Михаил Маркитанов (mikhael_mark) wrote,
Михаил Маркитанов
mikhael_mark

Categories:

Была ли в России "вторая гражданская"?

В связи с очередной годовщиной со дня начала Великой Отечественной войны решил напомнить читателям свою старую статью, которую многие новые друзья моего блога, возможно, ещё не видели. Эта статья была написана ещё в 2006 году (и опубликована в ЖЖ в 2012-м). А попутно - слегка подкорректировать её в соответствии с новыми фактами, которые стали мне известны, и с новыми обстоятельствами, которые на тот момент ещё не были актуальны. В целом же моё восприятие проблемы не изменилось.



Не знаю, как кого, а лично меня в пропаганде демшизы и так называемых "уранополитов" более всего раздражает их назойливое стремление измазать грязью советскую сторону во Второй Мировой войне, доказать всем и каждому (а в первую очередь, думается, самим себе ), что, вопреки заверениям И.В. Сталина (и Патриарха Сергия, кстати), наше дело в войне было не такое уж и правое. Когда подобные теории озвучивает навально-болотная тусовка, вроде журналистов телеканала "Дождь", это, конечно, царапает душу, но не причиняет такой боли: ничего другого от них и не ожидаешь, люди просто одержимы патологической русофобией, у истоков которой лежит обыкновенный комплекс неполноценности. Когда подобную пропаганду слышишь от киевской неонацистской хунты и её сторонников, это тоже больно и обидно, но тоже ожидаемо: собственно, Майдан и организовывался под прогитлеровскими и пробандеровскими лозунгами, да и цели его ненамного отличались от целей гитлеровского вторжения в СССР в июне 1941 года. Но когда подобные теории слышишь от православных, а тем паче - от священников - становится совсем не по себе. У многих может создаться впечатление, что, согласно нынешней позиции Русской Православной Церкви, для верующего человека в условиях Великой Отечественной войны единственно возможной линией поведения было сотрудничество с оккупантами, и всякий, кто решался встать на защиту Отечества, был не более, чем христопродавец.

К сожалению, даже некоторые из тех, кто называет себя «православными патриотами», разделяют подобные настроения. На казачьих, белоэмигрантских и военно-патриотических сайтах в Интернете, тематика которых тесно связана с Православием (материалы по православному богословию и церковной жизни там действительно не редкость), все чаще можно встретить мнение, что Вторая Мировая война была для России ничем иным, как «второй гражданской» (а то и прямо - "русско-советской"), приводятся обширные сведения о «русских» формированиях, сражавшихся на стороне вермахта, об их составе, идеологии, униформе, «боевом пути», лидерах. Кое-кто, уже не стесняясь, называет благоговейное отношение к памяти Великой Победы «псевдопатриотизмом». И даже такая некогда трезвая газета, как нижегородское «Православное слово», почему-то посчитала своим долгом отдать дань памяти коллаборационистам (включая печально знаменитого генерала Власова), опубликовав ряд материалов некоего А. Корнилова [1].



Мой дед - Маркитанов Александр Евгеньевич,
участник штурма Берлина.




Не скрою: в полемике по этому вопросу мною движут личные мотивы. Мой дед прошёл всю войну «от звонка до звонка» в авиационных частях Советской Армии, сражался и на германском, и на японском фронте, сам я воспитывался на примере героев Великой Отечественной. Полагаю, эти мои чувства разделяются многими моими согражданами. Среди своих верующих знакомых, к слову, я не встречал лиц, сочувствующих Власову и иже с ним. Но если верующий человек в любом случае останется в Церкви – какова бы ни была её позиция, то для человека неверующего хамское отношение прицерковлённых публицистов (а паче - священников с претензией на мученический венец) к памяти о войне может стать непреодолимым препятствием на пути ко Христу. Помню свои чувства после знакомства с книгой «Убелённые кровью» в 1999 году, когда я делал в своей церковной жизни первые шаги. Тогда я в сердцах чуть было не отрёкся от Христа (прости, Господи!). Слава Богу, рядом со мной в тот период оказался отец протоиерей Алексий Дроздов, чья однозначно антинацистская позиция и понимание моих чувств помогли мне остаться в Церкви. А что делать тем, у кого не найдётся такого батюшки?

Ради этих людей имеет смысл разобраться, есть ли хоть какие-то религиозные или исторические основания для пересмотра отношения к Великой Отечественной войне? Можно ли всерьёз считать коллаборационистов (т.е., русских, шедших на сотрудничество с захватчиками) воюющей стороной? Есть ли основания видеть в их действиях проявление не «псевдо-», а подлинного патриотизма?



Краснов и навербованные им казаки-эсэсовцы




Да, безусловно, многие, как в эмигрантских кругах, так и в СССР, восприняли факт гитлеровского вторжения как счастливую возможность свергнуть иго большевизма. Почти все историки, обращающиеся к проблеме русского коллаборационизма, единодушно отмечают, что таких масштабов, как во Вторую Мировую, измена в России не достигала никогда. Сильно, видать, насолили «комиссары» и «пролетарии» русскому народу, слишком, видимо, на многие больные мозоли наступили. И, тем не менее, автор не склонен видеть в этом массовом переходе на сторону врага гражданскую войну.

  Спецификой гражданской войны является то, что основными воюющими сторонами в ней являются граждане одной страны, разделённые политическими противоречиями. Значит, для ответа на вопрос о «второй гражданской» нам необходимо выяснить:
а) Являлись ли русские антисоветские формирования инициаторами войны?
б) Преследовали ли враждующие стороны в войне внешнеполитические или внутрироссийские цели?
в) Были ли русские антисоветские формирования организационно самостоятельны?
г) Были ли эти формирования самостоятельны в стратегическом и тактическом отношении?
д) Обладали ли русские части «противоположной стороны» материальной самостоятельностью?

   На первый вопрос ответ очевиден: Великую Отечественную войну, в отличие от Гражданской, начали не эмигранты и не противники режима внутри СССР (для которых война явилась полной неожиданностью), а немцы, военные же формирования из русских коллаборационистов начали создаваться не ранее октября 1941 года («казачьи» части СС), а пресловутая армия Власова и вовсе была сформирована только в 1944, когда нацистская Германия фактически уже стояла на грани разгрома. Значит, инициатива войны исходила извне России.




Гитлер с группой солдат и офицеров вермахта
незадолго до начала Великой Отечественной войны





Не спорю, Великая Отечественная война действительно была столкновением двух преступных (и одинаково антихристианских) тоталитарных систем – нацистской и большевицкой. Но было бы неверно сводить войну только к противоборству нацистов и большевиков. Воевали всё-таки не партии, а государства, и воевали в первую очередь за свои жизненные интересы, а не за партийные лозунги. Германия, лишившаяся после Версальского мира с таким трудом созданной колониальной системы, стремилась к захвату «жизненного пространства» (территории) для своего народа и источников сырья для своей промышленности. Именно по этой причине представители крупного бизнеса поддержали Гитлера (именовавшего, кстати, свою партию и «социалистической», и «рабочей»). А СССР, которому в планах гитлеровских стратегов была уготована роль колонии, отстаивал свой суверенитет – вне зависимости от идеологии. Так что и на второй вопрос ответ также однозначен.

   В связи с этим вспоминается образ святого равноапостольного Николая Японского (Касаткина). В 1904 г., когда началась Русско-Японская война, этот столп Православия оказался перед той же дилеммой, что и православные граждане Советского Союза в 1941. Причём с небольшой разницей: языческая Япония в этом конфликте была нападающей стороной (в отличие от СССР). И воевала она с православной Россией (а не с язычествующим «третьим рейхом»). Так вот, святитель Николай призвал свою японскую паству к послушанию языческому императору и к исполнению воинского долга – т.е., к войне против православной России, сам же удалился в затвор – дабы, будучи русским по национальности, не молиться о победе врагов своего Отечества. Таким образом, авторитет равноапостольного Николая Японского [2] – в пользу того, что антихристианский характер собственного государства [3] – не повод для перехода на сторону его внешних врагов. И как же после этого видеть «христианский подвиг» в действиях коллаборационистов?




Святой равноапостольный Николай Японский




   Впрочем, партийные лозунги тоже сыграли немаловажную роль во Второй Мировой войне: именно через них осмыслялись геополитические задачи воюющих сторон. «Жизненное пространство» на Востоке предполагалось закрепить за людьми «чистой» немецкой крови путём истребления значительной части русского и большей части нерусского населения оккупированных территорий: «славянская раса» («отсталая», «неполноценная», «неисторическая») объявлялась природным врагом германской, главным препятствием на пути немецкой гегемонии. Кроме того, завоевание СССР открывало путь к соединению Германии с вожделенной Индией: Гитлер был практикующий оккультист, ревностный последователь идей Е.П. Блаватской, и создание «третьего рейха» должно было, по его мнению, подготовить приход новой расы «человекобогов». Территория же СССР являлась своего рода естественным мостом между Европой и Индией, считавшейся «исторической прародиной» «арийцев». Почитайте Юрия Воробьевского [4] – об оккультных идеях третьего рейха у него сказано немало. Кстати, Воробьевский – отнюдь не либерал и не коммунист. Это наиболее яркий представитель ультраправых антиглобалистических группировок, стоящих за газетами типа «Русского вестника», автор нашумевшего цикла повестей «Заговор антихриста». Да и первоисточник – «Моя борьба» А. Гитлера – тоже сегодня не является чем-то недоступным, а там о планах относительно России сказано предельно откровенно. И после этого сами делайте выводы – оставалось ли в этих планах хоть какое-то место русским антикоммунистам. И могли ли эти планы вызвать согласие… Ну, скажем, П.Н. Краснова – глубоко религиозного человека, одного из лучших православных писателей ХХ столетия (его «Цареубийц» я считаю не меньшим шедевром, чем «Преступление и наказание» Достоевского). Или А.Г. Шкуро – убеждённого русского монархиста. Они и не соглашались с планами Гитлера, а, как показывают документы, лишь наивно рассчитывали, что война облегчит антисоветским силам внутри России свержение большевиков, после чего новое правительство стабилизирует фронт и заключит с правительством Германии почётный мир [6].




А.Г. Шкуро в окружении гитлеровских офицеров


   По третьему вопросу можно сказать с уверенностью: организационной самостоятельностью коллаборационистские формирования, в отличие от белогвардейских, не обладали. Какова бы ни была их численность, они организационно входили в состав вооруженных сил Германии – чаще СС, иногда – вермахта. Во главе этих формирований стояли немецкие генералы: «власовскую» армию на самом деле возглавлял некто Штрик фон Штрикфельд (Власов был чисто декоративной фигурой), казачьи части, сформированные Красновым и Шкуро – некто фон Паннвиц. А это, в свою очередь, означает, что коллаборационисты вообще не являлись воюющей стороной. Не между разными группами русских шла война, а между русскими и немцами, и господа Краснов, Шкуро, Власов и прочие просто служили в армии врагов своего Отечества – как ни печален такой вывод. Даже пресловутый "Русский Корпус" (точнее, Русский охранный корпус СС) давал присягу служить не России и не Православию, а Германии и лично Гитлеру: «Клянусь свято перед Богом, что я в борьбе против большевиков. врагов моего Отечества и сражающихся на стороне большевиков неприятелей Германской армии, буду оказывать Верховному вождю Германской Армии, Адольфу Гитлеру, всюду, где бы это ни было, безусловное послушание и буду готов, как храбрый воин, во всякое время пожертвовать мою жизнь за эту присягу»[5]. Что уж говорить о власовцах и каминцах!

Стратегической и оперативной самостоятельностью коллаборационистские формирования также не обладали. В большинстве своём это были мелкие группировки «полицаев», всецело зависимые от оккупационных властей и состоявшие у них, что называется, «на побегушках». Но и казачьи части, и власовская армия должной самостоятельностью также не пользовались. Гитлеровцы просто не доверяли таким «союзникам» и явно не спешили бросить их в бой .

Зато кровная обида на большевиков и страх перед неизбежной ответственностью за предательство превращали коллаборационистов в идеальных карателей. Именно в этом качестве они в основном и использовались, причём не только на «восточном фронте», но и в Европе, прежде всего – в Италии и Югославии [7]. И если участие белоэмигрантов в войне на территории Советского Союза ещё можно хоть как-то объяснить «борьбой за свержение большевицкого ига», то их участие в карательных акциях в православной Сербии ни оправданию, ни даже простому пониманию не поддаётся. Это уже не просто измена. Это вероотступничество. Язычники-нацисты в союзе с католиками-усташами развернули кампанию настоящего геноцида против Сербской Православной Церкви, к чему недвусмысленно призывал сам Гитлер [8]. И в этой преступной кампании приняли участие наши «православные» казаки и другие белоэмигранты! Это всё равно, как если бы в империи Диоклетиана воины-христиане участвовали бы в избиении своих братьев во Христе, оправдываясь соображениями «послушания». Но церковная история ясно свидетельствует, что воин-христианин в Древнем Риме, получивший подобный приказ, предпочитал исповедать свою веру и принять казнь, но не сквернить своих рук кровью единоверных [9]. "Казаки со свастикой" и "русский корпус" предпочитали обратное…




Бывший белогвардейский генерал Штейфон перед боевиками т.н. "русского корпуса"
Все, как на подбор - в немецкой форме. И что же в этом корпусе русского?





С какими большевиками воевали, от какой "красной заразы" "защищали" Европу казаки-эсэсовцы, подавляя Варшавское Антифашистское восстание, одной из целей которого было именно освобождение города до подхода Красной Армии, чтобы успеть провозгласить в Польше союзное СССР, но антикоммунистическое правительство? Резня, устроенная "русскими" коллаборационистами в варшавском квартале Воля, в ходе которой погибла масса мирных жителей, в том числе - православные дети-сироты из местного приходского приюта, была "продолжением гражданской войны против безбожного большевизма"? Или всё-таки участием в геноциде славянских народов, устроенном гитлеровской Германией? И кем - "идейными борцами против большевизма" или беспринципными наёмниками - начинают выглядеть в свете этих событий "казаки со свастикой"?

И уж вовсе смешон вопрос о материальной самостоятельности русских коллаборационистов. Ей просто неоткуда было взяться. Подавляющее большинство белогвардейцев сумело вывезти из России только то, что было на них: на кораблях размещались впритирку, было не до чемоданов. Стеснённость в самых необходимых материальных средствах, а попросту – беспросветная нищета стала уделом белоэмигрантов в изгнании. Увешанные орденами полковники и генералы подрабатывали таксистами или дорожными рабочими, утончённые аристократки потешали публику в парижских кабаре или шли «на панель», чтобы хоть как-то свести концы с концами. Совершенно очевидно, что в таких условиях эмиграция не смогла бы выставить, экипировать и вооружить даже чисто символического воинского формирования. Коллаборационистские части состояли на полном обеспечении у гитлеровцев. Потому-то и носили коллаборанты немецкую форму – другой не было! Конечно, военная история знает примеры, когда воинские части некоторой страны, исполняя союзнический долг, входили в оперативное подчинение командованию чужого государства. Так, под командованием Ф.Ф. Ушакова состояла турецкая эскадра контр-адмирала Кадыр-бея, австрийская армия фельдмаршала Меласа подчинялась А.В. Суворову, а русский «Легион чести» – французскому командованию. Но «русские части» вермахта – явно не тот случай: они не вошли в оперативное подчинение к гитлеровцам, а были сформированы ими.

   В общем, у сторонников «второй гражданской» концы с концами не сходятся. Не было никакой второй гражданской войны в России, была попытка геббельсовского министерства пропаганды прикрыть захватническую войну маской «крестового похода против большевизма». Для каковой цели «русские части» CC и создавались. И на этот дешёвый трюк купились сперва некоторые белоэмигранты, а теперь – и кое-кто из наших соотечественников, к вящему позору Государства Российского. И когда я слышу, как гитлеровских пособников г-н Корнилов, или г-н Шорников, или о. Георгий Митрофанов [10] пытаются выставить подвижниками благочестия и чуть ли не святыми исповедниками, я почему-то всегда вспоминаю сожжённую вместе со всеми жителями Хатынь (и тысячи – !!! – таких же деревень православной Белоруссии). Сталин, при всей бесчеловечности его правления, так всё-таки не поступал. Кстати, 60 % сельского населения СССР в те годы составляли православные верующие. А значит, жарили гитлеровцы на медленном огне не «коммунистическую сволочь», не «богоотступников» и не «цареубийц», а наших с вами братьев и сестёр во Христе (более того – новоисповедников, не побоявшихся в советской переписи населения назвать себя христианами). Одобрить такое, даже ради пресловутого восстановления храмов (которое действительно часто происходило на оккупированной территории), нет сил. Ибо если истребление миллионов ни в чём не повинных мирных жителей (причём в большинстве своём православных) для нас – не слишком высокая плата за восстановление наших храмов, то куда в таком случае деть заповеданную Богом любовь к ближнему?




Кладбище Деревень - мемориал в Белоруссии в память о жертвах нацистской оккупации.




И даже если нацистское нашествие действительно стоило России меньших жертв, нежели коммунистическое иго, как утверждают некоторые, не стоит сбрасывать со счетов, что нацисты имели возможность хозяйничать в России лишь неполных три года (в середине 1944-го их уже вышвырнули за пределы нашей страны). Сталинское же правление продолжалось целых тридцать лет. И число жертв оккупационного и сталинского режимов при такой разнице в сроках оказалось сопоставимо [11]. Да и возрождение приходской жизни шло примерно одинаковыми темпами по обе стороны фронта: как оккупанты, так и Сталин пытались разыграть «православную карту» в своих политических видах. Так что видеть в оккупантах «меньшее зло» (именно такова позиция г-на Корнилова, о. Георгия Митрофанова, о. Даниила Сысоева и авторов упомянутой книги «Убелённые кровью») лично я бы поостерёгся.

_______________________________________________________________

Примечания.
[1] Профессионального историка. Делать ему, что ли, больше нечего, кроме как пытаться отмыть добела чёрного кобеля? Даже те из белоэмигрантов, кто не считал зазорным сотрудничество с гитлеровцами (например, П.Н. Краснов), Власову не подавали руки.
[2] И авторитет другого Николая – царственного страстотерпца Николая II: по окончании Русско-Японской войны этот Император полностью одобрил позицию святителя в своём личном письме к нему.
[3]
В Японии исповедовать христианство долгое время было просто запрещено законом. И никаких гарантий, что после войны этот запрет не будет возобновлён, никто владыке Николаю не давал. В японской же прессе его откровенно травили.
[4] Воробьевский Ю.Ю. Аненербе – оккультный меч рейха. – М.: Яуза, 2004.
[5] См. здесь
. Стоит также упомянуть, что первый командующий "русского корпуса" - М.Ф. Скородумов - был арестован гестапо за чересчур самостоятельные высказывания. На смену ему назначили (немцы назначили!) более послушного Штейфона, а Скородумов смог вернуться в своё детище только рядовым бойцом. Такая вот "третья сила"!
[6] См. Марыняк А.В. Генерал от кавалерии П.Н. Краснов // Исторические портреты: Л.Г. Корнилов, А.И. Деникин, П.Н. Врангель… / Сост. А.С. Кручинин. – М.: АСТ, 2003; Цветков В.Ж. Генерал-лейтенант А.Г. Шкуро // Там же.
[7] См. Таболина Т., Антоненко С. Лиенц: казачья Голгофа // Родина. – 2005. – № 9. – с. 26 – 30. Кстати, данная публикация – это апология «казаков со свастикой» (выражение историка С. Кудряшова из ст. «На Голгофу – со свастикой», опубликованной в том же номере), а не обвинительный акт против них.
[8] Прийма И. Жизнеописание свт. Николая Сербского / Свт. Николай Сербский. Мысли о добре и зле. – М.: Изд-во Московского Подворья Свято-Троицкой Сергиевой Лавры, 2001. – с. 17 – 18.
[9] Достаточно вспомнить хотя бы житие св. Георгия Победоносца
[10] А также идейно примкнувший к ним о. Даниил Сысоев. Он, правда, напрямую нацистов не восхвалял и власовцев поборниками Православия открытым текстом называть стеснялся. Но теория о том, что путь Власова был спасительнее пути Карбышева, у него присутствовала.
[11] Впрочем, современные архивные изыскания свидетельствуют, что число жертв сталинизма при Горбачёве и Ельцине было в разы преувеличено.

_______________________
См. также:
1) 22 июня 1941 года: уроки истории.
2) Почему Гитлер напал на Сталина? (развенчание популярных мифов о 22 июня 1941 года)
3) Ещё о 22-м июня и мифах.
4) Гитлер и исламисты (действительно ли Гитлер собирался "освободить Россию от ига жидов и хачей"?)
5) Почему не прав Просвирнин? (о 22-м июня, геополитике и антикоммунизме)
6) Судный день советской власти (как Великая Отечественная война обнаружила несостоятельность коммунистической пропаганды и почему из этого не надо делать прогитлеровских выводов)
7) О 1-м июня с прицелом на 22-е (нацизм и дети) - расширенную версию см. здесь.

Tags: В июне 41-го, Великая Отечественная война, За нашу Победу, История Отечества, Мерзкие лики коллаборационизма, Моя история меня бережёт, Православие, Сысоев и "сысоевщина", Эмиграция
Subscribe

Posts from This Journal “В июне 41-го” Tag

promo mikhael_mark октябрь 6, 2022 14:35 2
Buy for 10 tokens
Обращаюсь прежде всего к мужской части своей аудитории. А также к тем женщинам, у которых есть подросшие сыновья, больше не играющие в игрушки. У вас есть шанс оказать помощь жителю ДНР, пострадавшему от украинской агрессии, причём вам это ни копейки не будет стоить. Вернее, обойдётся только в…
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 37 comments

Posts from This Journal “В июне 41-го” Tag