Михаил Маркитанов (mikhael_mark) wrote,
Михаил Маркитанов
mikhael_mark

Categories:

"Русская соображалка" английского капитана

Позволю себе немного продолжить тему Великой Северной войны и участия в ней русского Военно-Морского Флота. Некоторое время тому назад я писал о несостоявшейся морской баталии у острова Нарген в 1714 году. Тогда 11-ти русским линкорам противостояли 6 шведских, которые непременно стали бы добычей русских моряков... если бы не прямая угроза, что на помощь избиваемой эскадре Лиллье с главными силами подойдёт адмирал Ватранг (а это радикально меняло расстановку сил в пользу шведов). Отличительной чертой Петра-военачальника всегда было умение действовать наверняка. Такая осторожность была оправдана: молодой российский флот с неопытными экипажами под командой иностранных офицеров (а насколько на них можно полагаться, Пётр имел "удовольствие" убедиться под Нарвой в 1700 году) серьёзно уступал в плане подготовки несоизмеримо более опытному шведскому флоту. Проявив осторожность у Наргена, Пётр сполна взял реванш при Гангуте. Правда, там действовать пришлось исключительно силами галер, и трофеи русских моряков, несмотря на важную стратегическую победу, оказались более чем скромными. Звёздный час линейного русского флота пробил пять лет спустя - в 1719 году.




Картина, которая так и называется - "Триумф российского флота"

Сражения при Гангуте в 1714-м году и при Гренгаме в 1720-м хорошо известны всем патриотам России. Эзельское сражение помнят существенно меньше, а между тем именно оно стало боевым крещением созданного стараниями Петра Великого и его сподвижников линейного Балтийского Флота.

В отличие от Гангута, где Пётр распоряжался лично, при Эзеле царя-флотоводца не было. Русской эскадрой командовал капитан 2-го ранга (даже не адмирал!) Наум Акимович Сенявин. Что ж, этот факт говорит тоже в пользу Петра: царь не только умел выигрывать сражения, он умел воспитать достойных учеников и привить им инициативу. Под командой Сенявина находились шесть линкоров и шнява. Сам командующий держал свой флаг (если, конечно, так можно выразиться: Сенявин ведь адмиралом не был) на корабле "Портсмут".

10 мая Сенявин получил от генерал-адмирала Апраксина известие, что в районе Пиллау находятся несколько шведских кораблей для конвоирования транспортов с хлебом к Стокгольму, с предписанием атаковать эти корабли - "чинить над ними промысел, как доброму и верному офицеру надлежит". Сенявин немедленно собрал подчинённых капитанов и объявил им о выходе в море. "Выходим немедля, швед ждать не будет!" - напутствовал он их перед отбытием на собственные корабли.

Рассудив здраво, Сенявин решил, что ни в Пиллау, ни тем более под Стокгольм соваться ему не стоит: порты хорошо прикрывались береговой артиллерией. Стеречь шведов предполагалось посередине их маршрута. Расчёт полностью оправдался: в ночь на 24 мая между островами Борнхольм и Готска-Сандо оторвавшиеся от основных русских сил корабли "Портсмут" (капитан - Наум Сенявин) и "Девоншир" (капитан - Конон Зотов) обнаружили три военных судна - линкор, фрегат и бригантину, шедшие без флагов. Несмотря на то, что имевшийся в распоряжении Сенявина отряд уступал в силах, Наум Акимович приказал преследовать эти корабли. В ответ на предупредительный выстрел на них были подняты шведские флаги: противник принимал бой.




Маленькой шведской эскадрой командовал капитан-командор Врангель (вероятно, дальний предок знаменитого белогвардейца, происходившего из семьи обрусевших шведов). Под его началом состояли линкор "Вахмейстер", фрегат "Карлус Кронвапен" и бригатина "Бернгардус", всего на них имелось 96 пушек.

Замысел Сенявина состоял в том, чтобы отрезать линкор от фрегата и бригантины, после чего бить противника по частям. Однако, и шведы сопротивлялись отчаянно, практически полностью лишив сенявинский "Портсмут" хода. Ветром потерявший управление линкор отнесло... как раз туда, куда Сенявину и было нужно - между флагманским "Вахмейстером" и двумя другими шведскими судами. А затем на помощь Сенявину пришёл Зотов, перенеся огонь всей своей артиллерии на "Вахмейстер". "Девоншир" стрелял с минимальной дистанции, поэтому его ядра находили себе щедрую поживу. Врангелю поневоле пришлось отступать, бросая "Карлус Кронвапен" и "Бернгардус" на произвол судьбы. Сенявин же открыл ураганный огонь по фрегату, который, после недолгого сопротивления, выкинул белый флаг. Вскоре, под огнём "Девоншира" капитулировала и бригантина - не ей было тягаться с двумя линкорами, пусть даже один из них и лишился хода.

А в погоню за Врангелем уже устремились остальные четыре линкора русской эскадры. В 12-м часу дня линкор "Рафаил" под командой наёмника-англичанина капитана Шапизо атаковал "Вахмейстер". Однако, лихой англичанин набрал в азарте погони такой ход, что проскочил мимо неприятельского корабля, не успев нанести ему сколь-либо значительного ущерба. И тогда пробил звёздный час другого англичанина на русской службе. Линкором "Ягудиил" командовал капитан Деляп. Этот сын "туманного Альбиона" обладал поистине русской соображалкой. И пошёл на хитрость. Команде были даны исчерпывающие устные приказания. Артиллеристы заняли свои места у пушек, ожидая подходящего момента, чтобы дать залп. А остальная команда сгрудилась на борту и ей было приказано демонстрировать подготовку к абордажу и... никаких приказов капитана больше не исполнять. После чего Деляп в рупор по-русски и по-английский скомандовал: "На абордаж". Шведы команду прекрасно поняли, а так как команда "Вахмейстера" уже успела в бою с "Портсмутом" и "Девонширом" понести существенные потери, она вся высыпала на верхнюю палубу, готовясь отражать абордаж.

Русский корабль сблизился с "Вахмейстером" почти вплотную. Матросы вражеских команд прекрасно видели лица друг друга, шведам было заметно, как русские моряки и абордажные солдаты целуют нательные кресты... Как вдруг неожиданно "Ягудиил" отвернул от столкновения и дал по "Вахмейстеру" артиллерийский залп всем бортом. Русская картечь буквально смела с палубы шведского линкора большую часть команды. Восемьдесят пять человек погибли на месте. Тяжело ранен был и сам капитан-командор Врангель. После этого блестящего залпа участь "Вахмейстера" была решена.


"Ягудиил" атакует "Вахмейстер"


Вскоре к месту сражения подоспел и наспех исправивший повреждения в такелаже "Портсмут". К этому времени шведский линкор остался без всех своих мачт и поочерёдно расстреливался "Рафаилом" и "Ягудиилом". Корабль капитана Деляпа, чья хитрость, по сути, решила исход сражения, также получил серьёзные повреждения в такелаже, благодаря чему не имел возможности спустить шлюпку. В результате честь захвата "Вахмейстера" приписал себе капитан Шапизо. По этому поводу сохранился язвительный отзыв Деляпа: "Я срубил куст, а он (Шапизо - М.М.) зайцем убежал". Однако, справедливости ради, стоит признать, что "Рафаил", поначалу проскочивший мимо противника, вернулся в бой и тоже обстреливал вражеский линкор.


Финал Эзельского морского сражения.


В три часа пополудни лишившийся всех мачт "Вахмейстер" спустил флаг. Всего за время Эзельского сражения в плен к русским попало 400 шведских матросов и несколько десятков офицеров, включая капитан-командора Врангеля, доставленного на корабль к Шапизо. Русские потери, благодаря умелым действиям капитанов (как русских, так и наёмников-англичан) составили убитыми 3 офицера и 6 матросов. 10 человек были ранены.

За этот успех Пётр распорядился произвести Наума Сенявина через чин прямо в капитан-командоры. По итогам Эзельского сражения была выбита особая медаль для его участников, носить которую полагалось на голубой андреевской ленте.

Вот так. Как видим, Пётр успел за время Великой Северной войны не только с нуля создать сильный военно-морской флот, но и воспитать себе достойных преемников - русских флагманов и капитанов, способных на равных тягаться с одним из лучших европейских флотов. А служившие под началом Петра иноземцы отнюдь не все одержимы были исключительно жаждой наживы и поиском "тёплого места". Среди них, как выясняется, тоже были настоящие герои. Стоит также отдать должное и противникам России: шведы были способны драться отчаянно, даже в безвыходном для себя положении. Тем славнее победа наших предков.

И всё же "Вахмейстер" - не крейсер "Варяг", а капитан-командор Врангель - далеко не Руднев. Да, шведы в течение нескольких часов отбивались от троекратно превосходящего противника, несмотря на то, что лишились большей части команды. Тем не менее, "Вахмейстер" в итоге выкинул белый флаг, а его команда оказалась в русском плену, в то время, как русский крейсер, отбиваясь от куда более сильного противника, не только сумел выйти из боя, но и был затоплен собственной командой, которая перешла на нейтральные корабли и избежала плена. Там, где "цивилизованные" европейцы предпочитали изящным жестом протянуть доблестному противнику свою шпагу, русские выбирали смерть, а их командиры - спасали своих людей. Наверное, только поэтому Россия и смогла стать сверхдержавой.

Tags: Великая Северная война, Восток - Запад, История Отечества, Неизвестных героев не бывает, Пётр Великий, Флот
Subscribe

Buy for 10 tokens
То, чего я так боялся в прошлом году, увы, становится реальностью и приобретает конкретные очертания. Похоже, с нашими поездками на озеро Большое Унзово - окончательно и бесповоротно всё. Рейдерам, захватившим нижегородский НИИ Радиотехники (причём на безупречно законных основаниях захватившим -…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments