Михаил Маркитанов (mikhael_mark) wrote,
Михаил Маркитанов
mikhael_mark

Category:

Героический Славянск. Год спустя.

Сегодня ровно год исполняется с того дня, когда величайший полководец современности - Игорь Иванович Стрелков - вывел свои войска из осаждённого нацистами Славянска. Операция была проведена виртуозно: захваченные армией ДНР документы СБУ свидетельствуют, что гитлеровцы ничего не подозревали и рассчитывали не спеша додавить малочисленный и плохо вооружённый славянский гарнизон, справиться с которым они не могли в течение трёх месяцев, даже не смотря на применение против города запрещённых международными конвенциями боеприпасов. Вместе со Стрелковым город покинули пожелавшие это сделать мирные жители.


Руководитель обороны Славянска И.И. Стрелков
(в мирной жизни - историк и писатель И.В. Гиркин)

Споры о том, насколько целесообразен был этот отход, не утихают до сих пор. Правда, ведут их люди, бесконечно далёкие как от военной проблематики как таковой, так и от фронта. Легко осуждать командира, находящегося на поле боя, когда сам сидишь в глубоком тылу, надёжно защищённый именно этим командиром и его войсками. Для тех же, кто сейчас находится в Донбассе, вопроса такого не существует. Они единодушны: ценой оставления Славянска была сохранена ДНР.

Предлагаю вниманию своих читателей несколько публикаций о событиях годичной давности от их непосредственных участников и свидетелей.

1. Сообщение от ОД Новороссия Северо-Запад.

Источник: http://vk.com/strelkov_info?w=wall-57424472_65592

"4 и 5 июля - важные даты борьбы за Новороссию. Именно в эти дни в 2014 году был оставлен Славянск, долгие месяцы бывший символом несгибаемой воли и мужества русских ополченцев. Мы предлагаем вам текст военного историка Евгения Норина о завершении героической обороны города:

"Операция по выходу из котла, проведенная Стрелковым и «Плохим Солдатом» Петровским, составляет одну из замечательных в военном отношении страниц войны.

Поскольку ситуация к началу июля стала стремительно меняться к худшему, ополченцы начали уже предметно готовиться к прорыву. По понятным причинам деблокирующего удара извне ждать не приходилось. Соответственно, предстояло самостоятельно вытянуть себя из котла за волосы. На руку повстанцам была рыхлость кольца окружения: украинские войска перехватывали основные выходы из Славянска и Краматорска, но еще существовала возможность, по крайней мере в темное время суток, вырваться из городов проселками.

Решение требовалось принимать быстро: уплотнение кольца было бы вопросом времени и буквально через пару-тройку дней любой рывок привел бы к массовому избиению выходящих колонн артиллерийским огнем и даже украинской пехотой.



Отход было решено организовать в два этапа. Сначала ополченцы «схлопывали» узел обороны в самом Славянске и его пригородах, пробиваясь в Краматорск, а затем собирали отряды, обороняющиеся в Краматорске, и выходили дальше на юг: к Горловке и Донецку. Почему на юг? В принципе не так далеко к востоку находились весьма боеспособные отряды под командованием Мозгового, воевавшие в районе Лисичанска. Но как раз к востоку от Славянска шли основные бои последних дней и там же находилась сильнейшая группировка украинских войск. Встретиться с плотным заслоном в планы командиров ополчения не входило, поэтому окруженцы выдвигались все-таки через Краматорск, кольцо вокруг которого было не столь плотным. Выходить к нему пришлось не через основную трассу, поскольку на главной дороге украинцы уже сумели установить опорный пункт.

План предусматривал отдельный отвлекающий удар силами импровизированной бронегруппы. Два танка и легкие бронемашины должны были разбить блокпост украинских войск на главной дороге к Краматорску, после чего уйти полями на соединение с основными силами.

Операция готовилась в глубокой тайне. Даже вечером четвертого числа основная масса бойцов еще пребывала в неведении относительно ближайших планов командиров. Некоторые ополченцы из Краматорска, например, полагали, что перемещения групп ополченцев имеют целью стянуть силы в Краматорск для грядущей атаки аэропорта. Секретность не была праздным делом: будь украинские военные уверены в том, что прорыв произойдет со дня на день, они, без сомнения, усилили бы нажим на оборонительные редуты ополченцев и приложили бы усилия к укреплению периметра. Даже самые простейшие меры, вроде лишнего минного поля на проселке, могли привести прорывающиеся части к катастрофе. В рамках подготовки к прорыву отряды повстанцев из Славянска и Краматорска выдвигались навстречу друг другу для установления контроля над проселками. Не все шло гладко. Сотовая связь не работала, а раций не хватало, поэтому на точке встречи спонтанно произошло несколько коротких «дружественных» перестрелок.

Приказ на общий отход последовал в ночь на пятое и вызвал у многих бойцов шок. Не стоит забывать, что большинство ополченцев были местными жителями и для них сдача города означала в буквальном смысле оставление родных очагов и отеческих могил. Местные бойцы уходили чаще всего вместе с семьями, о транспорте для них позаботились. Также уезжали сочувствующие ДНР: от украинских войск, а пуще того служб безопасности они справедливо не ждали ничего хорошего. Для такого каравана с массой гражданских требовалось значительное количество топлива и машин. Из-за нехватки горючего и механических поломок пришлось бросить некоторую часть бронетехники и кое-что из запасов. Среди прочего был оставлен штабель неисправных противотанковых ракет, которые позже с гордостью демонстрировались в качестве трофеев.

Выход из города проселками начался около полуночи. Шли по проселкам с потушенными фарами: иллюминация неизбежно привлекла бы внимание неприятеля. Основную массу машин в колонне составляли гражданские легковушки, и часть их вышла из строя по дороге: в темноте можно было легко наскочить на камень. Заночевали в Краматорске, а наутро колонна с основной массой людей и техники пошла на юг, к Донецку, а специальные поисковые группы отправились на маршрут искать отставших. На рассвете к Краматорску пешком вышел гарнизон Семеновки. Эти люди прикрывали отступление и изображали активные действия, чтобы противник не заметил странной пустоты в своем капкане. Через несколько дней от Николаевки к остальным пришел отряд «Моторолы». Все эти подразделения также грузились на имеющийся транспорт и уходили на Донецк. Исключение составили некоторые небольшие группы, в том числе отряд пресловутого «Бабая». Этот командир самовольно отвел своих людей в Луганскую область, а позже просто покинул театр военных действий, отправившись по своим делам в Крым. Приходится констатировать, что фотогеничный боевик не всегда хороший офицер. К чести ополченцев, очень мало кто последовал его примеру: костяк отряда «Бабая» продолжал сражаться уже под Луганском.



Пока по проселкам к Краматорску выходила колонна ополченцев и гражданских, на основном шоссе между Славянском и Краматорском кипел бой. Бронегруппа повстанцев была отправлена для нанесения отвлекающего удара против опорного пункта украинцев возле стелы на выезде из Славянска. Судьба этого отряда была печальной. Точно реконструировать ход последнего боя бронегруппы достаточно сложно. По сообщениям СМИ и описаниям схватки с украинской стороны, выходит следующая картина. Блокпост обороняли более 70 человек: милицейский спецназ и десантники. В ночь прорыва они перехватили легковую машину, захватив живыми четверых человек, в том числе двух женщин-ополченок. Деталь необычная, к тому же позднее пленные девушки были продемонстрированы по ТВ, так что, видимо, этот эпизод достоверен. Пленные показали, что в ближайшее время по блокпосту может быть нанесен удар. Вскоре против блокпоста действительно обнаружился отряд повстанцев на бронетехнике. Первый ход был за ополченцами: танк подбил украинскую БМД. В ходе начавшегося боя ополченский танк и БМД были уничтожены в ближнем бою из гранатомета, еще несколько единиц техники вышли из строя под артиллерийским огнем, которым блокпост поддержали с Карачуна, а на украинской стороне была серьезно повреждена еще одна БМД. По крайней мере одна БМП ополченцев подорвалась на противотанковой мине, еще один танк в темноте свалился в глубокий кювет и был брошен. Общие потери ополченцев в бронетехнике составили два танка, две БМП и БМД. Судя по всему, бронемашины пытались пробиться прямо по дороге вместо того, чтобы идти через поля, и, возможно, именно эта ошибка стоила жизни людям из отвлекающей группы.

Позднее в сети распространилась информация, согласно которой бронетехника, подбитая в ночном бою, принадлежала украинским войскам. Судя по всему, эта версия обязана своим появлением характеру боя: в темноте бились накоротке и остовы мертвых боевых машин повстанцев и украинцев поутру были обнаружены журналистами стоящими вперемешку, по крайней мере на небольшом расстоянии друг от друга.

Как бы то ни было, бронегруппа ополчения погибла, но сделала ровно то, что от нее требовалось: отвлекла на себя артиллерийскую группировку украинских войск, показала активность вовсе не там, где происходили главные события и, таким образом, позволила остальным уйти.

Тем временем по шоссе в сторону Донецка ехали те, кому солдаты отвлекающей группы купили жизнь. Этот марш мало напоминал бегство разбитой армии. Машины двигались организованно, сохраняя порядок. Броня защищала грузовики с пехотинцами. Самодельные зенитные установки из автоматических пушек на грузовиках прикрывали колонну с воздуха. У этих людей и их командиров были поводы для гордости. В Славянск в апреле пришел отряд из нескольких десятков человек с мизерным количеством стрелкового оружия. Теперь по залитой солнцем автотрассе в Донецк шел полноценный полк. Шел на трофейной технике. Эти люди не смогли одержать победу там, где одержать ее было невозможно, но они сохранили боеспособность и боевой дух. Победы же, как мы теперь знаем, были для них не за горами. Сейчас невозможно сказать, войдут ли они еще раз в Славянск. В историю уже вошли"."

2. Рассказ ополченки с позывным "Сати"

Источник: http://vk.com/id86201826?w=wall86201826_6498

4 июля. Пятница. 0:23
Начался тяжелейший ночной обстрел города. По площадям. Жители центра стараются опускаться в подвалы, боятся. У жителей назревает паника.. но не у всех. Некоторые просто смирились с ситуацией и, приговаривая "что судьбой дано, так тому и быть", продолжают оставаться в своих домах. "

— "Последние ночи мы не спали хорошо. Бывает, приготовимся ко сну (разумеется, прихватив с собой рядом самые необходимые вещи, что бы вдруг бежать), вроде бы все хорошо, но снова начинается. Обычно ближе к полночи. Залпы, будто бы из грдаов "пиу-пиу-пиу" и полетело. как мы предполагали, по Семеновке. не представляю как там люди выживали.. На 4 июля пришлось не легко. Дом ходором ходил. Даже не смотря на то, что мы живем на первом этаже, мы ощущали, что дом вот вот рухнет.", — вспоминает житель города Виктор.



Жители Славянска прячутся в подвалах

Действительно, в те тяжкие дни пришлось не легко не только мирным жителям, по домам и семьям которых беспощадно работала артиллерия украинской армии, но и защитникам города. Они, практически не имея достойного вооружения, 83 дня героически обороняли город.

4 июля.. День прошел так же обычно для жителей, как проходили дни периода с 26 мая дата начала наиболее жестких обстрелов) вплость до выхода Народных сил ополчения из города.

"4 июля, вечер
В командовании все тихо и спокойно, только настораживают взгляды командиров, приближенных к высшему командованию. Все как обычно : обстрел, ответка, смена. И тут. Поздно ночью, в ночь на 5 июля, приказ грузиться полным составом в грузовики. Никто ничего не объяснял, оно и не требовалось. Мы предполагали, что нас везут на задание. А в армии лишние вопросы нежелательны. Погрузились, едем. Когда добрались к выезду из города в направление к Краматорску, тогда и стали понимать что в чему. Но, тем не менее, была еще надежда, что это лишь прорыв блокады. Увы, наши ожидания не оправдались.."


Ополченцы Славянска со знаменем в храме. 4 июля 2014 года.

Был вечер. Уже смеркало. Мама заклеивает окна в спальне родителей, папа в гостиной. В моей комнате кона были ранее заклеены, они находятся в другую сторону от Карачуна. Идет заклейка окон, а эта мелодия начинает играть по радио, которое мы тогда слушали "Народное радио Краматорска" или как то так оно называлось, где сообщались сводки и предостережения. Достаточно жуткая картина, по заклейке окон начался снова обстрел. Но в тот день мы не спускались в подвал : сидели в коридоре квартиры. Это наиболее безопасное место после ванной.

Если же окунаться в воспоминая жизни во время обороны, со стороны мирного жителя, то стоило бы рассказать о такой дате, как 26 мая 2014 года. Да-да, именно на следующий день после выборов Президента Украины. В тот день, в понедельник, я поехала на учебу. Учусь я в г.Краматорске. Разумеется, нужно было пересекать блок пост нацгвардии Украины между Славянском и Краматорском. Все как обычно: мы уже привыкли к проверкам документов, запястий и плечей от армейцев. Но этот день оказался особенным. По определенным причинам, у меня не оказалось с собой документов (свидетельства о рождении на тот момент) и я показала армейцу студенческий. Там хотя бы фотография есть. Но ему это не понравилось и, обвинив меня в пособничестве "сепаратистам", он передернув затвор автомата навел его на меня, а так как я сидела (в автобусе), то его прицеливание пришлось мне на шею. Разумеется, те кто были в автобусе стали возмущаться и это услышал, видимо, его командир, который в то время беседовал с водителем автобуса. он забегает в салом и выводит своего подопечного со словами : "Це місцеві, не треба з ними сваритись. Це небезпечно" (с укр. Это местные, не стоит с ними ссориться. Это опасно). После инциндента наш автобус пропустили и мы удачно добрались до пункта назначения. Там я поделала все дела и в 13: 00 освободившись, приехала на автовокзал Краматорска, что бы уехать в Славянск. Нам тогда пришлось еще ждать, потому что блокпосты были закрыты по причине обстрела н.п. Семеновки и обстрел мог в любой момент перенестись на автобус. И час спустя мы все же отправились и приехали в Славянск. Я пришла домой, легла спать. Была жара, устала и решила отдохнуть. И вот.. меня будит папа и сильные взрывы за окном, которых до этого мы и не слыхивали. Папа говорит, быстрее собирайся и бежим. Мы побежали в бомбоубежище (видео из него ниже). Пока бежали, видели труп мужчины. Он был в крови. На хлебозаводе не было света. Все рабочие внизу. Снаряд попал прямо по крыше завода. Было холодно. Нам пришлось остаться на ночь. Люди проклинали Порошенко, Турчинова, Яценюка и... Россию. За то, что не приютила и не помогла.. После окончания обстрела инициативная группа рабочих и 2 ополченцев пошли ремонтировать проводку и у нас появился свет. С цеха принесли хлебобулочных изделий. Дети.. Там были дети, один из которых, мальчик, такой темноглазый, черноволосый и смуглый 5-ти летний мальчик, который был на стелажах под нами. Они там жили. прямо в бомбоубежище. И еще несколько семей. Этот мальчик, даже, год спустя помнит меня.. Шли с папой по улице. Он поздоровался со мной, я с ним тоже. А его бабушка спрашивает у него : "кто это?", а он отвечает : "Это же девочка из бомбоубежища!" Вот так вот..

Затем будет еще много таких ужасных с страшных дней для меня и семьи, но мы переживем. Мы будем непреломны, как и жители Донецка, Горловки, Луганска. Да поможет Господь им в их страданиях от рук неонацистов Украинской власти.


Траурный митинг в память о жертвах Славянска. Донецк, 5 июля 2015 года


Герои Славянского Сидения год спустя

Напоследок, я бы хотела провести минуту молчания в честь тех, кто пал на полях сражений.. в честь тех, кто не успел спуститься в подвал.. в честь тех, кто ушел в мир иной от рук хунты и даже в честь тех, кто хунтой был послан убивать своих же граждан.

Tags: Донбасс, Политика, Стрелков, Украинский кризис
Subscribe

promo mikhael_mark december 26, 2019 12:52 8
Buy for 10 tokens
Как известно, одним из главных аргументов тех, кто категорически выступает против передачи храмовых зданий верующим, является ограниченность финансовых ресурсов у Церкви и отсутствие понимания "всей всемирно культурной ценности этих старинных памятников". В итоге, делается вывод,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments