Михаил Маркитанов (mikhael_mark) wrote,
Михаил Маркитанов
mikhael_mark

Categories:

А.И. Деникин. Мысли накануне Второй Мировой войны

Из статьи "Патриотизм в преломлении русской действительности", полный текст которой можно прочесть здесь: http://rusk.ru/st.php?idar=51000

С теми, кто придумал теорию «клочков земли», кто признает возможность «благоденствия» нации — без своей территории, кто утешается тем, что «советское рабство горше немецкого или японского» и потому допускает новый разгром России, во имя, яко бы, ее спасения, кто сочинил абсурдный афоризм: «Враги большевиков — наши друзья"… (Удивительно! Один разбойник завладел отчим домом, другой стремится прогнать первого и засесть там сам. Значит второй — наш друг?), кто допускает возможность участия русских эмигрантских контингентов в захватных интервенциях держав против России — спорить бесполезно. Подобные теории могли появиться лишь в результате или атрофии национального чувства или отчаяния. Иногда они преподносятся нам в виде псевдонаучных утверждений об «исторической неизбежности» отпадения частей России, о законном эгоизме держав, обеспечивающих свои интересы, содействуя этому отпадению о «преимуществе» построения Новой России путем предварительного расчленения ее на отдельные «самостоятельные» образования. Хотя при этом холодным, бесстрастным взором и провидят полную возможность ухода новообразований под купол чужой империи…

Но дальше всех в этом направлении пошли руководимые Розенбергом русские «национал-социалисты» в Берлине. В органе их («Новое Слово») проводятся такие мысли:

«На очередь становится вопрос о продолжении процесса распадения России, и, притом, как с запада, так и с востока.… Нужно иметь смелость сказать: распад государства в известные исторические моменты ничем не остановим, неизбежен, больше того — единственный путь возрождения… Вопрос идет о спасении самого национального ядра. А оно в данный момент не может вместить в себе больших государственных и территориальных задач… Только на почве отказа от «национальных исторических задач», на почве сокращения территории возможна национальная консолидация, собирание сил для нового культурного творчества"…

Итак, назад к Московии 16-го века, отрезанной от морей и житниц, запертой со всех сторон — льдами и врагами.

В данном случае не приходится даже говорить об искажении национального самосознания, ибо эти откровения вдохновляются… шелестом немецких марок.

Есть, наконец, партизаны «защитного цвета», которые, утратив веру в «Крестовый поход», стараются все же не слышать, когда Гитлер говорит о необходимости для «одаренного немецкого народа» воспользоваться «неограниченными и неиспользованными пространствами» «примитивного не имеющего почти никаких потребностей» народа русского. Их аргументация изумительна:

— Зачем предрешать события и заподозревать державы в злых умыслах. Ведь Гитлер еще не делит Россию, Япония еще не захватывает Дальний Восток….

Не делят и не захватывают. Но говорят об этом открыто. Так нужно ли нам ответить:

— Дерзайте, мы вам поможем!

Или наоборот:

— Руки прочь!

Нужно ли покрывать русским флагом планы, по меньшей мере темные, или, наоборот, вскрывать их сущность, чреватую опасностями — и не для одной только России. И, во всяком случае, не благоразумнее ли будет подождать реальных проявлений добрых намерений в отношении национальной России, прежде чем кричать «Хайль Гитлер!» или «Банзай!»


В самом деле. Мы слышали или читали откровения самого Гитлера, Розенберга, Гугенберга, Моца, фон-Эпа, недавно Шахта и многих других о разделе России. Мы знаем, что еще со времен Штреземана идея «прямого соглашения» между Францией и Германией» обусловлена предоставлением немцам свободных рук на Востоке.... Было бы нелепо возражать против франко-германского примирения, и, вообще, это — дело заинтересованных сторон; но примирение за счет России — такая постановка вопроса не может не вызвать с нашей стороны глубокой скорби и негодования. ..

Военная и политическая подготовка немецкой экспансии в сторону Прибалтики и России совершенно ясна; неясны только размеры ее и согласование интересов — вопрос, на который могли бы ответить тайные пункты немецко-польского и немецко-японского соглашения. Впрочем, завесу приподымает иногда пропаганда. Так, прошлым летом и осенью целый ряд крупных немецких городов объезжал русский немец, некто Мартенс, читая лекции по русскому вопросу. Он «требовал» отторжения от России Украины, Дона, и Кавказа, причем первые две области должны быть присоединены к Германии, а Кавказ «придется отдать Англии за помощь, которую она нам (немцам) окажет"…

Можно бы отнестись к этому пропагандному турне как к курьезу, если бы не то обстоятельство, что без благословения Геббельса и Гестапо в Германии пропаганда вообще невозможна; и потому еще, что Мартенс демонстрировал два письма самого фюрера, с благодарностью за свою деятельность.

Итог: Гитлер не делит еще Россию, японцы не захватывают еще Дальний Восток…. Но если бы пожелали от слов перейти к действию?

Мы бессильны повлиять прямым путем на назревающие международные события. Но это не лишает нас права и обязанности во всеуслышание исповедовать свой символ веры: всякое иноземное нашествие на Россию с захватными целями — новое тяжкое бедствие. И отпор врагам со стороны всего народа русского — его повелительный долг.

***

Мне представляются совершенно бесцельными споры о том русская или не русская Красная армия. Дело не в названии и не в уставе, а во внутреннем скрытом лике ее, в том — куда повернет она штыки свои… когда придут сроки. Мы слишком хорошо знаем цену советской статистики и искусство советской мимикрии, чтобы поверить в коммунистический патриотизм Красной армии на основании процентного состава в ней коммунистов и комсомола. Знаем о росте глубокого недовольства режимом в комсомоле, в рабочей среде, не говоря уже о ненависти к нему крестьянства — тех слоев, из которых набирается армия. В своих предположениях и действиях мы не можем скинуть со счетов силу, которой предстоит серьезнейшая роль не во внешней только, но и в революционной борьбе. Силу, которую надо привлекать всеми мерами в орбиту национальных интересов, а не отталкивать огульно-презрительным отношением к ней. В недрах Красной армии может и должен появиться патриотизм российский, тем более — когда по мобилизации она превратиться в вооруженный народ. Ибо вооруженный народ есть народ, а не опричина.

Но если бы даже этой силе под ударами внешних врагов суждено было распасться, увлекая в пропасть советскую власть, то из недр армии, из недр народа — внутри-российского и зарубежного — поднимутся на защиту родины новые «Добровольческие Армии», начнутся новые «Первые походы"…


      Но в рядах этих армий не будет места попутчикам наших врагов и завоевателей.

Tags: Белые, Великая Отечественная война, Деникин, История Отечества, Эмиграция
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo mikhael_mark декабрь 26, 2019 12:52 8
Buy for 10 tokens
Как известно, одним из главных аргументов тех, кто категорически выступает против передачи храмовых зданий верующим, является ограниченность финансовых ресурсов у Церкви и отсутствие понимания "всей всемирно культурной ценности этих старинных памятников". В итоге, делается вывод,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments