Михаил Маркитанов (mikhael_mark) wrote,
Михаил Маркитанов
mikhael_mark

Category:

Трагедия белого антифашиста

Об этом человеке я узнал из статьи Чичерюкина-Мейнгардта "Дроздовцы после Галлиполи". Правда, хоть галлиполийцем герой моего сегодняшнего рассказа был самым настоящим, но дроздовцем он не был. Его белогвардейская судьба связана с другой, не менее известной белой дивизией - Корниловской Ударной.


Платон Васильевич Копецкий (справа) вместе со своим отцом-священником.

Платон Васильевич Копецкий был сыном полкового священника Русской Императорской Армии. Родился он в 1892 году в городе Новоминске Варшавской губернии Царства Польского, входившего тогда в состав Российской Империи. Впрочем, судьба военного такова, что нынче здесь - завтра там. И полковые священники не были исключением из этого правила. В 1900 году отец Василий Копецкий с семьёй был переведён на службу в Харьковскую губернию. В Харькове же Платон Васильевич закончил местную духовную семинарию, однако, сан принимать не торопился. Вместо этого он решил углубить своё образование на историко-филологическом факультете Варшавского университета. Потом грянула Первая Мировая война, и вчерашний студент, едва успев защитить выпускную работу, подал заявление о принятии его добровольцем в армию.

Русской Армии тех лет, вопреки расхожим представлениям, нужно было не "пушечное мясо", а грамотные, подготовленные к условиям современной войны люди. Поэтому, как ни рвался юноша на фронт, но направили его не туда, а в училище - Елисаветградское кавалерийское. Окончив ускоренный курс, Платон в 1915 году был направлен в Ингерманландский гусарский полк, где служил священником его отец. В рядах этого полка будущий офицер-корниловец прошёл Первую Мировую войну, был ранен, но молитвами отца поправился и вернулся в строй. А потом разразилась революция.

Фронт развалился. В Украине установилась гетманская власть. Павел Скоропадский, бывший офицер императорской гвардии, а ныне - милостью германских оккупационных войск гетман "незалежной" Украины, попытался было возродить Ингерманландский гусарский полк под новым, "истинно-украинским" названием, но не преуспел. Большинство офицеров присягали России, и менять Родину не хотели, как и терпеть на её земле вчерашних врагов. Такие офицеры по одиночке или группами пробирались на Дон, где собирала силы Добровольческая Армия во главе с популярными военачальниками - Лавром Корниловым и Михаилом Алексеевым. За спиной первого из них был ореол славы пусть и неудачного, но всё же решительного выступления против разрушительных реформ "временного правительства". За спиной второго стоял опыт начальника штаба Ставки Верховного Главнокомандующего при самом императоре Николае Втором*.



Лавр Корнилов




Михаил Алексеев






В начале 1919 года пробрался в Добровольческую Армию и Платон Копецкий. К этому времени там уже служил его младший брат Леонтий, ухитившийся попасть в один из самых прославленных белых полков - Корниловский. В этот же полк был зачислен и Платон Васильевич. "Многие добровольцы мечтали надеть корниловскую форму — черные гимнастерки с «адамовой головой» на шевроне и красно-черных погонах, фуражки с красной тульей и черным околышем. Такая форма демаскировала в бою, особенно фуражки, представлявшие собой отличную мишень. Но корниловцы не гнулись под пулями" - так характеризует Корниловский полк и царившую в нём атмосферу украинский журналист А. Левченко в своей статье "Отцовская молитва". И он не грешит против истины. Среди корниловцев пренебрежение к смерти считалось фирменным полковым шиком: с гибелью почётного шефа полка под Екатеринодаром во время Ледяного похода для них умерло всё личное. Осталась только борьба за Россию - Великую, Единую и Неделимую. До конца.






Со временем полк был развёрнут в дивизию. За плечами корниловцев остались бои в Донбассе (плечом к плечу с другой прославленной дивизией - Дроздовской), поход на Москву, отступление к Новороссийску, бои 1920 года в Таврии (опять вместе с дроздовцами), оборона Перекопа. После боёв на Перекопе то, что осталось от дивизии, пришлось снова свести в полк. Во всех этих боях принимал участие Платон Копецкий. Войну он закончил в чине капитана. И в галлиполийском лагере сделался адъютантом командира сводного Корниловского полка.



Корниловцы в Галлиполи со своим полковым священником


Потом была эвакуация, расселение по Европе. Копецкий, как указывает в своей статье Чичерюкин-Мейнгардт, осел в Чехословакии и учительствовал в русской гимназии города Моравска Тшебова, недалеко от Праги. Об этом периоде его жизни остались воспоминания одной из его учениц: "Преподаватели у нас были прекрасные, они нам очень много дали в жизни, особенно для нашей „русскости“. Любимым учителем был Платон Васильевич Копецкий — преподавал русский язык блестяще и увлекательно".

22 июня 1941 года временно раскололо белую эмиграцию. Платон Васильевич Копецкий прочно стоял на позициях оборончества, сочувствуя борьбе народов СССР против немецких  захватчиков. Приход советских войск в Прагу в мае 1945 года был воспринят им с воодушевлением. "Большинство эмигрантов, в том числе — бывших белогвардейцев, - пишет А. Левченко, - видели в советских солдатах прежде всего русских парней, пришедших из далекой и милой сердцу России, носящих на плечах точно такие же погоны, какие и они носили когда-то". Однако, прибывшие вместе с советскими войсками органы СМЕРШ неожиданно арестовали Платона Васильевича, не приняв во внимание его антифашистских убеждений. Ему припомнили его корниловское прошлое, чин капитана, полученный от Врангеля. И этапировали в лагерь под Норильском. Вероятно, там бы и сгинул бывший адъютант его превосходительства генерала Скоблина, но выручил младший брат.

Леонтий Васильевич Копецкий в Галлиполи служил в команде конных ординарцев Корниловского полка. После своего переезда в Чехословакию он занялся научной деятельностью, и к 1945 году сделался лингвистом с мировым именем, преподавателем сразу трёх чехословацких вузов. От репрессий со стороны гитлеровских оккупантов это его не спасло: учёный был арестован и отправлен на принудительные работы, с которых благополучно бежал 5 мая 1945 года, после начала Пражского восстания. Положение узника нацизма (а также научный статус) защищали его от преследований со стороны коммунистической власти, более того: в рядах этой власти у него имелись почитатели. В результате Л.В. Копецкий оказался в составе министерства просвещения новой, социалистической Чехословакии. И когда в Прагу прибыл знаменитый советский актёр Николай Черкасов, Леонтию Копецкому удалось заручиться его поддержкой. Не знаю, какие неофициальные каналы задействовал любимец публики и исполнитель роли Александра Невского, но в 1947 году Платон Копецкий был благополучно выпущен из лагеря и полностью реабилитирован. Некоторое время он учительствовал в Западной Украине, а в 1948 году смог получить разрешение на выезд в Чехословакию, где снова соединился со своей семьёй - до войны офицер-корниловец успел жениться и обзавестись несколькими детьми. Умер Платон Васильевич  уже в глубокой старости.




Актёр Николай Черкасов, благодаря ходатайству которого П.В. Копецкий
был освобождён из лагеря.



Увы, жестокий ХХ век видел и такие вот людские судьбы. Конечно, всё хорошо, что хорошо кончается, но давайте всё же задумаемся о чувствах человека, ждавшего Красную Армию как освободительницу, преданного своей Родине и ненавидевшего нацизм, когда его по этапу отправили в ГУЛАГ, припомнив белогвардейское прошлое. И по праву гордясь Великой Победой, склоняя головы перед памятью воинов-победителей - удержимся от безудержных восхвалений по адресу советской системы и лично Сталина.

____________________________________________________
*Любители конспирологии, конечно, сейчас же вспомнят роковую телеграмму генерала Алексеева, сподвигшую Николая Второго на отречение 2 марта. Но во-первых, об этой телеграмме и её роли в Белой Армии знали лишь единицы, и то на самом верху, для большинства же белых добровольцев Алексеев был доверенным лицом свергнутого государя и его верным соратником. А во-вторых, с этой телеграммой далеко не всё так просто, как кажется конспирологам. Подробности здесь и здесь.
__________________________________________
Список использованных материалов:
1. Чичерюкин-Мейнгардт В.Г. Дроздовцы после Галлиполи // Дроздовский и дроздовцы. - М.: Белые воины, 2012. - с. 612 - 650.
2. Левченко А. Отцовская молитва. Часть первая.
Часть вторая.
3. Бем И. Ирина и Дмитрий Рафальские и вечные ценности в их судьбе. См. здесь

Tags: Белые, Великая Отечественная война, Гражданская война, История Отечества, Корниловцы, Люди и судьбы, Эмиграция
Subscribe

Posts from This Journal “Эмиграция” Tag

promo mikhael_mark октябрь 6, 2022 14:35 2
Buy for 10 tokens
Обращаюсь прежде всего к мужской части своей аудитории. А также к тем женщинам, у которых есть подросшие сыновья, больше не играющие в игрушки. У вас есть шанс оказать помощь жителю ДНР, пострадавшему от украинской агрессии, причём вам это ни копейки не будет стоить. Вернее, обойдётся только в…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments