощь к новоявленному союзнику, что успела лишь к победным торжествам. Ещё более красноречива история так и не состоявшегося Индийского похода, в который Наполеон пытался затолкать Александра. Обратите внимание на 4 пункт условий Тильзитского мира. Россия была обязана помогать Франции в любой войне, даже агрессивной. А Наполеон как раз в это время довольно-таки вяло воевал с Англией. После Трафальгарского разгрома желания вновь испробовать на себе силу британского флота у французов явно не было, сама же Англия чувствовала себя в безопасности за Ла-Маншем. Поэтому удар по Индии, которую англичане считали "главной жемчужиной" в своей короне, давал Наполеону возможность нанести своему главному противнику чувствительный урон, не прибегая при этом к рискованным попыткам десанта на Британские острова. И вот, 2 февраля 1808 года Наполеон впервые обозначает перед Александром перспективу совместного похода на Индию. Чем это могло кончиться для Александра и его армии - достаточно очевидно. Русские могли прорваться в Индию либо проложив себе дорогу через турецкие владения (с Турцией Россия как раз в это время воевала), либо двигаясь через безводные и малоосвоенные пустыни Средней Азии, где в это время хозяйничали всевозможные ханы. Увязнув в боях с англичанами в Индии, русские войска рисковали быть отрезанными от баз снабжения и уничтоженными в стратегическом окружении. Кроме того, за пустынями Средней Азии следовало, как указывает В. Кондратьев, преодолеть горные хребты Памир и Гиндукуш, а потом - Афганистан, с которым Англия и в конце-то XIX века справиться толком не могла. В общем, при выборе "огибающего" маршрута русская армия имела все шансы погибнуть в дороге и практически никаких - хотя бы добраться до предполагаемого противника (а уж тем более - одержать над ним верх).

Логично поэтому, что вопрос о начале индийского похода Александр в ответном письме Наполеону увязал со встречным проектом раздела Турции. То есть, по существу, потребовал от Бонапарта исполнения Тильзитского договора и помощи России в той войне, которую она в тот момент вела сама. Нужно ли говорить, что эти предложения были отвергнуты? Себя Наполеон не считал связанным никакими договорами.

Не стоит сбрасывать со счетов и такой немаловажный аспект, как общественное мнение. А оно в России однозначно расценивало Тильзитский мир как позорный и едва ли не предательский. Такому восприятию много способствовало и собственное поведение французов. Денис Давыдов описывает в своих воспоминаниях эпизод, как в его полк нанёс визит некий французский офицер по фамилии Перигор (какой-то родственник Талейрана). И на протяжении всего торжественного обеда, данного в его честь, сидел за столом в шапке, сославшись на устав французской армии. Это было однозначным хамством. И Давыдов не без горечи отмечает: "Как знать - по сбитии шапки с головы Перигора не вылетело бы заодно и несколько статей мирного трактата из головы Бонапарта?"


Денис Давыдов


В аналогичном духе высказывались в письмах к своему августейшему родственнику и члены императорской семьи. Александр хорошо помнил историю истекшего столетия. Судьба деда и отца были ему памятны, к последней он сам приложил когда-то руку. Чем может кончиться массовое недовольство аристократии, если он будет буквально и добросовестно следовать условиям позорного мира, ему объяснять было не надо, тем более, что у аристократии имелась на примете сестра императора - умная, решительная, а главное - радикально антифранцузски настроенная великая княжна Екатерина Павловна, которую те или иные горячие головы вполне могли бы при поддержке гвардии провозгласить императрицей Екатериной Третьей.

В таких условиях, с какой стороны ни посмотри, Александр был обречён саботировать Тильзитский мир - и ради национальных интересов вверенной его попечению Империи, и ради собственной своей безопасности. А это, в свою очередь, делало войну неизбежной. Александр это понимал - и многое сделал для того, чтобы Россия к войне была готова. А победителей, как известно, не судят.

Tags: Гроза 12-го года, История Отечества, Наполеоновские войны
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo mikhael_mark декабрь 26, 2019 12:52 8
Buy for 10 tokens
Как известно, одним из главных аргументов тех, кто категорически выступает против передачи храмовых зданий верующим, является ограниченность финансовых ресурсов у Церкви и отсутствие понимания "всей всемирно культурной ценности этих старинных памятников". В итоге, делается вывод,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments