Михаил Маркитанов (mikhael_mark) wrote,
Михаил Маркитанов
mikhael_mark

Category:

Ему не было и тридцати

Давно настала необходимость исполнить своё недавнее обещание и рассказать о биографии Фёдора Фёдоровича Мейбома, раз уж я начал активно пересказывать его воспоминания (например, здесь и вот здесь). Тем более, что личность и впрямь любопытная. Один из характерных типажей Гражданской войны на Востоке России.




Ф.Ф. Мейбом

Мейбом родился в 1892 году в семье обрусевших шведов. Кроме него, у родителей были ещё трое детей - два брата и сестра. Фёдор Мейбом и оба его брата так или иначе связали свою судьбу с Белым Движением - ничего другого реальность Русской Смуты им не оставила.
Фёдор Фёдорович окончил Владимирское военное училище в 1912 году и начал службу в инженерных войсках Русской Императорской Армии - в 32 инженерном отдельном батальоне, в телефонно-телеграфной роте. Челябинский областной портал [1] сообщает о нём, что в 1915 году он переводится в пехоту, в 497-й Белецкий полк и за два года Первой Мировой войны последовательно проходит путь от командира взвода до командира батальона. В составе этого полка Мейбом принял участие в Брусиловском прорыве 1916 года, был ранен и произведён в штабс-капитаны. В феврале 1917-го, незадолго до переворота, стал помощником командира полка.

А дальше была революция. У нас сегодня нередко приходится слышать о "белых предателях царя", о том, что Белое Движение было всего лишь "реакцией Февраля на Октябрь" и тому подобную чушь. Фигура Фёдора Мейбома как нельзя лучше доказывает несостоятельность подобных теорий. Рядовой участник Белого Движения, влившийся в него по внутреннему убеждению, а не в силу обстоятельств, Мейбом не был ни либералом, ни западником, ни "февралистом". В мае 1917 года его арестовывают за отказ присягнуть "временному правительству". Почему отказ? Да очень просто: монархические убеждения и преданность лично государю Николаю Александровичу не давали Мейбому поступить иначе. "Они предали нашего любимого государя императора, а теперь они - правители за нашими спинами", - аттестует он деятелей Февраля [2].

Содержался Фёдор Фёдорович на гауптвахте в Луцке и был освобождён после большевистского переворота. После этого он перебирается в Казань (где в это время находились его родные) и... вступает в тайную антибольшевистскую организацию. Неблагодарность? Нет. Просто человек в нужный момент интересы Родины поставил выше собственной свободы. Ибо советская власть предстала перед ним отнюдь не в привлекательном обличье. "Сотнями расстреливались невинные русские люди, - пишет в своих воспоминаниях Фёдор Фёдорович, -  без суда и следствия и только потому, что они принадлежали к интеллигенции. Профессора, доктора, инженеры и т. п., то есть люди, не имевшие на руках мозолей, считались буржуями и гидрой контрреволюции. Пойманных офицеров расстреливали на месте. За что? Одному Господу Богу известно" [3].


Рисунок художника-большевика Владимирова, изображающий
допрос арестованных в  "чрезвычайке".



Когда антибольшевистское подполье было разгромлено, Мейбому ещё с двумя друзьями-офицерами удалось скрыться из города и получить убежище в доме местного рыбака (причём Мейбом с удовлетворением отмечает, что у их хозяина - Михеича - в избе на самом видном месте стоит портрет государя [4]). Крестьяне щедро снабжали офицеров провиантом, самим же им однажды пришлось стать спасителями своего "Михеича": когда последнего захватили красные, Мейбом вовремя заподозрил неладное, и белые офицеры успели вовремя покинуть избу. Ночью они внезапным ударом атаковали большевиков, перебив весь их небольшой отряд и освободив пленника. Причём крестьянин, по свидетельству Мейбома, подвергся со стороны большевиков пыткам. Естественно, что отношение к красным у белого капитана вырабатывалось соответствующее.

При попытке снова проникнуть в Казань Мейбом и его друзья едва не были арестованы сами, однако выручила счастливая случайность: оказалось, что за человеком, предавшим их большевикам, давно наблюдал белый партизанский отряд поручика Г.К. Ватягина, состоявший преимущественно из учащейся молодёжи. С этим отрядом Мейбом принял участие в освобождении Казани от большевиков и в тот же день записался добровольцем в Народную Армию КомУча.

Когда заходит речь о Народной Армии, обычно вспоминают каппелевцев. И это справедливо, поскольку именно Каппелевский отряд был первым русским отрядом, развернувшим борьбу с большевиками в Поволжье, и именно каппелевский отряд совершил наиболее головокружительные подвиги. Однако, не стоит забывать и того, что одними каппелевцами борьба в Поволжье не исчерпывалась. Мейбом Каппеля в 1918 году ни разу не видел, и даже чин его путает в своих воспоминаниях. Тем не менее, и за спиной Мейбома стоят реальные бои с многократно превосходящими силами красных. В армии КомУча он прошёл путь от командира отделения в офицерской роте до командира батальона "железных аллаяров" [5], выдвинувшись исключительно благодаря своим способностям. В период отступления от Волги присоединился со своей частью к Симбирской группе войск генерала В.О. Каппеля. И с этого времени стал каппелевцем в полном смысле и навсегда.


Генерал В.О. Каппель

В дальнейшем Мейбом "занимал пост командира батальона 49-го стрелкового полка Тринадцатой Сибирской стрелковой дивизии войск адм. А.В. Колчака. Во главе батальона принимал участие в Челябинской операции. Во время Тобольско-Петропавловской операции и в период отступления белых командир 49-го стрелкового полка; участвовал в Сибирском Ледяном походе. С 1920 в Вооружённых Силах Российской Восточной окраины ген. Г.М. Семенова — командир офицерской роты Волжской им. ген. В.О. Каппеля бригады. Командовал бронепоездом «Витязь» (до ноября 1920). После эвакуации белых в Приморье служил в Белоповстанческой армии. С 1922 командир батальона милиции и офицерского отряда во Владивостоке.


Образцы униформы сибирских стрелковых полков в армии Колчака

Эмигрировал в Китай, после Второй Мировой войны переехал в США. Некоторое время был председателем отдела РОВС в штате Мичиган. Скончался в Лас-Вегасе" [6].

Надо сказать, что красным и сегодня известно имя Фёдора Фёдоровича. Известно и ненавистно. "Зверь, а не офицер", - аттестовал его мне один из современных большевиков в комментариях. Насчёт того, каким "зверем" он был в действительности, я уже имел удовольствие писать. Но в одном эта характеристика справедлива: Мейбом действительно воевал эффективно, и пощады красным не давал. "Пленных не брали", "кто смог удрать, тот остался жив", "расстреляли всех" - такими подробностями Гражданской войны прямо-таки пестрят  его воспоминания. Человека, видевшего собственными глазами, как чекистские палачи истязают престарелого крестьянина, видевшего массовые бессудные расправы в Казани, пережившего страх за судьбу матери и сестры, которых точно так же в любую минуту могли схватить и расстрелять, трудно упрекнуть в том, что к этим самым палачам он не проявлял милосердия. Не он начал эту Гражданскую войну. Его на эту войну загнали, и он защищался, как мог. И защищал дорогих ему людей и собственные идеалы - тоже как мог. Видимо, хорошо защищал, раз красные боятся его имени до сих пор. А ведь ему в 1918 году не было и тридцати.


_____________________________________
Примечания.

[1] http://chel-portal.ru/encyclopedia/Meybom/t/10404
[2] Мейбом Ф.Ф. Тернистый путь // 1918 год на Востоке России. - М.: Центрполиграф, 2003. - с. 131. Жирный шрифт мой. В оригинале слова "государь император" написаны с заглавных букв.
[3] Там же. с. 82.
[4] Там же, с. 84.
[5] Об этом подразделении см. здесь: http://mikhael-mark.livejournal.com/335900.html
[6] http://chel-portal.ru/encyclopedia/Meybom/t/10404

Tags: Белые, Гражданская война, История Отечества, Каппель и каппелевцы, Неизвестных героев не бывает
Subscribe

Buy for 10 tokens
То, чего я так боялся в прошлом году, увы, становится реальностью и приобретает конкретные очертания. Похоже, с нашими поездками на озеро Большое Унзово - окончательно и бесповоротно всё. Рейдерам, захватившим нижегородский НИИ Радиотехники (причём на безупречно законных основаниях захватившим -…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments