Михаил Маркитанов (mikhael_mark) wrote,
Михаил Маркитанов
mikhael_mark

Category:

Что общего между Апостолом Матфеем, игуменом Игнатием и волшебником Гэндальфом?

В воскресенье заглянул я на хорошо мне знакомый сайт отца Игнатия (Душеина) www.izglubinki.ru (кстати, всем настоятельно рекомендую; любой ценитель Православия от знакомства с публицистикой о. Игнатия получит истинное наслаждение – ну а уж духовная польза зависит дальше от него самого). Наткнулся там на интересную статью «Предложения, от которых необходимо отказаться» с толкованием Евангелия, прочитал, восхитился в очередной раз бойкому перу члена Всероссийского Союза Журналистов, облечённого на наше счастье священным саном, и пошёл дальше по своим делам. А вечером стал читать Евангелие – и обалдел. Если, конечно, в данном контексте допустим такой термин. В полном соответствии с церковным календарём читать мне полагалось как раз ту главу, которую толковал в своей статье о. Игнатий. Поэтому не могу не поделиться – а вдруг это Промысл Божий вмешался в мою интернет-жизнь?

Итак, Евангелие от Матфея, глава четвёртая.

«Паки поят Его диавол на гору высоку зело, и показа Ему вся Царствия мира, и славу их. И глагола Ему: сия вся Тебе дам, аще пад поклониши ми ся. Тогда глагола ему Иисус: иди за  Мною сатано, писано бо есть: Господу Богу твоему поклонишися и Тому Единому послужиши. Тогда остави Его диавол, и се ангели приступиша, и служаху Ему». 

Это отец Игнатий (Душеин)


А вот толкование этого текста, данное игуменом Игнатием (Душеиным). Как говорится, почувствуйте вкус. Это только жалкие крохи из обширного литературного наследия отца Игнатия – неизменно трезвомыслящего, пастырски мудрого и доброго наставника своих читателей. 

«Этот отрывок неизмеримо важен и для каждого христианина и для всей Церкви Христовой. В нем четко сказано, чем Церковь НЕ должна заниматься. Какие чуждые функции сатана пытался навязать Христу и до сих пор пытается навязать Его Церкви.

Предложения сатаны – не просто предложения. Это – его признания. Он выдает пути, которыми сам ходит, называет рычаги, которыми сам рулит, признается в свойственных ему самому делах. Он надеется навязать Христу свое, понимая, что это все равно останется сатанинским…

Так же сатана признается еще в одном своем рычаге – административном ресурсе – власти. Через этот рычаг он также успешно правит миром. Это очень эффективный инструмент. С его помощью можно заставить кого угодно делать что угодно. Армия, полиция, суды, информационная машина, налоговая инспекция и т.д. – все в руках того, кто стоит на вершине властной пирамиды. И это место главы падшего мира он предлагает Христу: «Спасай людей! Подчини и спасай! Ты столько сможешь сделать для них, став во главе мира! Научишь хорошему, запретишь плохое. Ну а кто не захочет слушаться…».

 Многие ли люди останутся духовно свободными, если они станут объектами давления государственной машины? Она может все: лишить собственности, куска хлеба, близких, свободы, жизни. Эта машина дает сбой только на единицах – на тех, у кого есть ценности дороже жизни. На тех, у кого инстинкт духовного самосохранения превозмогает инстинкт самосохранения биологического. Но таких всегда мало, а Христу нужны именно они – единицы, малое стадо.

Лукавый предлагает свой инструмент Христу, Господь отказывается от этого инструмента насилия над людьми с гневом. Ему чужда власть насилия так же, как власть чуда и хлеба…

Христос не принял мирской власти. И Церковь не должна хвататься за административный рычаг. Никто не должен видеть в Христовой Церкви подпорку для земных властителей (выделено мной – Mikhael_Mark). От них нужно дистанцироваться, чтобы не стать их слугой. Господу Богу твоему поклоняйся и Ему одному служи.

Слишком разные цели у власти и Церкви. Власти, в лучшем случае, думают как бы накормить, уберечь и развлечь. Церковь должна думать – как спасать.

Христос отвергает «заманчивые» предложения искусителя и идет Своим путем – на Крест. Оставляя нас в размышлениях: по какой причине мы собираемся Ему последовать».

Гэндальф


 Как ни странно это может показаться на первый взгляд, но эти рассуждения отца Игнатия почти дословно повторяют рассуждения другого мудреца – на этот раз сказочного. Вспомним трилогию «Властелин колец» классика английской литературы ХХ века Д.Р.Р. Толкиена (кстати, отец Игнатий – большой знаток его творчества). Кольцо Всевластия – главный артефакт трилогии, вокруг которого и закручивается сюжет, – олицетворяет собой не просто зло, но грех, соблазн. Оно способно наделить своего обладателя всевластием в той мере, в которой он способен вместить – то есть, переводя с «высокого штиля» на простой человеческий язык, исполнить любое его желание. Но при этом оно порабощает его волю. Человек становится зависим от кольца, как от наркотика – наиболее жуткий пример этого дан Толкиеном в образе Голлума. Более того, кольцо, как выясняется, имеет собственную волю и стремится вернуться к своему создателю –  чёрному магу Саурону (которого оно наделит неограниченной мощью). А по этой причине – губит всех иных своих обладателей (знакомая ситуация, не правда ли?).


Фродо с кольцом всевластия


И вот это кольцо оказывается в руках главного героя трилогии – хоббита Фродо Торбинса. Ему предстоит задача – пробраться во владения Саурона и там уничтожить кольцо – ибо нигде больше оно не может быть уничтожено. Фродо, естественно, напуган и хочет передоверить свою миссию более сильному персонажу – волшебнику Гэндальфу, другу его семьи. А вот реакцию Гэндальфа я приведу дословно.   

 «– Нет! – вскричал Гэндальф, вскакивая на ноги. – Ни в коем случае! Возьми я его, и сила моя возрастёт стократ, но собой мне уже не быть. Мои уделом будет ужасающее всевластие, а надо мной будет властвовать кольцо, - глаза мага вспыхнули, лицо словно озарилось внутренним пламенем. – Не искушай меня, Фродо! Я вовсе не желаю уподобиться тёмному властелину. Мне боязно было бы даже взять его на хранение, не говоря уже о том, чтобы им воспользоваться. Кольцу ведомо, как найти путь к моему сердцу, ведомо, что я исполнен жалости ко всем беспомощным и слабым созданиям и нуждаюсь в великой силе, чтобы их защитить. Мне не устоять перед соблазном прибегнуть к этой силе во имя добра – добра, что неминуемо обернётся величайшим злом!» (Толкиен Д.Р.Р. Властелин колец. – М.: АСТ. – 2006.).


У отца протодьякона Кураева больше единомышленников, чем некоторые думают.

Какие выводы следуют из сопоставления этих трёх текстов, созданных разными авторами в разные исторические эпохи (Толкиен писал свою трилогию в годы Второй Мировой войны)?

  1. Евангелие вполне может вдохновлять современнейшую культуру (и в частности, литературу жанра фэнтези). Причём внешнее впечатление может оказаться обманчивым: герой, на поверхностный взгляд весьма далёкий от Православия, на деле может озвучивать идеи, под которыми подписался бы любой православный батюшка. В частности, примером подобного влияния Евангелия на современную культуру следует признать творчество Толкиена.
  2. Протодиакон Андрей Кураев с его своеобразной и не совсем понятной позицией, занятой в ходе президентской выборной гонки – не маргинал и не диссидент внутри Церкви: его опасения разделяются и другими священнослужителями (причём далеко не модернистского толка – тот, кто заглянет на сайт о. Игнатия, без труда убедится, как далёк его автор от какого бы то ни было модернизма). А значит, тем из «белоленточников», кому его позиция показалась близкой и убедительной, стоит с большей человечностью отнестись к «кирилловской» Церкви. А не мечтать о «переходе в юрисдикцию Константинополя».
  3. Добро перестаёт быть добром, а христианство – христианством, когда их начинают навязывать силой. Силой можно остановить распространение зла – и нужно это делать, чему в Евангелии лучший пример – изгнание торговцев из Храма, у игумена Игнатия – его явное преклонение перед памятью белогвардейцев, а у Толкиена таких примеров бесчисленное множество, и говорить о них излишне: это означало бы пересказывать «Властелина колец» практически полностью. Силой можно удержать человека от явного зла (как Христос явным чудом удерживает будущего Апостола Павла от участия в гонениях на христиан). Но силой невозможно удержать человека в добре, ибо корень зла – не вовне, а внутри каждого из нас, в нашей свободной воле. Силой можно защитить христианство от поругания – и бывают случаи, когда это жизненно необходимо. Но силой невозможно сделать человека христианином, ибо молитва есть свободное обращение живой души к Создателю, и только такая молитва приемлется Богом (об этом много сказано у того же Апостола Павла).

У Церкви и у светской власти – действительно разные задачи, как об этом и пишет о. Игнатий. Они могут (и должны, как мне представляется) сотрудничать ради спасения людей и помощи им. Но если Церковь начинает рассматриваться как инструмент для светской власти и перестаёт играть самостоятельную роль – то это дело уже сатанинское.  

Tags: Культурология, Миссионерство, Православие, Толкин
Subscribe

Buy for 10 tokens
То, чего я так боялся в прошлом году, увы, становится реальностью и приобретает конкретные очертания. Похоже, с нашими поездками на озеро Большое Унзово - окончательно и бесповоротно всё. Рейдерам, захватившим нижегородский НИИ Радиотехники (причём на безупречно законных основаниях захватившим -…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments